Россия Технологии Слёзы ОБХСС

Инноваторы «Сколково» забыли учесть полезность инноваций для России

02 марта 2016
Планы у «Сколково» были амбициозные. Нам обещали технологический прорыв и рост инноваций, подъем отечественной науки. Для этого резидентам «Сколково» предоставили множество преференций в виде налоговых и таможенных льгот, снижения бюрократических барьеров, возведение должной инфраструктуры, включающей в себя образовательный центр с зарубежными педагогами. В качестве эталона для последнего избрали Массачусетский технологический институт. Его даже сделали партнером проекта, заплатив зарубежному образцу 345 миллионов долларов за минувшие четыре года.

Немало денег уходит и на оплату преподающих в Сколтехе иностранных профессоров - РБК приводит среднюю зарплату в 800 тысяч рублей в месяц

Не жалели средств не только на образовательную часть, но и на архитектурную. Первоначальный проект предусматривал строительство зданий «Купол» и «Скала», поражающих воображение как размерами, так и пафосом. Однако в 2012 году Владислав Сурков назвал их «чрезмерно монументальными» и от возведения сооружений стоимостью в 20-30 миллиардов рублей отказались, переключившись на более приземленные варианты. Впрочем, гонорары архитекторам все же пришлось выплатить. Пока в «Сколково» построен центр городского общения «Гиперкуб» и общественный центр «Технопарк». Университет же вынужден арендовать помещения в Московской школе управления «Сколково» и партнерских вузах — МГУ и МФТИ.

А в начале 2013 года проектом заинтересовалась Счетная палата. Ее проверка выявила, что в «Сколково» было чересчур много административного персонала с нехилыми зарплатами. Результатом проверки стали последовавшие обыски, проводимые Следственным комитетом, и расследование Генпрокуратуры. Надзорное ведомство выявило угрозу нецелевого использования и хищения средств на сумму, превышающую 125 миллиардов рублей.

После этого многое в жизни проекта изменилось. Штат управленцев урезали, глава фонда «Сколково» Виктор Вексельберг возместил потраченные не по делу средства, а финансирование проекта попало под прямой контроль министерства финансов. Последнее установило для иннограда показатели эффективности и стало выделять деньги поквартально.

Претензий к расходованию средств с тех пор не возникало, однако и с их притоком в «Сколково» возникли сложности. Во-первых, после широкого освещения в мировых СМИ проверок 2013 года у иностранных инвесторов поубавилось желания вкладываться в российскую Кремниевую долину. Во-вторых, в текущем году может сократиться и бюджетное финансирование «Сколково». Пока речь идет о секвестре на 2 миллиарда из 21, однако минфин настаивает на урезании трат на 20-40%.

На данный же момент бюджет потратил на проект уже почти 75 миллиардов рублей, из которых чуть меньше 40 ушло на строительство, немного больше 12 миллиардов — на работу Сколтеха (половина из этой суммы заплачена за сотрудничество с Массачусетским технологическим институтом), 10,4 миллиарда пошли на гранты инноваторам, 8 миллиардов — на административные расходы и 3,4 — на пиар.

Что же получила российская инновационная отрасль за эти деньги? А вот тут все очень неоднозначно. Резидентов в «Сколково» хватает, другой вопрос — кто эти резиденты и что они предлагают. РБК приводит в качестве положительного примера финансирование проектов некоторых нобелевских лауреатов. Так, 150 миллионов было выделено на разработку противоопухолевой вакцины. Примечательно, что деньги эти получили иностранные исследователи. И таких зарубежных получателей насчитывается 20%. Раньше было больше, но теперь предпочтение отдается российским ученым. И все же пятая часть — это весьма солидно. Стоило ли городить весь этот инновационный огород, чтобы потом спонсировать зарубежную науку, которая будет поднимать зарубежную же экономику?

Еще один важный момент — успехи российских получателей грантов. Тут тоже не все идеально. Часть инновационных исследований оканчивается ничем. К таковым относится компания «М-Пауэр Ворлд», отхватившая почти 400 миллионов рублей на поиск технологии переработки отходов специальными бактериями, которые вдобавок еще и электричество должны были вырабатывать. Однако в прошлом году отчеты их признали неудовлетворительными, и финансирование пришлось прекратить. Десяткикомпаний перестали быть резидентами «Сколково» ввиду прекращения научной деятельности лишь за последнее время. Впрочем, их место уже спешат занять новые инноваторы. Вот только что предложат они?

Дело в том, что многих резидентов «Сколково» инноваторами назвать не поворачивается язык. Что-то новое они, конечно, придумывают, вот только нужда в подобных изобретениях не всегда очевидна, даже если их удается монетизировать. Вот, к примеру, ребята написали агрегатор новостей. Скачиваешь на смартфон приложение, а оно подбирает информацию исходя из твоих личных предпочтений. Наверное удобно, определенно востребовано (свыше миллиона загрузок в AppStore). Но что в этом прорывного? Или изобретение другого резидента «Сколково»: программа, позволяющая удаленно подобрать обувь по нескольким фотографиям ступни, сделанным на камеру телефона. Занятно, но больше напоминает игрушку, чем действительно полезную инновацию.

Еще один важный момент — явный перекос в сторону сферы информационных технологий. С коммерческой точки зрения это вполне объяснимо. IT-продукт быстрее проходит путь от задумки до витринного образца, что обеспечивает и скорейшую отдачу средств по сравнению с вложениями в инновации иных секторов. Но существенная часть этих информационных изобретений либо до боли напоминает пузыри вроде Фейсбука и Твиттера, либо принципиально не отличается от того, что способны произвести другие игроки высокотехнологичного рынка, не являющиеся резидентами «Сколково». Стоит ли такая продукция вложенных в гранты и инфраструктуру миллиардов вкупе с налоговыми льготами — большой вопрос.

А еще неплохо бы задуматься, так ли необходимы нам эти инновации вообще. Разумеется, это не значит, что нужно ездить на гужевых повозках и освещать дома лампадами. Но нам постоянно твердят, как сильно мы отстали в инновационном плане от развитых стран. Значит ли это, что нужно, перепрыгивая через несколько ступенек, ударяться в собственные изобретения, которые затратны, но не факт, что столь же ценны? Или стоит сначала догнать эти страны, опираясь на уже изобретенные технологии, внедряя то, что работает и улучшая то, что может быть улучшено?

Американский бизнес-консультант Джим Коллинз в своей книге «Великие по собственному желанию» приводит интересное наблюдение. Среди исследуемых автором наиболее успешных компаний те, кто использовал уже подтвердившую свою работоспособность технологию, зачастую добивались больших успехов, чем первопроходцы. Среди последних, к слову, многие и вовсе канули в лету, в то время, как плодами их творчества до сих пор кормятся не гнавшиеся за инновациями коллеги.

Изобретение чего-то нового становится необходимым только тогда, когда достигнут потолок. В других случаях намного выгоднее с точки зрения отдачи от вложенных денег проводить последовательную модернизацию производства и бизнес-процессов, основываясь на уже придуманных технологиях. Иначе основной эффект от инноваций будет заключаться лишь в гордости, что мы были первыми. Но не высока ли для этого цена?

Тем более, что российский рынок и не предлагает на инновации обильного спроса. Бизнес понимает, что нерентабельно ударяться в изобретения, когда еще можно расти эволюционным путем, а не революционным. Да и предложения на этом рынке зачастую не учитывают интересы реального сектора экономики, все больше концентрируясь вокруг интернет-стартапов.

Тем не менее часть разработок резидентов «Сколково» востребована за рубежом, где многие компании уже достигли своего потолка. С одной стороны это хорошо, можно гнать свои технологии на экспорт. Но если подойти к этому вопросу в масштабах страны, то вряд ли российская экономика выиграет от продажи творчества российских гениев за границу больше, чем наварит на том же внедрении существующих технологий в крупное производство.

Подытоживая все вышесказанное, надо задаться вопросом, какова же должна быть инновационная стратегия России? И в связи с этим стоит вспомнить наукограды. Главной их особенностью была концентрация интеллектуальных сил, заточенных под конкретные военные и промышленные проекты. Подобным инструментом должно стать и «Сколково». Вот только такое ощущение, что пока предпочтение отдается форме этого инструмента, а не содержанию.

Вроде бы своя собственная Кремниевая долина, показатель инновационной крутости. Присутствуют в ней и изобретатели, придумывают что-то новое, идет же процесс! Но реальный показатель содержания с точки зрения государства — это предлагаемая продукция. Конкретные технологии, которые подтолкнут вверх российскую экономику, если их внедрить в реальный ее сектор. И оптимально, если технологии эти на первом этапе будут представлять собой отшлифованную и усовершенствованную версию уже зарекомендовавших себя разработок. Именно такую продукцию хотелось бы начать получать от «Сколково» и иных технопарков.


Politrussia.com

Комментариев пока нет

Новости партнёров