Ближний Восток Политика Ближневосточный замес

Первый сирийский Сталинград: оборона Кобани

22 января 2017
В курдских источниках Кобани часто сравнивают с нашим Сталинградом и называют Кобаниград. А может, это была сирийская битва за Москву.


В октябре 2014 года боевики ДАИШ вплотную подошли к окраинам города Кобани – небольшого сирийского города прямо на границе с Турцией. Численность населения его до войны составляла около 160 тысяч человек. Обороняли Кобани курдские отряды YPG и YPJ (Отряды народной самообороны и отряды женской самообороны). Боевики ДАИШ начали обстреливать пригороды еще в середине сентября 2014 года, и к началу октября уже были на окраинах города. Под натиском хорошо вооруженных боевиков защитники города вынуждены были отступать. Несколько раз за эти 4 месяца обороны, СМИ передавали город в руки исламистам, что в корне неверно. ДАИШ действительно входили в город и занимали районы города, но город ни разу полностью не перешел к боевикам.

Географическое положение Кобани

Как уже было сказано, город находится на самой границе с Турцией (он, кстати, прекрасно был виден с турецкой стороны). По турецкую сторону находится военная база Мурситпинар, а северные границы города примыкают к границе. Границу с Сирией можно перейти только под пристальным наблюдением турецких военных в специально отведенном месте. По обе стороны от места пересечения границы – минные поля. Наступление на Кобани началось сразу с 4-х сторон. Исламисты захватили телевышку, водрузили на ней свой флаг (именно этот кадр разошелся по западным СМИ) и продолжили наступление на город. Надо сказать, что Кобани – важный для ДАИШ опорный пункт. К тому моменту террористы контролировали несколько приграничных пунктов от Джараблюса на востоке (Со стороны Халеба(Алеппо)) до Телль-Абъяда (к северу от Ракки). Кобани связывает эти два перевалочных пункта, и установив контроль над ним, боевики бы получили беспрепятственное сообщение между ними. Что это значит для боевиков? Во-первых, беспрепятственная доставка оружия и боеприпасов, и перемещение их между городами. Во-вторых, это беспрепятственный транзит нефти в Турцию. Плюс Кобани – один из немногих пунктов, который тогда оставался свободным от боевиков, а иметь у себя в тылу неподконтрольный город – плохая военная практика. Ну и конечно, для исламистов взятие очередного города было бы прекрасной рекламой. Это обеспечило бы приток денежных средств от спонсоров и живой силы.

Как развивались события

Еще в середине сентября боевики ДАИШ осадили предместья Кобани. Попытку осадить сам город они уже предпринимали в июле 2014, но тогда были отбиты. Перебросив силы и захваченную технику от Мосула, исламисты усилили натиск. К сентябрю курды отошли уже на окраины города, оставив 16 деревень в предместьях Кобани. Гуманитарная ситуация в городе ухудшалась день ото дня. Медикаментов не хватало, запасы боеприпасов таяли. Больше месяца Турция отказывалась открыть границу для доставки припасов и оружия в осажденный город. Курды по ту сторону границы вынуждены были наблюдать, как их соотечественников утюжат боевики из всех видов вооружений. Были прецеденты, когда рвущихся на помощь к своим, расстреливали или, в лучшем случае, разоружали. Президент Турции, Реджеп Тайип Эрдоган мотивировал это тем, что он не желает помогать одним экстремистам в борьбе с другими. Мотив этого заявления весьма прозаичен: обороняющие город силы YPG и YPJ связаны с Рабочей партией Курдистана (РПК), признанной в Турции террористической группировкой. Понятно, что Эрдогану было выгодно, что бы в этой мясорубке поубивали максимальное количество курдов. 7 октября боевики ДАИШ вошли в город, начались бои на улицах. За эти дни с воздуха курдов поддерживала авиация коалиции, возглавляемая США. По словам самих курдом, летали самолеты США много, но зачастую мимо. Удивительно, что нередко боевики ДАИШ успевали оставить занимаемые позиции незадолго до авианалета. Хотя нет, наверно, неудивительно. Так же коалиция нередко занималась тем, что гонялась за отдельными боевыми единицами боевиков, вместо того, чтобы останавливать массированное наступление. Получалась буквально иллюстрация к поговорке «из пушки по воробьям». Так же нередки были случаи, когда коалиция «по ошибке» бомбила инфраструктуру самого Кобани и позиции сирийских курдов. Однако, сказать, что вылеты были совсем уж бестолковоыми тоже нельзя. Самолетам удавалось сбрасывать курдам боеприпасы и медикаменты, несколько раз именно авиаудары коалиции останавливали наступление исламистов.

По словам курдов, нередки были случаи перехода боевиков ДАИШ через границу для получения медицинской помощи и последующей доставки боеприпасов. В это время курды массово протестовали и в Турции (в ходе этих протестов было убито около 30 человек) и в Европе против бездействия властей Турции. К 20-му октября сирийские курды потеряли почти половину города, но выход к границе все же удержали. Боевики особенно озверели после того, как курдская женщина 5 октября совершила самоподрыв в одном из районов, занятых на это время боевиками ДАИШ. Смерть от рук женщины – позор для мусульманина. Да и защищавших город курдов-езидов боевики бы не пощадили. Для них, езиды - это те же самые язычники и подлежат либо насильственной исламизации, либо уничтожению. Боевики итак не отличались гуманностью, а тут озверели окончательно. Помимо уличных боев, исламисты утюжили город из тяжелого вооружения. Не имеющие подобного класса вооружений, курды вынуждены были отступать в северные части города, сдавая дом за домом. Положение их было катастрофическим. Обороной города, надо сказать, в числе прочих, командовала женщина – Нарин Африни. На момент боевых действий ей было 40 лет, занималась она исключительно военными вопросами. Ей достался гарнизон из, примерно, 2 000 человек, против 8 000 боевиков (по данным Пентагона). При таком соотношении сил, отсутствии тяжелого вооружения, нехватки медикаментов оборона города виделась почти самоубийством.

Контрнаступление

С 15 на 16 октября коалиция нанесла авиаудары по скоплению боевиков в восточной части города, и курды перешли в наступление. К 19 октября несколько кварталов были освобождены от исламистов. На границе с Турцией скопилось огромное количество людей, прорывающихся к своим соотечественникам в Кобани. В итоге, Турция первый и единственный раз пропустила подкрепление в осажденный город. Пришло оно очень кстати. Только 31 октября (больше, чем через месяц после начала боевых действий в предместьях Кобани) на помощь к сирийским курдам пришли бойцы Пешмерга (вооруженные курдские формирования Иракского Курдистана) с тяжелым вооружением. Правда, численность их была незначительна – всего 150 человек. Больше Турция не пропустила. Следующие недели курды планомерно выбивали боевиков из занятых районов, попутно разминируя здания. 3 ноября они вернули себе контроль над несколькими деревнями, западнее Кобани, а к началу декабря освободили уже 90% города. Несмотря на подошедшее подкрепление к боевикам ДАИШ из Ракки, организовать контрнаступление им не удалось. К началу января курды освободили еще несколько деревень и продолжали удерживать около 90%. Окончательно город и окрестности перешли в руки курдов 26 января. И уже 6 февраля они вышли к Евфрату.

Отступление ДАИШ и первая большая победа

Быстрое продвижение курдов к Евфрату обусловлено, помимо всего прочего, сменой цели у боевиков. В это время началось наступление на нефтеносный район Дейр-Эз-Зор, который по понятной причине являлся более приоритетным нежели Кобани. Большую часть населенных пунктов уже после 10 февраля боевики оставляли без боя, предпочитая сохранить силы для обороны более значимого города. К тому моменту, САА, удерживающая только несколько кварталов в Дейр-Эз-Зоре начала медленно наступать. Был взорван мост через Евфрат, который был основной артерией снабжения боевиков. Командование ДАИШ прекрасно понимало важность сохранения контроля над нефтеносными районами, ведь это – основной доход боевиков.

Если просмотреть англоязычные источники, то роль курдов в этой победе не так уж и велика. Главные герои, конечно же, коалиция. У курдов этот факт вызывает, мягко говоря, недоумение. По сути, это была первая большая победа над ДАИШ, но мировые СМИ достаточно деликатно обходили этот факт стороной. До февраля 2015 года боевики либо увязали в позиционной войне, либо наступали. А с февраля, начали широкомасштабное отступление, местами напоминающее бегство.

В курдских же, источниках, Кобани часто сравнивают с нашим Сталинградом и называют Кобаниград. А может, это была сирийская битва за Москву.


Комментариев пока нет