Россия Общество Знай наших

"Шатун"...Памяти майора группы "Альфа"

07 июля 2017
Имена и лица профессиональных борцов с терроризмом становятся известны широкой общественности только после их гибели, и то далеко не сразу. Или когда офицеры выходят в запас и готовы что-то рассказать о себе и своей деятельности.

Этой зимой, через семь с половиной лет после смерти, в поселке Кордон Кишертского района Пермского края была увековечена память майора Управления «А» ЦСН ФСБ России Максима Шатунова, погибшего 7 июля 2009 года при выполнении специального задания в районе чеченского города Гудермес. За отвагу и самоотверженность Максим Юрьевич посмертно был награжден орденом Мужества.

Открытие мемориальной доски состоялось 18 февраля 2017 года в кордонской средней школе. В торжественной церемонии приняли участие ветераны «Альфы» Владимир Игнатов и Николай Бетин, приехавшие из Москвы, курсанты суворовского училища Екатеринбурга и ученики местной школы. Присутствовали родители Максима, его жена и дочь.

Право открыть доску было предоставлено главе муниципального района Тамаре Конопаткиной и вице-президенту Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Владимиру Игнатову.

…Майор Шатунов родился 23 января 1979 года на Урале. Родители обосновались в Кордоне — лесном поселке, центре сельского поселения Кишертского района. Максим посещал местную школу. С детства стремился стать военным.

— Во втором классе ребята писали сочинения на тему «Кем ты хочешь быть?», и Максим написал, что мечтает стать маршалом Советского Союза, — рассказывает мама погибшего офицера Татьяна Шатунова. — Родина для него была не просто словом из учебников. Уже тогда он знал, почему ее надо любить и защищать.

Еще в школе Шатунов принял решение поступить в Екатеринбургское суворовское училище, командиром которого тогда был Владимир Сабуров. К этому человеку он испытывал глубокое уважение с момента знакомства и считал примером для подражания.

Окончив суворовское училище, Максим в 1996 году поехал в Москву поступать в Высшее военное командное училище Министерства обороны России. Уже на последнем курсе был отобран для службы в Управлении «А», а в 2002 году зачислен в состав подразделения.

За время службы в «Альфе» Максим Юрьевич неоднократно выезжал в командировки на Северный Кавказ, где участвовал в выполнении сложных оперативно-боевых задач. Его личный вклад в обеспечение безопасности страны отмечен медалями Суворова (2007 г.), «За спасение погибавших» (2005 г.), «За отличие в специальных операциях» с изображением мечей (2005 г.), «За отличие в воинской службе» I степени (2006 г.), нагрудным знаком ЦСН ФСБ.

Спустя несколько лет после гибели мужа Екатерина Шатунова написала для «Спецназа России» очерк, который не может оставить равнодушным.

…Познакомились Катя и Максим на игре КВН, проходившей в Московском Государственном открытом педагогическом университете имени Шолохова.

«Я, студентка четвертого курса, сидела в первом ряду, где располагались наши гости — курсанты Московского военного института. Один молодой человек завел со мной ни к чему не обязывающий разговор. На том и расстались, не придав особого значения этой встрече.

Через девять месяцев был ответный визит в МВИ, и первый раз в жизни я пошла на дискотеку. Хотя и училась на четвертом курсе, но была девушкой домашней.

Углядев меня, Максим подошел и пригласил на танец. Спросил: «Как Вы думаете, откуда я родом?» Я пошутила: «Наверное, с Урала». Он удивился: «А как Вы угадали?» И ведь ни один из нас не подумал, что уже виделись однажды.

Прошло несколько лет, прежде чем мы выяснили, посмотрев видео, что судьба, оказывается, уже сводила нас на КВНе в педагогическом университете».

МОСКВА — ЕЛАНЬ

Зимой 2001 года Максим повез невесту в Пермский край — знакомить с родителями. Долгая дорога до райцентра Усть-Кишерть, куда из Кордона переехали Шатуновы, показалась Екатерине совсем короткой. После теплого приема последовал волнительный момент — предложение выйти замуж.

«…Кто бы мог подумать, что такое могло произойти темным вечером… в снежном сугробе! А вокруг все сверкает — это свет фонарей отражается в снежинках. И тишина, только мы — двое любящих друг друга, с огромным желанием прожить эту жизнь вместе. А дальше… мое согласие! На «день влюбленных» подали документы».

Максим и Екатерина расписались 20 апреля 2001 года. После свадьбы последовал выпуск из вузов (на котором Шатунову вручили диплом с отличием) и распределение на службу.

Максим считал, что «столичную девочку нельзя увозить из города», однако Екатерина, ни секунды не задумываясь, оставила работу в школе и уехала с любимым к месту службы в поселок Еланский (в двух часах езды на поезде от Екатеринбурга), где располагалась учебная дивизия.

У жизни в гарнизоне есть свои сложности, но и очень много приятных и счастливых моментов. Первые три дня супруги прожили вообще без света. Екатерина так вспоминает это время: «Хорошо, что когда-то, в школьные годы, уже был опыт жизни с соседями. Тогда в центре столицы было достаточно домов с коммуналками. Так что эти неудобства не казались такими уж ужасными. Главное — мы были вместе! Выражение про рай в шалаше — это как раз о нас. Романтика!»

Вместе с Шатуновым в Елань направили пятнадцать молодых офицеров. Руководство части было обеспокоено: «Что мы с ними будем делать? Ведь они же все умные, грамотные и амбициозные…»

О девушках, приехавших из Москвы с молодыми мужьями, командование части также высказалось скептически: «Тут, уж извините, нет ни салонов красоты, ни бассейнов». Но в дальнейшем командиры были удивлены тем, что жизнь не оправдала этого прогноза.

Служба у командира взвода в первой роте шла своим чередом. Руководство части выделило супругам Шатуновым однокомнатную квартиру, и настал день, когда Максим узнал, что скоро станет папой. В ожидании появления дочки Насти прошло еще почти девять месяцев.

Максим Юрьевич быстро продвигался по службе. В местной газете напечатали статью о лучших офицерах гарнизона; в их числе был и Шатунов, на тот момент уже капитан.

Все было хорошо. Только одно не давало покоя: была у Максима мечта — стать офицером легендарной Группы «Альфа».

В «АЛЬФЕ»

16 октября 2002 года у Шатуновых родилась дочурка — Анастасия Максимовна. Рожать Екатерина вернулась в Москву. А уже в следующем месяце Максим, которого «альфовцы» отметили еще во время учебы в военном училище, перевелся на службу в Управление «А» Центра специального назначения ФСБ России. Многие в гарнизоне не верили, говорили, что так не бывает. Оказывается, бывает!

Теперь они уже втроем стали жить в Москве.

«У мужа началась более серьезная и ответственная работа, а у меня прибавились заботы о дочке и бессонные ночи в ожидании любимого со службы и из командировок. Но зато когда мы были рядом, забывалось все, что беспокоит. Мы любили друг друга безгранично, и это было главным», — вспоминает Екатерина.

Время службы Максима в Группе «А» семья отсчитывала с года рождения Насти. Вхождение его в коллектив произошло без проблем. Максим — позывной «Шатун» — служил во 2-м отделе, который тогда возглавлял полковник Александр Михайлов.

— Муж очень уважал этого сильного и принципиального человека, да и сам походил на него характером. Максим всегда стремился к большему, занимался самообразованием и учился в Академии ФСБ, помогал другим, ему очень нравилось делиться своими знаниями — и делал все абсолютно искренне, без оглядки на какую-то выгоду, — рассказывает Екатерина.

Как уже было сказано, за время пребывания в «Альфе» Шатунов неоднократно выезжал в командировки на Северный Кавказ, где участвовал в специальных мероприятиях и выполнял сложные оперативно-боевые задания. Когда во время уничтожения подручного Шамиля Басаева, отвечавшего за вербовку смертниц для «Норд-Оста», был смертельно ранен Юрий Данилин, Максим вытащил его из дома…

В 2005 году Шатунов освоил минно-подрывное дело и через два года прошел курсы повышения квалификации по этой опасной специальности. И даже получил «золотую» саперную лопатку, которая сейчас хранится в Музее Управления «А».

— О своих рабочих делах Максим предпочитал не говорить, — рассказывает Екатерина. — Только однажды он позвонил из боевой командировки и попросил сходить в церковь…

Была и другая ситуация, когда Настя объявила в детском саду двухдневную голодовку. Никто не мог ее заставить есть… Дочка всегда, как барометр, остро чувствовала отца. Если плачет — значит, что у Максима что-то происходит, если у нее хорошее настроение — все хорошо.

Так вот, Настя отказывалась принимать пищу и настойчиво повторяла: «Позвони папе, позвони папе!» И только после разговора с Максимом она успокоилась. Как потом выяснилось, муж с товарищами по отделу действительно оказались в сложной ситуации.

Удивительно, но, анализируя позже тот год, когда в нашей семье случилось горе, я поняла, что некоторые события, несмотря на свою позитивность, оказались некими «звоночками».

Многие важные моменты произошли в нашей жизни в то время. Началось с того, что первый раз мы отправились встречать Новый год в Усть-Кишерть к родителям Максима, Юрию Матвеевичу и Татьяне Ивановне. Не сговариваясь, мы почему-то выбрали одежду черного цвета. У мужа рубашка, у меня кофта. Переодеться уже не представлялось возможным. И собирались-то с той мыслью, что жизнь непредсказуема, и надо чаще общаться с родными.

Вскоре к Максиму на день рождения приехал отец. Это был первый и, как оказалось, единственный раз, когда мы отмечали этот праздник вместе с папой.

Свое тридцатилетие Максим хотел отметить широко, позвать ребят с работы, знакомых, родственников, но не вышло по финансовым причинам. Поэтому 23 января мы вчетвером пошли в кафе на «Третьяковской» — Максим, Настёна, Юрий Матвеевич и я.

«Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!»

После регистрации брака в ЗАГСе Шатуновы хотели повенчаться, но не получилось. Сначала уехали служить в Елань, где закрутила гарнизонная жизнь, потом ждали рождения дочери. Перейдя в «Альфу», Максим говорил жене: «Нам нельзя венчаться: если я погибну — ты никогда не выйдешь замуж и всю жизнь будешь одна».

Когда Максиму исполнилось тридцать лет, супруги решили, что нет смысла оттягивать, и настало время для этого серьезного шага, хотели обвенчаться в 2009 году, но — не судьба…

Максим настоял на том, чтобы жена научилась водить автомобиль. «Вот, тебе нужно будет ездить…» Перед отъездом повез в салон выбрать машину, а за день до гибели договорился с другом, чтобы тот помог в ее приобретении.

За неделю, которая предшествовала командировке на Северный Кавказ, Максим сделал для своей семьи просто невероятное количество дел. Вроде бы мелочи, но они потом оказались очень значимыми для Екатерины с Настей.

«Накануне отъезда, в пятницу, к нам пришли гости, и я первый раз в жизни сказала мужу такие слова: «Господи, как я не хочу тебя отпускать…» До этого иначе относилась к его поездкам. Внутри, конечно, переживаешь, но не озвучиваешь — чтобы не волновать любимого человека.

На балконе у нас лежала спортивная стенка. Для Насти. Наверное, полгода до нее не доходили руки. А тут, уже вечером, муж говорит: «Давай соберем». — «Максим, приедешь, тогда и соберем». — «Нет, давай сейчас!»

Перед выходом из дома обнял несколько раз как-то особенно, не как раньше… И вел себя очень странно… Я даже слегка возмутилась, что, вроде, ведешь себя так, как будто видимся в последний раз…»

Да, жизнь вносит свои коррективы, причем зачастую делает это очень жестоко… 7 июля 2009 года майор Шатунов погиб при исполнении служебных обязанностей, находясь в командировке в Чеченской Республике. Максим входил в группу сотрудников «Альфы», осуществлявших личную охрану главы Чечни Рамзана Кадырова. Они возвращались к месту расположения, когда в районе города Гудермес на трассе произошло лобовое столкновение. Максим погиб, его товарищ получил тяжелое ранение.

«Примерно за десять минут до несчастья я написала SMS-сообщение: «Я тебя люблю!» Максим ответил, что тоже очень меня любит. А дальше был страшной силы удар…

С утра Настя нервничала, плакала. Мне стали звонить сослуживцы мужа: «Как дела? Что делаешь? Если что — звони». У меня все внутри заколотилось, я набрала телефон Максима. Ответил чужой голос: «Он не может подойти», — и отбой. У меня потекли слезы… Думаю, хоть бы живой, выхожу в любом состоянии.

Днем к нам домой приехала моя подруга — плачет, обнимает, и я поняла, что случилось непоправимое. А через некоторое время приехал командир «Альфы», начальник оперативно-боевого отдела и ребята-сослуживцы…

Было уже поздно, когда Настя, ей было тогда шесть лет, позвала меня в комнату. Посмотрев в глаза, спросила: «Папа неживой?» И после взяла игрушку, подаренную ей отцом, и долго так сидела…

Хорошо помню фразу Максима: «Что бы ни случилось, первого сентября я буду в Москве». Кажется, в сентябре намечалась командировка, а дочка шла в первый класс. И когда его похоронили, Настя сказала мне: «Ну, вот видишь, папа же обещал». Услышать такое от ребенка — это… Даже не знаю, с чем можно сравнить…» — так описывает Екатерина те страшные дни.

Отпевание офицера «Альфы» Максима Шатунова прошло в храме Пантелеимона Целителя при Центральном военном клиническом госпитале ФСБ на Пехотной улице. Гражданская панихида и погребение состоялись на Николо-Архангельском кладбище. На скорбной церемонии присутствовали семья, ветераны и действующие сотрудники подразделения.

Слова искреннего участия родным Максима Юрьевича высказали начальник ЦСН — Герой России генерал-полковник Александр Тихонов, начальник Управления «А» генерал-майор Владимир Винокуров, Герой Советского Союза генерал-майор в отставке Геннадий Зайцев, президент Международной Ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» Сергей Гончаров и руководитель боевого отдела, в котором служил майор Шатунов.

Под звуки троекратного ружейного салюта гроб с телом Максима был предан земле на Аллее памяти спецназа на Николо-Архангельском кладбище — с отданием всех воинских почестей и проходом взвода Почётного караула.

«Можно представить, в каком я была состоянии, — писала в очерке Екатерина. — Думаю, увижу его — будет истерика! А за год до случившегося в Гудермесе он сказал: «Когда я погибну, не вздумай плакать над моим гробом. Потому что хуже твоих слез, ты знаешь, для меня ничего нет».

И мы заходим в этот зал, и слезы у меня высохли.

Тот день поделил мою жизнь на «до» и «после». Казалось, что все куда-то рухнуло, и жизнь закончилась. Так сложилось, что беда в нашей семье совпала со значимым радостным событием: наша дочь в сентябре 2009 года пошла в первый класс (об этом я уже ранее упоминала). В связи с этим вся ответственность и заботы легли на меня.

Прощаясь с мужем, я обещала быть сильной, поэтому приняла решение взять себя в руки и научиться жить вдвоем с ребенком. В тот момент ничего вокруг не замечала. Было ощущение, что вырвали половину сердца. Однако наша маленькая по возрасту (ей тогда было шесть лет), но такая повзрослевшая в размышлениях дочка стала смыслом жизни. Очень поддержали родные и друзья, а также сослуживцы мужа, командование «Альфы» и даже совсем незнакомые мне люди».

ЧУДЕСА НА СВЕТЕ БЫВАЮТ

После гибели мужа Екатерине пришлось учиться жить самостоятельно. Она продолжила работать (за несколько лет до трагического события обучилась профессиям парикмахера и визажиста), вела активную общественную деятельность, в том числе в школе, где учится дочь: стала членом Управляющего совета.

Произошли перемены и в личной жизни. Екатерина познакомилась с полковником Александром, заведующим кафедрой в военном вузе, воспитывавшим в одиночестве дочь Дарью. Судьба подвела их к решению о создании семьи: у Даши появилась мама, а у Насти — старшая сестра.

— По этому поводу наши дочки говорят, что чудеса на свете бывают! И они действительно происходят — с теми, кто, несмотря ни на что, верит в лучшее, не падает духом и остается самим собой. Я очень ценю, что мне предоставлена в жизни возможность снова почувствовать себя любимой женщиной и мамой замечательных девочек, с удовольствием заниматься своей работой. И тем, что меня окружают замечательные люди, — говорит Екатерина.

В 2013 году у Кати и Александра родилась третья дочка Елизавета. Всей семьей они регулярно приезжают на Мемориал спецназа на Николо-Архангельском кладбище, где похоронен Максим. А в сентябре 2011 года в Екатеринбурге открыли памятник выпускникам ЕкСВУ, погибшим при исполнении воинского долга, — и Екатерина с Настей присутствовали на этом торжественном, важном и трогательном событии.

«…Помню момент, когда вскоре после случившегося Настенька посадила меня на кухне: «Мама, мне нужно с тобой серьезно поговорить». — «Что случилось?» — «Ты понимаешь, папа же не оставил нас с тобой поодиночке, он же подарил нас друг другу». — «Да, подарил». — «А ты плачешь… А ты же знаешь, что хуже твоих слез для папы ничего не было. Нет, ты не имеешь права плакать! У нас с тобой столько дел. Нам нужно сделать так, чтобы папа нами только гордился». И наверное, сама того не понимая, эта маленькая, но самая главная для папы и мамы девочка произнесла важные, значимые слова.

Максим — удивительный человек! В нем сочетались профессиональные качества настоящего российского офицера, достойного человека, безмерно любящего и любимого папы и мужа, замечательного брата и сына, друга.

Можно бесконечно перечислять достоинства майора Максима Шатунова. Только ему это вряд ли понравилось бы. Потому как, несмотря на свою очень активную жизненную позицию и стремление к профессиональному и личностному росту, он никогда не гнался за славой. Быть офицером — это призвание, а быть достойным человеком — это призвание от Бога…

Светлая память Максиму! Любим, помним… И так будет вечно».

Источник

Комментариев пока нет