Соседи Образ жизни А чего это вы там делаете, а? Ще не вмерла

«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»

20 февраля 2017
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории.

С момента взрыва на Чернобыльской АЭС прошло больше трех десятилетий, и на протяжении всего этого времени продолжалась работа по преодолению последствий страшной аварии, в том числе отселение людей из зараженных радиацией районов. По закону, жители таких районов могут передать свои квартиры и дома государству, а взамен получить денежные компенсации, чтобы приобрести жилье в «чистой» зоне.

Многие этой схемой воспользовались, но есть и такие, кто либо в принципе отказался переезжать, либо использовал так называемую «чернобыльскую программу» с целью улучшения жилищных условий, но не переезда.

Своими историями с «Домом» поделились два жителя зоны отселения в Брянской области.

Недалеко ушел

Мои предки живут на Брянщине уже очень и очень давно. Многие мои старшие родственники воевали в брянских лесах. В начале 1980-х годов я как молодой специалист с двумя детьми получил квартиру от государства. После 26 апреля 1986 года моя семья оказалась в чернобыльской зоне, в зоне отселения.

Естественно, сразу после аварии на АЭС никто нам не сказал о ней. Да если бы даже и сказал, что бы мы сделали? Куда бы уехали? Потом, через много месяцев, нам предложили переселиться. Но дома находились где-то на хуторе, в далекой глуши, инфраструктуры никакой не было: ни нормальных дорог, ни больниц, ни детсадов. И потом: дома предлагались в деревне, а у нас была квартира с водой из-под крана и канализацией. Так что мы продолжили жить, как жили до этого. А многие, кто уехал на хутор, все равно потом вернулись.

В конце 2000-х годов через сарафанное радио я узнал, что есть программа*, по которой можно государству сдавать дома в чернобыльской зоне: жители имеют право уехать и получить за свои метры компенсации. Однако никто из знакомых не решался сделать это, потому что ходили слухи, что дома принимаются по заниженной цене.

Я на свой страх и риск решил попытать счастья. Как оказалось, для того чтобы сдать дом по «чернобыльской программе», нужны были документы, как на обычную продажу. Условия были самые простые: предъявить права на собственность, провести оценку и полностью выписаться. Я думал, что самым сложным будет заказ независимой оценки. Но все прошло хорошо — квартиру оценили по рыночной цене. Единственным собственником был я, так что бумажная волокита была минимальной. Все документы надо было сдать в специальную комиссию в местной администрации. Чиновники рассмотрели дело положительно, и государство перечислило деньги за квартиру.

Их я разделил пополам и отдал двум своим сыновьям. Младший одолжил свою часть старшему, чтобы тот купил квартиру в другой области, а сам уехал работать в Москву.

А я купил маленький дом в трех километрах от бывшей квартиры. Иногда хожу мимо своего старого дома — свет горит. Там теперь живет другая семья. Насколько я знаю, власти используют выкупленные дома как социальное жилье.

Да, признаюсь, что воспользовался прорехой в законе. Государство предполагает, что сдавшие дом по «чернобыльской программе» уедут в «чистую» зону, но не обязывает. Главное условие — выписаться из квартиры — мы выполнили. Я рад, что дети уехали из Брянской области. Может, хотя бы внуки будут здоровыми. А я болею… Уезжать не хочу, да и не могу. Пусть меня похоронят в отравленную цезием-137, но родную землю.

«Хорошо, что мы тут остались»

Мои родители приехали в Брянскую область по назначению в 1950-е годы. Им дали квартиру, в которой мы все вместе жили и после моей женитьбы. О том, что произошла авария на Чернобыльской АЭС, я узнал от соседа, а он, в свою очередь, узнал от своего то ли друга, то ли родственника, который приехал из-за границы. Никакого переполоха, никакого шума никто не поднимал. Мы тогда вовсе не знали, что такое радиация и как она влияет на здоровье.

В 2000-е годы пошла волна сдачи домов по «чернобыльской программе». Ходили разные разговоры о том, как можно продать дом государству и, как говорится, срубить бабла. Вот например, я слышал, что в одной деревне сгорел коттедж, то, что осталось, отделали сайдингом, да так и сдали дом государству и получили довольно большую компенсацию. В этом деле главное — большие площади. Чем больше жилье, тем больше компенсация.

Все у нас знали, что сдавать дом лучше через посредников — как правило, это были местные криминальные авторитеты, которые за определенный процент устраивали все наилучшим образом, потому что общались с «нужными» людьми в администрации, оценочной комиссии и принимающей комиссии.

Мне, можно сказать, сильно повезло. Наш сосед, сотрудник местной администрации, предложил довольно обычную схему, которой воспользовались многие в нашем районе. Основным условием сдачи дома по «чернобыльской программе» является выписка, то есть чтобы там никто не был прописан. Нам сосед посоветовал выписаться, сдать дом государству, получить деньги, а потом просто прописать своих детей и остаться жить на прежнем месте. Чиновник нам устроил бы все даже бесплатно, по-соседски. Но мы почему-то отказались, теперь даже не могу сказать почему.

Надо отметить, что сосед сам тоже не воспользовался собственным положением, хотя другим и помогал вот так «сдавать» дома. Можно догадаться, что небесплатно. Однако великих денег он не заработал. После того как перестал работать в администрации, ездит в Москву работать охранником вахтовым методом, как и многие мужчины в Брянской области.

На самом деле, считаю, что хорошо, что мы тут остались. Куда бы мы уехали? Чем бы там занимались? Какая-то работа у меня есть, жена занимается огородом. У нее получаются вкусные овощные консервы и варенья.

Сейчас мы больше знаем о радиации, в том числе и то, что она распространилась по мозаичному принципу. Так что не все здесь ужасно.

*Переселение из зоны отселения регулируется Законом РФ от 15.05.1991 № 244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (последняя редакция 28.12.2016) и изменениями и дополнениями в этот закон.

В 2006 году Правительство РФ приняло федеральную целевую программу (ФЦП) «Преодоление последствий радиационных аварий на период до 2010 года», в 2011 году она была продлена до 2015 года. Эта ФЦП включает подпрограмму «Преодоление последствий аварии на Чернобыльской АЭС», которую местные жители называют «чернобыльской программой».

Территории, подвергшиеся радиации после аварии на Чернобыльской АЭС, разделяются на зону отчуждения (30-километровая зона вокруг станции, откуда были эвакуировано население), зона отселения, зона проживания с правом отселения, зона с льготным социально-экономическом статусом.

Зона отселения — территория за пределами зоны отчуждения; в зоне отселения плотность загрязнения почв цезием-137 составляет свыше 15 Ки/км2, или стронцием-90 — свыше 3 Ки/км2, или плутонием-239, 240 — свыше 0.1 Ки/км2.

Зона проживания с правом на отселение — территория с плотностью загрязнения почв цезием-137 от 5 до 15 Ки/км2. Граждане, проживающие в населенных пунктах этой зоны, и принявшие решение о выезде на другое место жительства, имеют право на возмещение вреда и меры социальной поддержки.

Зона проживания с льготным социально-экономическим статусом — территория с плотностью радиоактивного загрязнения почвы цезием-137 от 1 до 5 Ки/км2.

Источник

Комментарии 1

Кошмар бля. Крушение страны это просто ужас. И вина на руководстве. Тупом и подлом.