Россия Общество

Зачем в России убивают науку?

12 мая 2016
«Эффективность по Scopus»: в фарватере западных идеологических штампов престиж российской науки уверенно движется к уровню стран третьего мира.

Российские НИИ и вузы демонстрируют негативную тенденцию – все чаще русские фамилии можно встретить в журналах, публиковаться в которых любой уважающий себя западный ученый считает ниже своего достоинства.

Количество вместо качества

Реформа российской науки, пришпоренная в 2012 году, поставила ученых в жесткие рамки – теперь государство намерено выделять деньги лишь эффективным (по оценкам чиновников) НИИ, остальных ждет, увы, незавидное существование на грани закрытия.

При этом критерии эффективности решено было определять с едва ли не детской непосредственностью – больше, значит, лучше. Одним из таких количественных показателей, как приписано в государственной программе «Развитие науки и технологий», стало «число публикаций российских авторов в научных журналах, индексируемых в базе данных Scopus».

Российские научные организации приняли указание к сведению и стали активно бороться за попадание в базу любыми способами.

При этом за кадром остался тот факт, что Scopus включает издания совершенно разного уровня экспертизы. В одних - работают серьезные коллективы рецензентов, журналы имеют давнюю историю и безупречную репутацию: любое исследование проходит тщательную проверку перед публикацией. А другие – по законам рынка, за вполне приемлемые деньги проявляют к трудам авторов гораздо больше лояльности. Бизнес приносит неплохую прибыль издателям и посредникам, а значит, этой тенденции не особо мешают и ежегодные чистки базы.

Неудивительно, что в погоне за количеством российские ученые стали пренебрегать качеством своих работ – когда гранты раздают за число публикаций кому теперь интересно штурмовать топовые научные журналы, если проходную статейку сходу примут и «мусорные» издания, как их называют на Западе?

Так, в 2014–2015 годах из Scopus были исключены три журнала, специализирующиеся на экономической науке, которые были весьма популярны у ряда российских исследователей: Asian Social Science (ASS), Mediterranean Journal of Social Sciences (MJSS), World Applied Sciences Journal (WASJ).

Примечательно, что в основном публиковались в этих изданиях ученые из Малайзии, Таиланда, ЮАР, Нигерии, Албании, а также России. Русские фамилии появились на страницах этих «мусорных» журналов почти 2700 раз, причем зачастую эти экономисты «числились» в весьма престижных российских вузах.

Эксперты уверены, что развернувшаяся конкуренция за финансирование деструктивно сказывается на работе даже самых передовых экономических вузов страны – Высшей школы экономики (ВШЭ), Финансового университета (ФУ) при правительстве РФ, Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при президенте РФ и Российского экономического университета (РЭУ) им. Г.В. Плеханова.

Например, РЭУ имеет преимущество по числу публикаций в базе Scopus над ФУ, но за счет именно «мусорных» журналов. И это стимулирует и сотрудников ФУ стремиться выдать как можно больше работ для этих третьесортных изданий.

Получается, что как ни стремилось правительство «подтянуть» российскую науку, методы для этого выбраны весьма неудачные. И более того, известно что целый ряд экспертов убеждены, что имеет место самая настоящая диверсия. Российских ученых законодательно загоняют в заведомо подчиненное, второсортное положение по сравнению с западной наукой. При этом практически поощряется унизительное право довольствоваться местом в «мусорных» изданиях на одном уровне с Малайзией и Нигерией.

Наука по западным лекалам

Ни для кого не секрет, что с начала 90-х годов в нашей стране продолжает главенствовать принцип деидеологизированности науки, фактическое отрицание ее национальной идентичности. Понятно, что особо разрушительно эти псевдолиберальные догмы действуют на гуманитарные дисциплины. Созданная система оценки результативности ученых фактически заставляет наших гуманитариев развиваться исключительно в западном фарватере смыслов. Только так наши исследователи могут заслужить рукопожатность в Европе и США и получить право на заветную публикацию.

Например, в базе Scopus нет ни одного российского политологического журнала. Напротив, почти все издания – американские и англоязычные. Стоит ли говорить, что если ученый, занимающийся проблемами политологии в России, захочет опубликовать свою статью в таком издании, то он должен, по меньшей мере, признавать зачастую антироссийские взгляды западных коллег?

Подобная ситуация складывается и в некоторых естественных науках. Российский антрополог, доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Станислав Дробышевский как-то пожаловался, что за рубежом наша антропология почти неизвестна. И этой ситуации мы обязаны западным журналам, которые не принимают статьи по этой теме только потому, что они из России.

Единственный способ издаться нашему человеку на Западе — провести там много времени, перезнакомиться с их специалистами, а потом, лично написав статью, отдать ее этим специалистам, поставив себя не на первое и даже не на второе место в списке авторов. Понятно, что такого никто из наших не хочет

Получается замкнутый круг — на Западе не берут к публикации статьи российских антропологов и поэтому считают, что антропологии в России нет.

Разорвать порочный круг можно, только прекратив признавать западные научные журналы единственным мерилом качества работы российских ученых. В противном случае, в мире никогда не узнают не только о российской политологии и антропологии, но и социологии, психологии и других дисциплинах.

Как считать открытия?

Немало ученых видят выход из сложившейся ситуации в развитии Российского индекса научного цитирования (РИНЦ), который появился в 2005 году и успел объединить в базе почти 6 тысяч отечественных изданий. Правда, большинство специалистов по наукометрии считают, что он еще не может рассматриваться в качестве полноценной базы данных, поскольку пока слабо ассоциирован с такими крупными базами, как Web of science. Но и в целом, проблема оценки результативности ученых в России видится несколько шире. Большинство национальноориентированных экспертов призывает власти отказаться от позиции, когда единственным критерием оценки является число публикаций и показатель цитируемости. Причем, недовольство этой системой оценки высказывают как ученые-гуманитарии, так и представители естественных и математических дисциплин.

Система не учитывает большинства ссылок на труды историков, поскольку ориентирована на журнальные статьи, а не на монографии, являющиеся наиболее значимым и популярным «жанром» среди специалистов-гуманитариев

К примеру, утверждает кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИРИ РАН Виталий Тихонов.

Оказываются в неравном положении представители и других дисциплин, специфика работы которых не «заточена» под публикации статей в журналах. Например, для математиков большую важность в работе играет «серая литература» — отчеты, препринты и так далее. С начала же 1990-х годов все стоящие математические труды, написанные на специальной программе ТеХ, выкладываются в архиве текстов, где появляются через один-два дня и доступны «вечно» всем желающим. Этот архив расположен в Корнелльском университете в США. К слову, в нем выложены знаменитые работы российского математика Григория Перельмана.

В поисках альтернативы

Недавно эти проблемы вновь обсуждались на Совете по науке при Министерстве образования. Участники заседания отметили, что способы оценки результативности ученых должны быть разработаны подробнее, и должны учитывать специфику различных дисциплин.

Так, для оценки работы ученых-гуманитариев было предложено учитывать монографии, сложные и требующие большого труда публикации, например, введение в оборот новых источников и отчеты об экспедициях. Совет считает, что необходимо при учете публикаций соблюдать баланс - для положительной оценки ученому следует иметь не менее 20% публикаций на одном из международных языков, но и не менее 20% - на русском языке.

Более того, члены Совета признали, что адекватных международных индексов цитирования для гуманитарных наук не существует. И стоит отказаться от наукометрических способов оценки ученых-гуманитариев, прежде всего от индекса цитирования. Раскритиковали они и международные базы данных Scopus и WoS, данные в которых не отвечают запросам современной науки.

Для оценки технических наук члены Совета предложили учитывать следующие факторы: качество научных исследований, продуктивность, значимость для общества, устойчивость научной траектории и финансовые показатели. При этом технические исследования должны проходить независимую экспертизу.

Базы данных WoS и Scopus при этом также были признаны неадекватными для оценивания работы ученого. Члены Совета считают, что нужно обращать внимание не столько на индекс цитирования, сколько на такие результаты как технические отчеты, публикации программного обеспечения, патентную деятельность, внедрения научных разработок и так далее.

Но пока российское правительство не примет эти рекомендации и настоятельные требования научного сообщества к сведению, и не скорректирует критерии эффективности, российские исследователи будут продолжать играть по правилам науки стран третьего мира. А что еще более удручающе, будут вынуждены и дальше продвигать идеи и ценности Запада, которые сегодня как никогда далеки от интересов России, за счет российских налогоплательщиков.

По материалам Rosnauka.ru

Комментариев пока нет

Новости партнёров