Россия Общество

Как же надоела реформа образования

19 апреля 2016
Почему за два года реформы недовольных становится все больше, а ученых - меньше?

Начатая два года назад реформа Российской академии науки ведет, по сути, к резкому сокращению числа научных институтов – в борьбе за эффективность расходования бюджетных средств вместо 400 НИИ в стране хотят оставить всего 150. А также к падению самих научных исследований – с 2013 года число научных открытий российских ученых резко упало.

Так, два года назад РАН была разделена на две структуры - Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), которому отошли административные и имущественные функции, и собственно РАН, которая должна отвечать за фундаментальные научные исследования.

Ключ от чужого замка

Как отмечают сами академики, «правило двух ключей», ставшее уже интернет-мемом, так и не стало эффективным способом управления наукой. На прошедшем недавно Общем собрании РАН академик Александр Асеев отметил, что тот из двух ключей, что оказался в руках РАН — оказался «ключом от чужого дома, где успели сменить замок».

Два года российская наука фактически существует в условиях двоевластия, неразберихи в руководстве институтами и при постоянной угрозе сокращений и урезания финансирования.

Заморожено строительство новых научных центров, жилья для молодых ученых. Фактически сошло на нет международное сотрудничество. А нищенские зарплаты научных сотрудников и угроза закрытия институтов привела к тому, что, например, в Сибири 70% молодых ученых считают реформу неудачей, а 40% не видят для себя перспектив в науке России.

Даже президент академии Владимир Фортов признал, что ФАНО, созданное помогать РАН, освободить ее от имущественных проблем, вместо этого создает альтернативные структуры управления наукой.

И если в РАН это уже стало понятно всем ученым, то ФАНО упорно гнет свою линию. По словам руководителя ФАНО Михаила Котюкова, проблема российской науки не в том, что неразбериха с финансированием, отсутствие научного оборудования и низкая зарплата не дают ученым спокойно заниматься исследованиями, а в неэффективности самих НИИ, которые не показывают достойных результатов.

Согласно приведенным Котюковым цифрам, в стране около 140 институтов, в которых работают менее 50 человек. А 22 организации вообще имеют в штате менее 10 сотрудников.

«Во многих из них качество управления научными исследованиями вызывает сомнения. Большинство маленьких институтов находится в так называемой «красной зоне». В них очень низкие зарплаты, а результаты научной работы не востребованы», - заявил он в интервью «РГ».

А именно против бездумного сливания и урезания институтов, пусть и маленьких, как раз выступали академики РАН на Общем собрании. По словам вице-президента РАН Геннадия Месяца, на последнем Совете при президенте было провозглашено, что в России должно остаться 150 научных институтов. Хотя в старой системе Академии их было более 400.

«Наряду с этим продолжаются активные попытки объединения разных институтов. Мне кажется, что все это делает наше положение абсолютно безнадежным — у нас будет объединение «институтов коров» с «институтами мух». Это уже практически делается в регионах. Мы должны отвергнуть эту доктрину! Мы не можем реформировать академию по этим принципам!», - заявил академик.

Количество вместо эффективности

Более того, вызывают у ученого сообщества большие вопросы критерии оценки эффективности институтов, которые вводит ФАНО. Так, чиновники берут за основу эффективности развития науки число публикаций в научных журналах.

«В 2013 году их (публикаций) было около 43 тысяч, а сейчас уже 49 тысяч. Более того, из топ-100 российских институтов, имеющих наибольшее количество публикаций в журналах, индексируемых базой Scopus, 89 - это организации ФАНО», - заявил Котюков в интервью «РГ».

При этом только на днях Совет по науке при Министерстве образования пришел к выводу, что оценка эффективности деятельности ученого должна быть разработана подробнее и при этом должна учитывать специфику различных дисциплин - гуманитарных и технических наук.

В ситуации с гуманитарными науками Совет прямо заявил, что считает неадекватными данные, приводимые в международных базах данных WoS и Scopus. Вместо этого он предложил при подсчете журнальных статей использовать списки ERIH+ и RSCI. Также эксперты отметили, что следует особо оценивать такие сложные и требующие большого труда публикации, как введение в оборот новых источников и отчеты об экспедициях.

Также показались не слишком подходящими базы данных WoS и Scopus для полноценной оценки работ и в технических науках. Помимо индекса цитирования, как считают эксперты, следует принимать во внимание такие результаты как технические отчеты, публикации программного обеспечения, патентную деятельность, показатели внедрения научных разработок и так далее.

При этом от того, признают НИИ эффективным или нет, опираясь лишь на формальные признаки, сейчас напрямую зависит его дальнейшая судьба. Так, дополнительные запланированные средства на зарплату планируют по решению руководителя ФАНО передаваться институтам-лидерам. Судьбу же НИИ, которые в эти списки не попадут, легко представить – перспективные ученые поспешат уехать за границу или найдут применение своим способностям в практической сфере.

Стратегия ФАНО

Сейчас по поручению президента РФ готовится Стратегия научно-технологического развития страны. РАН уже представила свой вариант, который сейчас активно обсуждается.

Так, на Общем собрании РАН академик Валерий Рубаков отметил, что нужно проводить в жизнь те тезисы, которые звучали на заседании, в том числе и об отмене реформирования Академии.

«Это тот самый документ, в котором должен быть раздел о реформе российской фундаментальной науки, о реформе Академии, где четко было бы прописано, каковы цели и задачи этой реформы. Нам надо настаивать на том, чтобы такой раздел там был. Чтобы, в конце концов, стало все ясно», - пояснил Рубаков.

Однако работу над Стратегией, по словам Котюкова, начал и Научно-координационный совет при ФАНО. Не исключено, что в итоге получится вариант, отличный от того, который уже предложили академики.

«РАН считает, что фундаментальная наука сама по себе основной приоритет. Исходя из этого, академией разработан вариант стратегии. Но обратите внимание, что стратегия, которую разрабатывает правительство, помимо научных приоритетов должна учитывать и приоритеты технологического развития. То есть стратегия должна представить актуальные направления технологического развития, которые, конечно, будут базироваться на фундаментальных разработках», - обозначил позицию Котюков в интервью «Российской газете».

При этом глава ФАНО признает, что нынешний год – определяющий для реформы российской науки. Пожалуй, за все время с начала преобразований, это единственное утверждение чиновника, с которым полностью и безоговорочно согласился президент академии Владимир Фортов.

Источник: rosnauka.ru

Комментариев пока нет

Новости партнёров