Запад Общество Империя добра

Почему в США так много «агентов Путина»

16 декабря 2016
Групповое мышление Запада как одна из самых серьезных проблем России

Есть такой анекдот про сталинскую пору. В 1936 году три арестованных в тюремной камере начинают выяснять друг у друга, кто за что сидит. «Меня взяли за то, что я оклеветал видного советского партийного и государственного деятеля Радека!» — заявляет первый. «А меня — за то, что я публично поддержал известного врага народа Радека!» — недоуменно отвечает ему второй. «А я и есть сам Радек!» — скромно добавляет третий.

Почему я вспомнил эту милую историю? Потому, что в силу моих профессиональных обязанностей у меня нет никакой возможности следовать известному совету булгаковского профессора Преображенского: «Если вы заботитесь о своем пищеварении, мой добрый совет — не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И — боже вас сохрани — не читайте до обеда советских газет!» Я очень беспокоюсь за свое пищеварение. Но все равно каждый божий день до обеда — а иногда даже до завтрака — я старательно изучаю «советские газеты»: ведущие российские, британские и американские СМИ.

И если говорить о последних, то каждый божий день я заранее знаю, каким именно блюдом они сегодня будут меня потчевать: величайший злодей современности Путин и его помешанная на идее реванша страна задумали очередное мерзкое преступление против Америки и всего цивилизованного мира! Мы должны быть бдительными! Мы должны в зародыше подавить эти коварные планы!

Учитывая такую «диету», думаю, вы представляете, какой мощный разрыв шаблона у меня случился после прочтения следующего заявления пресс-секретаря президента Обамы Джоша Эрнеста на официальном брифинге в Белом доме: «Данный инцидент (взлом хакерами электронной переписки руководства Демократической партии. — «МК») ясно дает понять, что новостные организации в Соединенных Штатах по существу превратились в ответвления российской разведки».

На фоне того, что лидеры Демократической партии обвинили сейчас в скрытой работе на Россию избранного президента, действующего директора ФБР и президентского кандидата на должность государственного секретаря, заявление представителя Обамы о журналистах может показаться мелочью. Если сам директор ФБР Джеймс Коми — главный защитник безопасности Америки от иностранных шпионов — фактически работал на русских (именно так поведение Коми оценил уходящий лидер демократов в сенате Гарри Рид), то что уж говорить о такой заведомо подозрительной и ненадежной публике, как работники СМИ? Конечно, они тоже шакалят на Путина! А все их громогласные антипутинские и антироссийские заявления не более чем ловкая маскировка!

Итак, говорить здесь не о чем? Говорить здесь есть о чем — о том, например, где именно проходит граница между рациональным, трезвым и циничным политическим расчетом и самой натуральной истерикой. Считается, что высшие государственные лидеры принимают ключевые решения, основываясь на холодной логике. Но очень часто это не так. Почему германский кайзер Вильгельм II спровоцировал в 1914 году Первую мировую войну, которая лишила его короны и до основания разрушила его империю? Почему в 1979 году брежневское политбюро приняло катастрофическое решение о вводе войск в Афганистан? Почему четыре президента США подряд — Эйзенхауэр, Кеннеди, Джонсон и Никсон — наращивали американскую вовлеченность во вьетнамский конфликт?

Не потому, что в соответствующих коридорах власти не было людей, осознающих, что это ошибка. Как явствует из многочисленных мемуаров, и в Москве, и в Берлине, и в Вашингтоне были такие люди. Но их не слушали или, хуже того, затаптывали. Все описанные выше решения принимались на гребне гигантской эмоциональной волны: мол, это надо сделать потому, что это надо сделать! А те, кто думает по-другому, либо полные глупцы, либо люди, которые не любят свою страну!

Мне кажется, что сейчас на Западе в отношении России имеет место нечто очень похожее. И за доказательствами этого моего тезиса далеко ходить не надо. Доказательства содержатся в другом заявлении Джоша Эрнеста, посвященном «абсолютно доказанной» роли России во взломе серверов Демократической партии: «Если мы как демократия потеряем способность признавать общепринятые факты, базовые факты или если такая способность подвергнется эрозии...»

Что именно произойдет в этом случае, Джош Эрнест так и не сказал. Пресс-секретарь Обамы запутался в собственных рассуждениях и забыл закончить свою мысль. Но даже того, что он сказал, вполне достаточно, чтобы уловить его главный посыл: виновность России — это «базовый, общепризнанный факт». А те, кто этот факт не признает, посягают на сами устои демократии.

Что ж, умение американских политиков мастерски пригвоздить своих оппонентов к позорному столбу — это то, чем на самом деле следует восхищаться. Задача Джоша Эрнеста — кошмарить республиканцев. Он вполне компетентно это делает, изящно манипулируя «российской картой». Но вот что меня не на шутку беспокоит. Я потерял способность определять границу, о которой я сказал выше, — границу между рациональным политическим расчетом и основанной на самовнушении деструктивной и иррациональной истерикой.

Возьмем, например, причины, в силу которых большая часть западного истеблишмента категорически не приемлет действий России в Сирии. Есть рациональное объяснение этих причин. Если все несколько упростить, то суть происходящего сейчас и в Сирии, и на всем Ближнем Востоке состоит в эпической схватке за влияние между двумя региональными супердержавами — Саудовской Аравией и Ираном. Саудовская Аравия — ближайший союзник США. Иран — враг и обидчик США, держава, которой удалось унизить американцев гораздо более жестоким образом, чем это когда-либо удавалось Москве. Режим Асада — враг Саудовской Аравии и младший партнер Тегерана. Вот почему попытки Москвы сохранить в Сирии светскую систему управления наталкиваются на такое негодование администрации Обамы и всего Запада в целом.

Взгляд на происходящее под таким углом зрения объясняет многое, но далеко не все. Мир западной политики и мир западных СМИ — это вовсе не армия деревянных солдат Урфина Джюса. Подавляющее большинство тех западников, кто громко протестует против «российских зверств в Алеппо», делает это не потому, что обслуживает интересы Саудовской Аравии. Они делают это по зову сердца, потому, что считают такую позицию моральной и правильной. Но почему же тогда эти люди «с сердцем в правильном месте» в упор не видят того, что увидел побывавший сейчас в зоне боевых действий в Ираке известный российский блогер и писатель Георгий Зотов?

Вот впечатления Зотова от осады Мосула: «В Эрбиле все госпитали переполнены ранеными. Беженцы из лагеря рядом рассказывают, что Мосул утюжат в белый свет, как в копеечку. Бьют не глядя по площадям, американцы бросают бомбы куда попало, в том числе и в своих... Население вообще никто не жалеет — им гуманитарных коридоров не открывали, как в Алеппо. Госпитали мочат только так с оправданием — «там могут лечить террористов».

Можно, конечно, отбросить это свидетельство как еще один пример лживой российской пропаганды. Но неужели кто-то всерьез считает, что война — особенно война на Ближнем Востоке — может быть гуманной, красивой и стерильной? А если так, то почему озабоченные «зверствами» в Алеппо в упор не замечают зверств в Мосуле?

Я считаю, что ответ заключается в том числе и в пресловутой истерии, в групповом мышлении, в скольжении по накатанной колее. В умах слишком многих западников тезис о зловредности России превратился в аксиому, которая не требует доказательств. Думать не по шаблону — это неудобно, некомфортно и потенциально опасно. «Рыжих» — тех, кто осмеливается бросить вызов устоявшимся представлением и плыть против течения, — не любят нигде, включая не только Россию, но и страны «зрелой демократии». Гораздо легче жить по принципу Джоша Эрнеста: «Общепризнанные факты надо признавать». Вот так мы и живем.

Источник

Комментарии 1

"Так выпьем же за кибернетика!"