Мир Политика

Керченский инцидент: почему Киев не хотел возвращать катера

20 ноября 2019
Закончилась вакханалия с гниющими в Крыму украинскими катерами, устроившими провокацию в Керченском проливе в ноябре прошлого года. Рейдовый буксир «Яны Капу» и два малых бронированных артиллерийских катера «Бердянск» и «Никополь» передали ВМС Украины. При этом технику предлагали вернуть еще летом, однако Киев намеренно оттягивал момент передачи, используя посудины для политических спекуляций.

Закончилась вакханалия с гниющими в Крыму украинскими катерами, устроившими провокацию в Керченском проливе в ноябре прошлого года. Рейдовый буксир «Яны Капу» и два малых бронированных артиллерийских катера «Бердянск» и «Никополь» передали ВМС Украины. При этом технику предлагали вернуть еще летом, однако Киев намеренно оттягивал момент передачи, используя посудины для политических спекуляций.

Вообще транслируемый Киевом тезис, что после присоединения Крыма к РФ Москва «прибрала к рукам» всю военную технику – ложь. Владимир Путин подписал указ о передаче Украине вооружения уже 28 марта 2014 года. А украинского вооружения на полуострове было очень много, и никакого намерения присвоить его у Москвы не было. Во-первых, Москва действовала в правовом поле, во-вторых, то что Киев называл оружием – хлам и потенциальный металлолом, который не обслуживали с момента распада Союза.

Первая передача техники украинской стороне прошла 26 мая 2014 года, о чем указано на сайте президента Украины. В общей сложности из Крыма успели эвакуировать авиационной техники – 75 единиц, кораблей – 32 единицы, автомобильной техники – 1341 единицу, ракетно-артиллерийского вооружения – 120 единиц, бронетехники – 121 единицу, техники связи – 201 единицу, техники оперативного обеспечения – 302 единицы, техники тыла – 400 единиц.

5 июля 2014 года Москва приостановила передачу вооружения из-за начавшихся боевых действий на Донбассе. Россия придерживалась обязательств в рамках Парижской хартии и Хельсинкского акта, требующих не осуществлять поставку оружия для его использования в «горячих точках». Примечательно, но в интерпретации Киева никаких отгрузок оставшегося в Крыму «лома» в принципе не было.

На данный момент на полуострове остается около 400 единиц техники ВСУ, которая, как ранее отметил бывший премьер-министр Украины Юрий Ехануров, Киев примет только для того, чтобы потом сдать ее на металлолом. Но соседям она не очень-то и нужна, ведь пока имущество в РФ, его можно использовать для нападок на Москву. Тут же вспоминается история с Савченко, которая имела особую ценность лишь тогда, когда оставалась в российской тюрьме.

Что касается катеров, то история с ними еще не закончена – Киев намерен выжать максимум из своего лома. На фоне ожидаемых жовто-блакитных пасквилей в СМИ, что с посудин якобы «сняли даже унитазы» (явно Шойгу себе утащил), украинская сторона намерена доказать в Гааге, что задержание катеров было незаконным. В общем, очередной искусственный повод для нападок на РФ, как и сама ноябрьская провокация в Керченском проливе. Ну и очередной иск в киевской коллекции судебно-арбитражного сюрреализма, суммарно превысивших несколько годовых бюджетов соседнего государства.

Комментариев пока нет