Россия Технологии

Ракеты российского ВМФ получат беспилотные «глаза»

04 сентября 2017
Похоже, российский ВПК планирует создать аппарат, способный наконец исправить важнейший недостаток отечественного ВМФ – отсутствие системы целеуказания

АО «Камов» начало создавать беспилотник (БПЛА) морского базирования с соосной схемой расположения винтов, рассказал в конце прошлой недели его генконструктор Сергей Михеев, добавив: «Мы не ограничены массой, все будет зависеть от заказчика». Заявлено, что решения в создании и отработке этого беспилотника будут основываться на опыте создания морского вертолета Ка-27.

Эта на первый взгляд малозаметная новость может означать начало исправления важнейшего недостатка российских Военно-морских сил – слепоты противокорабельных ракет (ПКР).

В советское время целеуказанием для главного ударного оружия ВМФ СССР – ПКР – занимался космический комплекс разведки и целеуказания МКРЦ «Легенда», однако он давно выведен из эксплуатации. Ради аналогичной задачи эксплуатировался авиационный комплекс «Успех», базировавшийся на самолетах Ту-95РЦ, но он также давно списан. Иначе говоря, вот уже более двух десятилетий российские ударные подводные лодки и надводные крейсера и эсминцы, оснащенные ракетами «Гранит», «Базальт», «Вулкан» и т. п., были, по сути, бесполезным куском железа на борту своих внешне грозных кораблей. Без соответствующего целеуказания выпущенные ими ракеты не имеют способности эффективно попадать в цель на расстоянии, на которое рассчитаны (до 700 км).

Предназначение нового вертолета-беспилотника не раскрывается. Однако даже из того, что сказано, уже можно сделать определенные выводы. Сам факт начала работ по созданию именно тяжелого вертолетного беспилотника корабельного базирования, по мнению опрошенных газетой ВЗГЛЯД экспертов и военных летчиков, скорее всего, означает следующее: в России наконец-то создается аппарат для выполнения прежде всего именно этой задачи – разведки и целеуказания морских целей.

«Что толку кичиться дальностью стрельбы «Вулканов» и «Базальтов», если у вас нет источника целеуказания для них», – заявил газете ВЗГЛЯД бывший высокопоставленный генерал Морской авиации ВМФ. Он предположил, что фраза Михеева «мы не ограничены массой» является прямым намеком на то, что вертолет будет способен нести большое количество радиоэлектронной аппаратуры. Потому что «простым маленьким дроном необходимого качества целеуказания не обеспечить».

Крайне важно подчеркнуть, что создается именно беспилотный вертолет разведки и целеуказания. Сегодня российский ВМФ обладает подобным экспериментальным аппаратом Ка-35 (об этом ниже), но он пилотируемый. Важно понимать, что вертолет (или самолет) целеуказания является первой и важнейшей целью для уничтожения противником. «Вертолет целеуказания приближается к авианосцу противника и передает сигнал назад своим кораблям. Это смертники, этот вертолет немедленно будет уничтожен. Успеть провисеть несколько минут, срисовать ордер вражеских кораблей и передать их своей эскадре – вот весь их смысл», – поясняет газете ВЗГЛЯД генерал. Беспилотный же аппарат позволяет не рисковать жизнью летчиков – притом что он способен с не меньшим качеством выполнить ту же работу.

У беспилотника есть и другие преимущества. Отсутствие экипажа делает ненужной установку на вертолете целого ряда систем, обеспечивающих работу летчиков – в том числе, например, систему защиты экипажа от облучения радиолокационной станцией (РЛС). А это значит, что на беспилотник можно поставить более тяжелую и более мощную РЛС, которая сможет засекать противника на более дальнем расстоянии.

О том, что ситуация вокруг системы целеуказания, похоже, начала меняться, газета ВЗГЛЯД впервые написала еще в ноябре прошлого года. Тогда в этом контексте речь шла о начале применения другой модели – Ка-35, вертолетного комплекса радиолокационной разведки наземных целей (ВКРРНЦ), который был впервые продемонстрирован только в 2015 году, а прошлой осенью был замечен в небе Сирии. Ранее ничего похожего у российских Вооруженных сил не было.

Эксперт Центра анализа стратегий и технологий Сергей Денисенцев также признает, что российская система целеуказания серьезно устарела: «У нас нет аппаратов, которые могли бы наводить противокорабельные ракеты – нет спутниковой системы наведения. А самолеты разведки типа Ту-214Р не справляются с задачей из-за малого их количества».

Эксперт также не исключает: заявление директора АО «Камов» означает, что отечественный ОПК взялся за решение этой проблемы, и в таком случае беспилотник на базе Ка-27 очень пригодится. «Вертолетные БПЛА – перспективное направление. Его можно использовать и для противолодочных целей, для патрулирования, для борьбы с пиратами, много для чего, в том числе для целеуказания. Когда сама платформа сделана, дальше навешать полезную нагрузку – не проблема», – пояснил он газете ВЗГЛЯД.

Советский эквивалент «Хокая»

Как предполагает Денисенцев, выбор в пользу именно вертолета обусловлен тем, что в нашей стране недостаточно ресурсов для создания для этих задач самолета, аналогичного американскому «Хокаю». Напомним, в американских ВМС для дальней разведки и целеуказания еще с 70-х годов задействован «Грумман E-2 Хокай» (Grumman E-2 Hawkeye) – палубный самолет дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО).

«Нашим эквивалентом «Хокая» был «Яковлев» (Як-44), он разрабатывался для перспективных авианосцев, которые строились в конце советского времени. Эта линия прервалась, Россия не строит новые авианосцы, на которых такие самолеты могли бы базироваться», – подчеркнул Денисенцев. Хотя, по его словам, самолеты – это «более сильное решение».

Но если пока у государства недостаточно ресурсов, то беспилотные вертолеты, на его взгляд, вариант оптимальный.

Эксперт по беспилотной авиации Денис Федутинов напомнил, что в России уже велись разработки, подобные той, что теперь анонсировал «Камов». «Некоторое время назад, насколько мне известно, Минобороны уже инициировало НИОКР, связанные с созданием беспилотников вертолетного типа. Они потенциально могли найти применение в том числе и в ВМФ», – сказал он газете ВЗГЛЯД.

«В рамках одной из упомянутых работ, названной «Роллер», собирались создать беспилотный вертолет со взлетной массой порядка 700 килограммов. Второй темой (название «Альбатрос») было создание беспилотника вертолетного типа с массой около трех тонн. Первая из упомянутых тем – опытно-конструкторская работа, которая предполагала на выходе наличие летающего образца, вторая тема была чисто исследовательской – бумажной, – сказал Федутинов. – Вторая тема, как и задумывалось, завершилась без какого-то образца в железе. А первая работа, которая должна была привести к созданию изделия, закончилась фиаско».

Беспилотники будут воевать «стаями»

Напомним, в начале года командующий морской авиацией ВМФ генерал-майор Игорь Кожин уже анонсировал разработку беспилотников корабельного базирования – как раз для морской авиации. Он назвал это перспективным направлением, которым займутся «специалисты ведущих конструкторских бюро». В ближайшие годы, по его словам, морской авиации предстоит серьезная модернизация.

Минобороны сделало разработку и поставку на вооружение разведывательно-ударных беспилотников одним из главных направлений госпрограммы вооружений на 2018–2025 годы. Как заявлял в июле главком Воздушно-космических сил генерал-полковник Виктор Бондарев, уже «по всем направлениям» ведется создание военных конвертопланов и тяжелых беспилотников: малых, средних и больших. В будущем беспилотники начнут встраиваться в единую систему управления и действовать «стаей».


Источник

Комментариев пока нет