Россия Технологии

Еще одна причина, почему Россия не может совершить научный прорыв

20 октября 2016
Именно поэтому многие молодые специалисты считают – быть учёным в России дело неблагодарное, и предпочитают уходить в бизнес или уезжать за рубеж.

Многие задаются вопросом, почему с технологиями в нашей стране большие проблемы. Да, понятно, что нашу науку в 90-е годы в буквальном смысле распродавали по частям: за последние 20 лет количество НИИ в России сократилось на 20 процентов! 

Но совершить прорыв нашей науке мешают и излишний бюрократизм и законодательные препоны, созданные ещё в 90-е годы. Именно в те годы, когда сотрудники фонда Сороса советовали нашим учёным, как и над чем им работать и за бесценок уводили наши разработки и открытия в США. При этом законы наши были написаны так, что, скорее, на землю прилетят марсине, чем у нас в стране появится свой Бил Гейтс. Почему? Потому что, благодаря чиновникам, в России почти невозможно не только добиться финансирования своих изобретений, сложно бывает даже осуществить казалось бы элементарное - получить на них патент.

Для начала начинающему изобретателю придётся самому провести патентный поиск, чтобы удостовериться, что подобного изобретения ещё не существует… Не только в России, но и в мире… Для этого придётся посетить англоязычный сайт. Для незнающих английского языка услуги переводчика обойдутся примерно в 400 долларов. Следующим шагом станет поход в патентное бюро, которое рассмотрит заявку, а потом передаст её в вышестоящую организацию – Роспатент. Здесь начинаются первые трудности. Ведь чертёж комиссия может не принять, а значит, придётся создать действующую модель своего изобретения. Что может оказаться не по карману младшему научному сотруднику с окладом от 17 до 30 тысяч рублей в месяц.

Получается, если молодой учёный создал модель своего изобретения на рабочем оборудовании, его работодатель в любой момент может отозвать патент своего сотрудника и попросту присвоить его изобретение себе. Тогда остаётся последний шанс – оформить международный патент, подав заявку за границей. Вот только ждать такого патента российскому учёному придётся не много ни мало пять лет, и его изобретение за это время может просто устареть. Но самое главное заплатить за авторские права международного уровня сможет разве что обладатель нобелевской премии – ведь стоят они 20 тысяч евро. Именно поэтому многие молодые специалисты считают – быть учёным в России дело неблагодарное, и предпочитают уходить в бизнес или уезжать за рубеж.

Многие российские учёные считают – в России роль Национального научного фонда могла бы выполнять та же РАН. Однако эта организация никаких средств на изобретения выделять не может. Почему? Просто потому, что на протяжении 25 лет Российскую Академию Наук грабили все кому не лень.

Научно-исследовательское судно «Академик Сергей Вавилов» было построено по заказу Российской Академии Наук для научных исследований в океанских водах. Однако по своему назначению оно давно не используется. И хотя формально оно принадлежит Институту океанологии РАН, и даже трудовые книжки членов его экипажа лежат в отделе кадров института, по факту Академик Вавилов давно катает по океанским просторам иностранных туристов и научной деятельностью не занимается. А фрахтователем судна почему-то является канадская фирма One Ocean.

Точно такая же история произошла и с другим научно-исследовательским судном РАН – «Академик Иоффе». Оно тоже возит туристов в районе Канады. Как оказалось, генеральным директором фирмы-фрахтователя судна до некоторых пор была небезызвестная Екатерина Сметанова, проходившая по делу Оборонсервиса.

 

Шесть лет назад для разработки новых технологий в нашей стране был создан фонд "Сколково". Однако дела в нём не заладились почти с самого начала - после первых проверок аудиторами Счетной палаты, выяснилось, что там проблемы с коррупцией.

Мало того, к проекту "Сколково" быстренько подключились иностранные компании – немецкая Siemens, франзузская Ahlstrom, и американские Microsoft  и Boeing. А вот отечественная промышленность в рамках этого проекта инновационных преференций не получила. Получается нашей наукой снова управляют иностранцы, и если ничего не изменится, вполне возможно лет через 30 мы отстанем настолько, что будем жить как в Бангладеш или Зимбабве. 

Комментариев пока нет

Новости партнёров