Украина Их нравы Ще не вмерла

Снайпер ВСУ, который никогда не промахивался

30 января 2017
Государство умело внушает молодым людям мысли об «агрессии» России и невидимых несметных полках Путина на Донбассе, а они и рады пойти пострелять. Других посмотреть, себя показать. Вот только видят они часто смерть и разрушение, а не ту романтику, которую представляли себе.

Волонтер Анна Теряник практически с самого начала войны развозила раненных бойцов по госпиталям. а это время попутчиками Ани и ее друзей стали более тысячи человек, увидевших войну в лицо, а она записывала их разговоры в пути.

— Всю жизнь помню этот отвратительный запах. Художественной школы. Нет, вы не подумайте, я ничего против не имею, пахнет там на самом деле очень даже пристойно. Просто меня, ненавидящего рисовать, почему-то туда определили родители. И я, чтобы никого не огорчать, туда ходил. Долгие нескончаемые годы. Сначала плакал, потом, когда наконец-то научился рисовать нос, просто стискивал руки и молчал. Закончил эту муку я полным неврастеником и в непонимании того, почему же мне так плохо. Но где-то же было хорошо! Было?

Только спустя много лет, я смог себе признаться, что хотелось мне играть в баскетбол. Что в темном зале с самой середины мог точно мяч в корзину положить. Что прятался в раздевалке, ожидая, когда уйдут наши физруки, открывая своим желанием попасть домой, путь в мой любимый мир. В этом одиноком стуке мяча об пол рождалось какое-то таинство, которое давало ощущение, что где-то за спиной выросли крылья. Да, совсем забыл, мой рост 162 сантиметра. И ни на дюйм больше. Почему о страсти своей спортивной никому не рассказывал? Просто засмеяли бы все. Коротышка с мячом.

Когда на срочку призвали, открылся мой еще один дар или просто особенность. Я стрелял без промаху. Во все возможные мишени. Слету, стоя, лежа, сидя. Как только мы ни тренировались. Здесь уже без всякого стеснения я выиграл все соревнования, пополнил армейский музей трофеями и вымпелами и стал уважаемым человеком в прямом смысле этого слова. Домой приехал сержантом и весь в спортивных достижениях, а еще с тонкой тетрадкой в клетку, где я нарисовал носы всех своих командиров. Мы с братом корчились от смеха, когда я к каждому носу уже дорассказывал лицо.

Через месяц после дембеля, вдоволь нагулявшись и насмеявшись, явились мы уже с братом на пару в военкомат и отправились воевать. Одно было различие — он стрелял так себе, а я сразу в снайперы попал, с первой попытки. Когда была возможность, встречались, конечно. Он к моему приезду всегда кольцо из проволоки к дереву подвешивал. Мы кидали мяч на очки и безостановочно говорили.

Брата потом убили. Я вещи когда забирал, проволочное кольцо тоже взял, скрутил его в клубочек и теперь ношу кругом за собой. Оно легкое, вы не думайте. Наметил себе, что как только все закончится, обязательно оборудую возле дома площадку. Пусть детишки занимаются. А где-нибудь в укромном месте высеку его длинное необычное имя. Почему длинное и совсем не такое, как у меня? Ну мы же не кровные были. Это еще в детстве договорились, что мы братья, когда в игру какую-то играли. А оно видите, как вышло? Совсем по-настоящему.

К большому сожалению, молодые и талантливые парни тратят свой дар не на защиту своего государства от реального врага, а на убийство своих земляков в гражданской войне. Они могли бы стать героями, сражаясь с врагом, но становятся убийцами и палачами своего народа. В гражданской войне нет победителей, нет проигравших. Гражданская война — это величайший позор для любой страны.

Государство умело внушает молодым людям мысли об «агрессии» России и невидимых несметных полках Путина на Донбассе, а они и рады пойти пострелять. Других посмотреть, себя показать. Вот только видят они часто смерть и разрушение, а не ту романтику, которую представляли себе. И убивают они не безликого неведомого врага, а вот так, не промахиваясь, из любого положения, стреляют в таких же людей, таких же украинцев.

Источник

Комментариев пока нет