Россия Культура

«Шугалей» и «Шугалей-2» - беспрецедентные для российского кинематографа фильмы

05 октября 2020

Согласитесь, что фильмы, основанные на реальных событиях – больше, чем просто кино? Они несут документальную и историческую ценность, опыт конкретного человека, а также позволяют погрузиться в сложные, болезненные ситуации. Конечно, не всегда документальные фильмы посвящают трагичным событиям или судьбам, но самые проникновенные из них именно такие.

Вообще считаю, что сильной стороной современного российского кинематографа как раз являются драмы. Это подтверждают картины таких режиссеров как Алексей Балабанов, Андрей Звягинцев и Юрий Быков. Они, безусловно, внесли существенный вклад в Российский кинематограф 2000-х.

Документальных драм у нас не так много, но те что есть, заслуживают внимания. Например, «Непрощенный» – трагичная история Виталия Калоева, потерявшего семью в авиакатастрофе; или «Кто я?» – история парня, потерявшего память. А из последних сильных картин, основанных на реальных событиях, могу выделить дилогию «Шугалей» про российского социолога, попавшего в плен ливийской тюрьмы.

Когда я узнала, что этот фильм про реального человека, который прямо сейчас испытывает муки плена, то покрылась мурашками ужаса. Сначала были сплошные вопросы из разряда «почему, блин, они снимают фильм, когда надо спасать человека?». Оказалось, что спасти россиянина из плена террористов не так-то просто, а фильм как раз добавляет шансов незаконно заключенному вернуться домой.

Кстати, Максим Шугалей, в честь которого названы фильмы, был захвачен не один. Вместе с ним в заключении находится его переводчик Самер Суэйфан. И да, мужчины в плену уже полтора года.

Вернусь к вопросу о том, как фильм может помочь в данной ситуации. Очень просто – экранизированная история привлечет гораздо больше внимания, чем сводки новостей, а резонанс в такой ситуации очень нужен. Плюс ко всему, с помощью фильма можно разобраться в политической обстановке Ливии, ведь там власть узурпирована террористами, а это добавляет определенные трудности к процессу освобождения пленных.

По сути фильмы – дипломатическое оружие против террористов. Картины уже вызвали немаленький резонанс, и общественность увидела всю правду о внутренних делах ливийских властей, о пытках в неофициальной тюрьме «Митига» и о жестокой несправедливости по отношению к нашим соотечественникам.

На фильм возложены большие надежды, и я тоже их разделяю. Пусть дилогия о Максиме Шугалее поможет пленным обрести свободу!

Справочно: Максим Шугалей и Самер Суэйфан приехали в Ливию в мае 2019 года для проведения социологического опроса среди населения. Их присутствие было согласовано с ливийскими властями, но, несмотря на это, мужчин схватили боевики ПНС и бросили в неофициальную тюрьму «Митига». С тех пор они находятся в плену, подвергаются пыткам и унижениям.

Комментариев пока нет