Россия Политика

Кошкин: Навального отравили западные заказчики или кто-то из его окружения

25 августа 2020

Обвинить всегда просто, а вот с доказательной составляющей у нас часто возникают сложности. Оппозиция и западники привыкли валить все на Москву, мол, творят что хотят, никакой управы нет. Вот и псевдоотравление Навального по классике тоже приписали к злостному покушению со стороны властей.

Политологи наперебой отмечают, что Навальный не представлял никакой угрозы для нынешнего правительства: он давно растерял свой пыл, не будем скрывать, что даже раньше его воспринимали в политических кругах как нечто комичное.

Тем не менее, с Навальным что-то случилось. Все ему сочувствуют, предлагают финансовую помощь, а эксперты выдвигают возможные версии произошедшего.

По мнению эксперта ассоциации военных политологов Андрея Кошкина, блогера могли отравить западные кураторы. Коллективный Запад постоянно противостоит России, а в очередной раз обвинить Москву, да еще и в жестоком отношении к своей оппозиции – святое дело. Им была нужна сакральная жертва, поэтому есть большая вероятность, что отравление оппозиционера – заказ Запада.

Как уже было отмечено выше, Навальный за последние годы жутко расслабился: проиграл кучу судов по проплаченным расследованиям, появлялся на митингах ради хайпа, потерял ФБК. Он вдруг стал не нужен своим друзьям из оппозиционной тусовки и уж подавно не нужен западным заказчикам, поэтому и был устранен.

Андрей Кошкин также предположил, что к «отравлению» Навального может быть причастен кто-то из его окружения.

«Человек мог получить от кураторов задачу – полностью вывести сдувшегося оппозиционера из политической повестки и сделать это таким громким способом. Есть вероятность, что задачи по полному устранению не стояло, но вышло так, как вышло», – резюмирует он.

Напомню, 20 августа во время перелета из Томска в Москву Алексей почувствовал себя плохо. Самолет экстренно посадили в Омске, где больного положили в реанимационное отделение одной из местных больниц. Врачи констатировали состояние комы и определили основной диагноз – нарушение обмена веществ. На следующий день оппозиционера доставили в Берлин и поместили в клинику Charite. Сейчас его состояние оценивают как нестабильно тяжелое.

Комментариев пока нет