Россия Общество

Ювенальный террор уже близко: вместо помощи - тюрьма

28 октября 2016
Всю жизнь мужчина работал, есть сельское жилье и подворье. Мать его троих детей семью оставила. Отец-одиночка воспитывал 10-летнюю Олесю, 7-летнюю Настю и маленького Максима как мог. Но ни у органов опеки, ни у судей понимания и помощи мужчина не нашел, только осуждение.

О том, что вместо помощи семье детей органы опеки могут изъять, строгость в отношении расшалившегося чада теперь является «преступлением», а любящий и работящий отец может сесть в тюрьму по причине «ненадлежащего исполнения родительских обязанностей», - знает 59-летний житель станицы Полтавской Краснодарского Края Валерий Рабаданов.

Всю жизнь мужчина работал, есть сельское жилье и подворье. Мать его троих детей семью оставила. Отец-одиночка воспитывал 10-летнюю Олесю, 7-летнюю Настю и маленького Максима как мог. Но ни у органов опеки, ни у судей понимания и помощи мужчина не нашел, только осуждение: вел хозяйство, выходил на ночные рабочие смены - «недосмотр» за детьми. Продукты, одежда, игрушки дома есть, но доказательством отцовской заботы это не является. И вот сгоревшая дворовая постройка и попытка отца приструнить расшалившихся детей привели к изъятию всех троих и обустройству в семью приемную, где уже есть трое родных, и еще двое – под патронатом. 

В отношении отца – уголовное дело, приговор по 156 статье УК и наказание в виде исправительных работ с удержанием части зарплаты. Виновным Валерий себя не признал, от исполнения наказания уклонялся. За что и сел на три месяца в тюрьму – мужчину поймали и принудительно доставили к месту отбывания наказания. Из приемной семьи дети периодически сбегают к отцу, их ловят и возвращают обратно.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров