Россия Общество Деформа образования

Самая жуткая военная тайна России

25 ноября 2016
Так странно, если честно. Всю жизнь считали, что воевать будем с Министерством обороны США. А почти победило нас Министерство образования России.

Речь пойдет о заведении, которое находится в Воронеже и называется длинно и красочно:

«Федеральное государственное казённое военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военный учебно-научный центр Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина».

Центр образован на основании распоряжения Правительства Российской Федерации от 23 апреля 2012 г. № 609-р путём слияния ВУНЦ ВВС «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина» (г. Монино, Московской обл.) и Военного авиационного инженерного университета (г. Воронеж).

Маленькая поправочка. При образовании ВУНЦа «подгребли» заодно и бывшее теперь Воронежское высшее военное инженерное училище радиоэлектроники, кузницу кадров для РЭБ. И теперь от училища остался один факультет №5 в структуре ВУНЦ.

Зачем это понадобилось, сказать сложно, но факт: РЭБовцев теперь готовят в стенах авиационного центра. Частично вроде бы оправдано, ибо в старой структуре училища было 2 факультета, воздушный («С») и наземный («Н»). Теперь все в одной куче как бы.

Отвлекусь. Как вы думаете, уважаемые читатели, много преподавательского состава из академии ВВА (Монино, Московская область) рванула на столь замечательную работу в Воронеж? Правильно думаете, меньше 5%. На уровне статистической погрешности. Об этом писали много и со вкусом, кто-то понимал преподавателей и профессоров, пославших провинцию куда подальше, кто-то обвинял. Но на деле результат был такой, что ВУНЦ вроде бы переехал в Воронеж, а препсостав — нет. Дураков в России все меньше и меньше вроде бы.

Здесь надо отдать должное начальнику ВУНЦ генерал-лейтенанту Зиброву, который, по словам моих собеседников, развил не то что бурную, даже сложно сказать, что это была за деятельность. Метлой вымел два округа, но штат укомплектовал.

На сайте ВУНЦ это звучит так: «Военный учебно-научный центр ВВС «ВВА» впитал в себя славные традиции Военно-воздушной академии имени Ю.А. Гагарина и Военно-воздушной инженерной академии имени профессора Н.Е. Жуковского, Военного авиационного инженерного университета (ВАИУ) (г. Воронеж), Военного института радиоэлектроники (г. Воронеж), Иркутского и Ставропольского высших военных авиационных инженерных училищ, Тамбовского высшего ВАИУ радиоэлектроники, а также Федерального государственного научно-исследовательского испытательного центра радиоэлектронной борьбы и оценки эффективности снижения заметности».

Понятно, что значит «впитал», да? Собрал с миру по нитке. Ну да не об этом речь. Кстати, мои собеседники как раз из НИИ РЭБ. Но об этом позже.

Итак, сегодня мы имеем роскошный (реально) и прекрасно подготовленный центр по обучению. Да, и первая научная рота в России была организована именно здесь. Но до этой роты мы еще дойдем. И имеем две проблемы.

Первая, как уже говорилось, преподавательский состав. Который на 70% состоит из преподавателей бывшего ВАИУ, далеко не самого престижного училища в СССР и России. И, можно сказать, что ВУНЦ — это ВАИУ, но уровнем повыше и покомфортнее. Несмотря на роскошную вывеску, это по-прежнему «техничка».

ВАИУ готовило наземный персонал, как следует из названия. Метеорологов, прибористов, электриков, оружейников, связистов и прочих специалистов аэродромного обслуживания. Те же самые специальности сегодня и в структуре ВУНЦ ВВА. С добавлением нового факультета БПЛА. Точка. Летчиков и штурманов, понятное дело, готовят в профильных училищах.

А, да, еще и РЭБ. Вот о РЭБе мы и говорили в основном.

Мои собеседники считают, что запихнуть РЭБ в структуру технического (простите, инженерного) авиационного заведения идея далеко не шедевральная. То, что факультет №5 вообще кого-то выпускает, уже хорошо. Но если вдаваться в подробности, то печаль полнейшая.

То, что в структуру НИИ РЭБ, где работают товарищи офицеры, за 8 (восемь!) выпусков (считая и кадры от ВИРЭ) не отобрали НИ ОДНОГО выпускника, говорит о многом. А между тем, с каждым годом, по мере развития средств РЭБ, нужда в кадрах становится все более ощутимой.

Да, в этом году из войск по направлению на защиту кандидатской степени пришло аж два лейтенанта. Уровень подготовки ошеломляющий. Вообще непонятно, что эти два года в войсках делали эти офицеры. И чем они будут писать диссертации. Не в плане рук, в плане мозгов.

Уровень подготовки умов «жертв ЕГЭ» ввергает в ступор. Люди, специалисты, офицеры, закончив обучение, не способны ни на что. Да, сегодня у армии есть престиж. Хорошие зарплаты, перспектива и прочее. Но нет фактически людей, способных, а главное, желающих идти хоть куда-то. Пофигизм доминирует. Главное — отслужить контракт. Как — там разберемся.

НИИ РЭБ — заведение небольшое, около полутора сотен человек. Но обеспечить себя хоть каким-то притоком кадров институт не в состоянии. Кадры просто негде брать. Между тем, техника, которую испытывают в институте «старички», зачастую завтрашнего дня. И именно в НИИ РЭБ дают заключение о целесообразности госиспытаний той или иной разработки. И доводят технику до ума в рамках все тех же государственных испытаний.

Кто будет этим заниматься лет через десять, когда «старички» уйдут на заслуженную пенсию, сказать не берется никто.

О «научной роте». Как ни странно, выручает. В НР попадают далеко не самые глупые выпускники технических вузов, того же «политеха». И бывшие студенты идут туда охотно. НР — это не совсем армия, если что. Комнаты в общежитии на четверых, с телевизором. Интернет. Работать можно. Можно реально заниматься наукой.

Для основного контингента НР — это просто годичная «халява». Вроде ты в армии, а вроде и нет.

Но есть и извращенцы, слава богу. Которые после НР вполне нормально идут служить. За три последних года таких человек 5-6 нашлось. Действительно, умные и перспективные ребята.

Но есть нюанс. Да, они на контракте. Да, звания у них офицерские. (Сам по телевизору видел репортажик в прошлом году, как двое рядовых дембелей НР превратились в один миг в лейтенантов. — Прим. авт.) Но здесь вся суть именно в том, что они заканчивали не военный вуз, а гражданский. И, соответственно, им на этот контракт чихать, если что. Они государству за обучение ничего не должны, при желании развернутся и уйдут.

Кто их заменит (да и нас тоже, кстати, мы не вечны)? Никто.

Самое страшное, что это понимают все. И мы, научники, и преподаватели. На днях пришли сдавать зачеты по «физо», чуть раньше в спорткомплекс прибыли. У нас был шок. Занимались две группы курсантов. Больше половины в татуировках. И не «за ВДВ» или сердечко, нет. Тигры, драконы, змеи, какие-то вообще твари непонятные. Все цвета радуги. Расписные, как будто их по зонам набирали, амнистией заманивали.

Мы спросили у начкафедры, что за безобразие, ведь татуировки запрещены. Нельзя офицеру их иметь, тем более, когда на всю руку или ногу. Эти еще ничего, отвечает. Вы бы на других посмотрели. Тут есть группа, там все до одного расписаны. Других нет…

Других нет…

И вот мы, два старых конденсатора, понемногу начинаем понимать весь ужас нашего завтра. Смотрим на курсантов, на вчерашних школьников и завтрашних офицеров, и понимаем, что им в основной массе на хрен ничего не надо. Одет, обут, накормлен, довольствие за которое на гражданке не просто пахать надо, жизнь с перспективой. Нормально…

Язык не поворачивается их назвать тупыми. Ни курсантов, ни двух летех, которые как в войска ушли с пустыми головами, так и с такими же вернулись. Ну как можно два года прослужить в РЭБе, и путать «S» и «L» диапазоны? Как???

Это система противодействия, система, которая уничтожит нас без ядерных боеголовок. Которая уже превратила несколько поколений в обезьян, просто не умеющих, и, самое страшное, не желающих мыслить.

Мы про ЕГЭ.

ЕГЭ убьет нас весьма быстро, просто потому, что думать не надо. Физик, неспособный простейшую модельку на бумаге рассчитать. Летчики, бросающие бомбы по GPS (хорошо хоть попадают), но неспособные это сделать по прицелам. Электронщик, плохо представляющий физические процессы. И так можно до бесконечности.

Молодых реально разучили МЫСЛИТЬ. Не ДУМАТЬ, думать они пока еще умеют на уровне инстинктов. МЫСЛИТЬ.

Да, в окоп с пулеметом — запросто! Хватит и ума, и патриотизма. Ребятки действительно в этом плане получше пошли, не такие амебы, как лет 10 назад. В танк — нормально. К пушке. С баллистическими вычислителями после айфона любой совладает.

Сегодня проблема в испытаниях новых разработок. Для пользования нужен один мозг, для испытания — другой. А для разработки?

Если завтра нам будет некому испытывать и доводить до ума разработанное, то что будет послезавтра? КТО, скажите, будет разрабатывать то, что надо будет испытать?

Кто разработал то, чем сейчас гордимся? «Красухи» те же? Да те, кого уже толком и нет среди нас. Они у нас диссертации принимали. И нам недолго осталось. Мы можем учить, мы можем пока работать, мы можем довести до ума что угодно. Сегодня. Но если сегодня учить некого, то завтра все будет весьма печально.

Систему подготовки почти убили, с двух училищ наскребли на факультет, ну Череповец реанимировали. Но там почти те же проблемы.

Но главная подлость этого ЕГЭ, что молодые абсолютно не умеют творчески мыслить и анализировать. «Отайфонить» задачу, запомнить порядок выполнения функций еще могут. Понять проблему — единицы.

Завтра, а тем более послезавтра, нам будут нужны кадры, которые смогут хотя бы нас заменить. А по идее — пойти дальше нас. Но система убийства мозгов сделала свое дело. «Жертвы ЕГЭ» нас не заменят. Не придумают, не разработают, не построят, не отладят.

Так странно, если честно. Всю жизнь считали, что воевать будем с Министерством обороны США. А почти победило нас Министерство образования России.

Вот и получается, что самая-самая главная военная тайна России — это сколько у нас осталось умных людей. И сколько их может быть в перспективе.

Источник

Комментарии 1

Да-а-а, стрёмно как-то получается...

Новости партнёров