Прибалтика Общество

Вы нам еще за Бронзового солдата ответите!

19 апреля 2016
Моськи догавкались: Россия перестает кормить русофобские режимы Прибалтики.

Почти сразу с момента отделения от СССР, или, как они говорят — «освобождения от советской оккупации», экономика республик Прибалтики демонстрировала бурный рост. К примеру, ВВП (по ППС) на душу населения с 1993 по 2008 год там вырос в 3,6 раза, достигнув в Латвии $18 тыс., в Литве $19,5 тыс., а в Эстонии вообще $22 тыс. В то время как в России он вырос только в 2 раза и составил $21,6 тыс. На этом основании правящие элиты Прибалтики, подражая Японии и Южной Корее, с гордостью начали именовать себя Прибалтийскими экономическими тиграми. Мол, дайте срок, всего-то еще несколько лет и тогда мы всем покажем, кто кого кормил в Советском Союзе…

С тех пор прошло целых семь лет, но чуда почему-то не случилось. Да и откуда ему там было взяться, если вся экономика этих республика продолжала существовать исключительно на российском товарно-сырьевом транзите? Все помнят возмущение поляков по поводу ставших ненужными яблок и финнов с их внезапно затоварившейся молочной отраслью. На этом фоне проблемы Литвы, поставлявшей в Россию 76,13% производимых у себя овощей и 67,89% — фруктов, казались не столь существенными. Взятые вместе они обеспечивали всего 2,68% общего экспорта страны. И даже тот факт, что Россия покупала до половины (46,3%) литовской промышленной продукции — тоже выглядел бледно в виду незначительности общего объема её выпуска в Литве, что в штуках, что в тоннах, что в деньгах. Как, впрочем, в Латвии и Эстонии тоже.

Собственное производство в постсоветский период не являлось сильной стороной ни одного из прибалтийских «тигров». В реальности жили они, как говорится, не с промышленности, а с дороги. После отделения от СССР им даром достались порты, через которые проходил грузооборот объемом примерно в 100 млн. тонн, за перевалку которого Россия платила до $1 млрд. ежегодно, что равнялось 4,25% суммарного ВВП Литвы, Латвии и Эстонии за 1998 год. По мере восстановления российской экономики, экспорт России тоже рос, а вместе с ним увеличивался и объем перевалки в прибалтийских портах. По итогам 2014 года этот показатель достиг 144,8 млн. т., в том числе: порт Рига — 41,1 млн.т.; Клайпеда — 36,4 млн. т.; Таллин — 28,3 млн. т.; Вентспилс — 26,2 млн. т. Только один российский либеральный «Кузбассразрезуголь» своим покупателям через Прибалтику отгружал больше 4,5 млн. т. угля в год.

Особенно показательна картина с прибалтийской монополией на транспортировку нефти. Советский Союз в свое время построил на побережье мощный по тем временам нефтеналивной терминал Вентспилс и протянул туда единственный в регионе транспортный трубопровод. При «обретении независимости» всё это хозяйство бесплатно досталось Латвии. Так в 1990-е годы она получила трубу, через которую бывший «оккупант» перекачивал более 30 млн. т. нефти и нефтепродуктов в год. Если учесть, что логистика обходилась примерно в $0,7 за баррель, а баррелей в тонне 7,33, то по самым скромным прикидкам «за проезд» латышам каждый год набегало по $153,93 млн. Причем, этот их «заработок» увеличивался по мере роста российского нефтяного экспорта.

Пока российские либералы гнобили страну за слишком сырьевую структуру экономики, к 2009 году общий объем зарубежных поставок российской нефти достиг 246 млн. т., из которых через прибалтийские порты в год проходило 140 млн. т. В «транспортных деньгах» это больше $1,14 млрд. Они все, конечно, латышам не доставались, часть грузооборота шла через Санкт-Петербург и порты Ленинградской области, но их развитие прибалты очень сильно тормозили всеми доступными способами. Видимо, не стоит специально объяснять — почему.

Вторым важным источником «дорожных денег» для прибалтийских портов стала перевалка морских контейнеров (TEU). Даже сейчас, когда в активную работу включены Санкт-Петербург, Калининград и Усть-Луга, на долю Латвии (Рига, Лиепая, Вентспилс) приходится 7,1% нашего контейнерного оборота (392,7 тыс. TEU), Литвы (Клайпеда) — 6,5% (359,4 тыс. TEU), Эстонии (Таллин) — 3,8% (208,8 тыс. TEU). В сумме эти лимитрофы за перевалку одного TEU берут от $180 до $230, что приносит им на троих около $177,7 млн. в год. Причем приведенные цифры отражают положение за 2014-й. Десять лет назад доля прибалтов в контейнерной логистике была примерно в три раза выше.

Кроме нефти, угля и контейнеров Балтийским морем Россия возит минеральные удобрения, которых только через Ригу в 2014 году было отгружено большее 1,71 млн. т., и прочей химии, как, например, жидкий аммиак, 1 млн. т. которого перекачал порт Вентспилс. До 5 млн. т. удобрений перегружались на корабли в Таллине. В целом можно с уверенностью сказать, что до 2004 года через Прибалтику проходило около 90% всего российского «морского» экспорта, обеспечивая «тиграм» не менее 18−19% их совокупного ВВП. Сюда следует прибавить еще железнодорожный транзит. Например, в 2006 году только одна Эстония принимала из России в среднем 32,4 поезда в сутки, что только таллинскому порту приносило около $117 млн. ежегодно!

Таким образом, в течение двадцати лет, в целом на круг, только за счет своего транзитного положения «на дороге», кстати, построенной «советскими оккупантами», Литва, Латвия и Эстония получали до 30% их ВВП. При этом они

а) очень активно кричали на Россию и всячески провоцировали рост конфликтной базы между Россией и США-ЕС;

б) позволяли себе унижать и уничтожать русскоязычное население своих стран, предполагая, что им за это не придется никогда отвечать. Кстати, многие так думают. И ошибаются. Как бы не так.

Вместе с тем они еще имели рабочие места, налоговые поступления и возможность кичиться чрезвычайно высокими темпами собственного экономического роста, минимум в полтора раза обгонявшими российские. Причем это нисколько не мешало прибалтам заявлять о невероятно огромном российском долге перед ними за «разрушительную» советскую оккупацию. Им казалось, что альтернативы просто не существует и, значит, эта антироссийская халява за российский же счет (!) будет длиться вечно.

Построить «с чистого листа» новый порт вроде Риги стоит примерно четыре годовых ВВП Латвии. Специально подчеркиваю — четыре года вся страна, от младенцев до дряхлых стариков, должна не пить, не есть, ни на что больше копейки не тратить, только дружно пахать на строительство порта. Невероятность подобного сценария и создавала у прибалтийских геополитических мосек убеждение в их абсолютной безнаказанности. Позволявшей одновременно и на российские деньги претендовать, и в антироссийской политической и экономической вакханалии активно участвовать, а местами даже выступать ее инициатором. Стоит ли удивляться, что у России подобное положение вещей — громкий лай мелких геополитических карликов — не вызывало понимания? Другое дело, что результат, из-за которого эстонская правительственная делегация на днях срочно рванула в Россию «договариваться», возник не вчера и не является следствием российских ответных продовольственных санкций.

Даже формальный повод — российское уведомление о переходе с 12 до 6 поездных пар в железнодорожных перевозках с Эстонией — является всего-навсего финальной точкой партии, начатой 15 июня 2000 года, когда Министерство транспорта РФ приступило к реализации проекта строительства порта в Усть-Луге. Хотя правильнее говорить о целой программе, предусматривавшей опережающее развитие всех российских портов на Балтике. Благодаря ей грузооборот Усть-Луги вырос с 0,8 млн. т. в 2004 году до 10,3 млн. т. в 2009 и 87,9 млн. т. в 2015. А по итогам 2014 года российские порты обеспечили уже 35,9% всего контейнерного оборота на Балтике, и эта цифра продолжает очень быстро увеличиваться.

Постепенно совершенствуя портовое хозяйство и развивая собственную транспортную инфраструктуру, Россия сегодня пришла к тому, что больше 1/3 контейнеров, ¾ экспорта газа, 2/3 экспорта нефти, 67% экспорта угля и прочих насыпных грузов мы можем обеспечить собственными силами. Это к популярному у либералов вопросу о том, что «в этой отсталой стране-бензоколонке за десять лет ничего толком не построено». Как выяснилось, — построено. Причем настолько много, что надобность в прибалтийском транзитном транспортном коридоре практически отпала. По железнодорожным перевозкам — в пять раз. По контейнерным — в четыре. По объему генеральных грузов — в три. Только за 2015 год перевозка нефти и нефтепродуктов через сопредельные порты упала на 20,9%, каменного угля — на 36%, даже минеральных удобрений — на 3,4%, хотя по этому показателю они еще сохраняют высокую степень монополизации. Тем не менее, по большому счету, всё — халява кончилась. Теперь русофобы могут гулять на свои.

Резкое снижение грузооборота прибалтийских портов в I квартале 2016 года (например, в Риге — на 13,8%, в Таллине — на 16,3%) играет роль последней соломинки, способной сломать хребет верблюду. Собственно, Эстония потому и засуетилась, что вдруг уяснила, что к концу текущего года в таллинском порту без работы могут оказаться примерно 6 тысяч человек. И еще до 1,2 тысяч придется сокращать на железной дороге, из которых, как минимум, 500 человек — в ближайшие 2−3 месяца. Более того, падение объемов грузовых перевозок окончательно пускает под откос всю экономику железных дорог как самой Эстонии, так и соседних Литвы с Латвией. Они становятся тотально убыточны как в грузовом, так и в пассажирском сегментах.

Для страны, в которой всего работающих чуть больше 500 тысяч человек, из которых 372 тысячи заняты в обслуживающем секторе, — это не просто печальная перспектива, а крах всей экономики. Вот и побежали ублажать, покупать и всяческими иными способами замаливать грехи. Но, как говорится, поезд ушел. Сделав безоговорочную ставку на ЕС и США, ставку на уничтожение и унижение русских Прибалтики, ставку на унижение России, прибалтийские правящие элиты совершили стратегическую ошибку, которую уже невозможно исправить. Мы это долго будем помнить.

Несмотря на все политические коллизии, жизнь прибалтийской экономики все постсоветские годы обеспечивалась только благодаря одному — торговым отношениям с Россией. И Россия долго терпела, призывала, вразумляла, уговаривала прибалтийскую элиту, получая в ответ одни плевки. Наш русский имперский подход им представлялся слабостью. Полтора десятка лет прибалтийские «тигры» делали все, чтобы этот интерес уничтожить. Наконец их можно поздравить — они добились своей цели.

В ближайшие полтора года можно ожидать окончательного и прогрессирующего падения товарооборота, после чего экономика Прибалтики накроется медным тазом и вернется к тому, чем она была двести лет назад ‑ и станет глухим, бедным, нищим и никому не нужным краем. Причем выглядящим одинаково бесперспективно что из Брюсселя, что из Москвы, что из Вашингтона. Вместе с этим можно биться об заклад — оттуда испарятся и американские танки и натовские истребители, так как оборонять эти глухие места станет тоже незачем. Потому и из НАТО их, скорее всего, в ближайшие пять лет тоже выставят. Чуда не будет. Халява закончилась. Россия не простит и не забудет того глумления, которое против России и русских позволяли себе подзаборные геополитические шавки.

ИА REGNUM.

Комментариев пока нет

Новости партнёров