Запад Общество Империя добра

Турист в прекрасной и ужасной стране США

26 сентября 2016
Шведские коммунисты съездили в Америку и обличили страну желтого дьявола.

Наконец-то! Путешествие в великую западную страну, Соединенные Штаты Америки! Четверо друзей, четыре недели в машине — от одного до другого побережья.

Журналист Proletären в отпуске в США? Да, надо признать, я принадлежу к той категории коммунистов, которые на автомате не любят почти все, что связано с Америкой.

В шведских СМИ, в кино и на телевидении, в магазинах, в университетах Швеции — вообще везде! — слишком много США. Пристальное внимание к грядущим президентским выборам лишь усиливает ощущение, что Швеция превращается в 51-й штат.

С другой стороны, из Швеции кажется, что США — удивительная страна. Концентрированный сплав культур в больших городах создал именно тот образ США, который я иной раз презираю, будучи в плену предрассудков. Толпы народу в центре, все в стрессе. Бургеры в закусочных вдоль длинных автомагистралей между штатами. Бары, где сдержанные ковбои играют кантри и пьют бурбон.

Ошеломительная природа, национальные парки. Лично мне больше всего нравятся мамонтовые деревья в парке «Секвойя».

Конечно, мне пришлось пересмотреть свои стереотипы относительно США и американской культуры. Может, потому, что у культуры, как известно, много лиц — народное и коммерческое, прогрессивное и реакционное.

Или потому, что американская культура хороша в первозданном виде, а не когда ею торгуют на публику в СМИ и телевизионных программах или в виде указов со стороны правящей элиты.

Так что США — прекрасная страна. Но и ужасная тоже.

Мы увидели это сразу, как только прибыли в центр Сан-Франциско, отправную точку нашего путешествия. Они были повсюду, они нас окружали. Бездомные в обносках, без работы и без будущего, бродили вокруг, как привидения.

В «либеральном» Сан-Франциско контраст режет глаза. Улица магазинов украшена флагами ЛГБТ, а под ними бомжи живут своей жизнью. Увы, подобное зрелище все чаще встречается и в Швеции. Но в США попрошайки — не цыгане или мигранты, а урожденные американцы, как черные, так и белые.

Очевидно, что расизм и дискриминация — не главные причины бедности. Перед лицом не знающего жалости капитализма все равны. На улицу попадают люди всех цветов кожи.

Многие бездомные — ветераны какой-нибудь из империалистических войн США. Обманутые, всеми покинутые. Другие — простые люди, которые прежде вели обычную жизнь, но внезапное несчастье или болезнь выгнали их на улицу. Шведская наполовину уничтоженная социальная система кажется чистым социализмом по сравнению с США.

Проведя день в Сан-Франциско, мы садимся в машину и отправляемся в путь. Скоро мы видим еще одно культурное различие. В США все сделано для автомобилистов. Что угодно, от лекарств до алкоголя, можно купить в форме drive-in. А любителей природы совсем не смущают выровненные и заасфальтированные дороги в национальных парках, которые считается совершенно нормально посещать, не выходя из машины. Доступно, но не очень-то хорошо для окружающей среды.

В маленьких городках, которые мы проезжаем, американцы примерно такие, какими их ожидаешь увидеть. Милые, любопытные, но, пожалуй, мало что знающие об окружающем мире. В одном из двух баров красивого и уютного Джорджтауна, Южная Каролина, мы встречаемся со Стивеном и Энджел. Они представляют для нас обычную Америку за пределами туристических кварталов в мегаполисах.

Стивен семь лет был морским пехотинцем, а теперь перебивается подработками. Об Афганистане и Ираке ему сказать нечего, за исключением того, что там огромные пауки. Но мы и не спрашиваем. Нам интереснее повседневная жизнь американцев.

«Здесь, в Джорджтауне, 50% точно получают талоны на питание», — говорит Энджел. Сама она работает официанткой во втором баре. Зарабатывает два доллара пятнадцать центов в час. 18 крон в час! Без чаевых она не выжила бы на одну зарплату. «А если кто-то сбегает, не заплатив, то я должна платить за него. На днях моя дневная зарплата была равна нулю». Она подтверждает мнение, что в США миллионам людей приходится работать на нескольких работах, чтобы выжить. Конечно, безработица здесь ниже, чем в некоторых странах Европы, но такое явление, как «работающие бедные» (working poor), в порядке вещей.

Вот они, мечты Анни Лёф (Annie Lööf) о мире низких порогов. В супермаркетах мы видим дряхлых 60-летних стариков и издерганных молодых мигрантов.

Стивен явно не социалист, по его мнению, несправедливо, что пособия иногда бывают выше зарплат. Ничего удивительного, что зарплаты такие низкие, говорим мы, но не похоже, чтобы он понял, что мы имеем в виду. Расспрашивает про Швецию.

«Английский ваш родной язык?» Мы немного смеемся над этим простодушным вопросом и рассказываем ему, чем Швеция отличается от США. Например, у нас (пока еще) есть доступ к бесплатному образованию и здравоохранению. «Хорошо бы, США были немного похожи на Швецию», — устало вздыхает Энджел.

Пытаемся сообщить, что, наоборот, Швеция стремится стать немного (или не немного) похожей на Америку. Какая ирония: шведские власти косятся на США, а американская молодежь вздыхает о Швеции.

Из Джорджтауна мы едем на север, наша цель — Нью-Йорк, самопровозглашенная политическая, экономическая и культурная столица мира.

В Нью-Йорке все такое знакомое и привычное, что почти неприятно. Виды, повседневная жизнь, культура и архитектура в точности такие, какие я много раз видел в кино и сериалах. «Просто трагедия, до чего нам промыли мозги», - думаю я, позируя на фоне знаменитого кафе Tom’s Restaurant из «Сайнфелда» в верхнем Манхэттене.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров