Запад Общество

Почему Европа обречена?

14 апреля 2016
Потому, что ее проблема с исламом неразрешима методами демократии. Это ответ, который политкорректные политики Евросоюза отказываются давать своим избирателям, хотя очень хорошо его знают. И именно из-за этого европейская цивилизация погибнет. Вопрос уже не в том, погибнет ли, а в том, когда именно это случится.

Европа впервые столкнулась с исламом не вчера. Это произошло еще в 711 году, когда арабы ворвались на Пиренейский полуостров, методично овладели им, после чего хлынули во Францию, где их остановили лишь в 732 году при Пуатье. Заняв Сицилию, Сардинию, Корсику, Балеарские острова, многократно вторгались в Италию, грабили Рим, а с XIV века начали вторжение в Европу с востока, где турки заняли Балканы и Венгрию, добравшись в XVII веке аж до Вены. 

Тысячелетняя война полумесяца против креста привела к существенному изменению демографической ситуации в некоторых частях континента – на Пиренеях и на Балканах создаются компактные массы мусульманского населения. Когда в 1492 году Испания смогла отвоевать от арабов свои последние земли, освободив Гренаду, она столкнулась с вопросом, что делать с ними после этого.

Первоначально им оставлено право исповедовать свою религию, но после того, как они подняли бунт в 1499 году, им приказано или принять христианство или оставить страну. Большинство из них стали христианами, но тайно продолжали соблюдать догмы ислама. В 1568 году арабы поднимают второй бунт, и им удается даже на короткое время восстановить Гранадский эмират. Их государство пало только в 1571 ценой огромных усилий испанцев. Принято решение выселить всех морисков (крещенные арабы) во внутренние пределы Кастилии. 

Через одно поколение выяснилось, что благодаря своей высокой рождаемости мориски начали доминировать количественно в некоторых районах вокруг Мадрида и Толедо, и тем самым создавали угрозу арабизации сердца испанской монархии. Поэтому, в конце концов испанский король, видя провал всех усилий по ассимиляции морисков, приказал изгнать их из Испании. Это было исполнено в несколько приемов в 1609 – 1614 годах, в результате чего около 300 тысяч арабов, представлявших семь процентов населения Испании того времени, были вывезены морским путем в Марокко, Алжир и Тунис.

На Балканах ислам задержался на более длительный срок. Когда Румыния, Сербия и Греция завоевали свою независимость, первое, что сделали их правительства – изгнали своих мусульман. Лишь только Болгария и Австро-Венгрия не предприняли подобных мер, в результате чего на наших землях и в Боснии (которая тогда была австрийской провинцией) ислам уцелел. Если добавить и Албанию после 1912 года, только здесь продолжилось совместное проживание местных мусульман с христианами.

Почему именно на Блаканах, где мусульмане непрерывно проживают уже 600 лет, нет проблем, или, по крайней мере, проблемы не таковы, как в Западной Европе? Почему после 1944 года тоталитарные режимы в Болгарии, Югославии, Греции и Албании полностью уничтожили и подчинили воинственный дух ислама? Особенно отвратительно это делалось в Албании, где была запрещена сама религия. В течение нескольких поколений коммунисты превратили изолированных и отгороженных от внешнего мира мусульман в полноценных светских граждан своих стран. Разумеется, репрессиями, давлением и насилием. В Греции это сделали военный режим, традиционная антитурецкая и антиболгарская политика афинских правителей.

Резюмируя сказанное: Испания, Сербия, Венгрия, Греция, Италия и Румыния – все страны, в которых традиционно жили мусульмане, решили свои проблемы с ними путем выселения.

Испанцы были вынуждены прибегнуть к этой мере после ста лет безуспешных попыток ассимиляции морисков. Несмотря на принятие христианской религии, они упорно сохраняли свой арабский язык и арабские обычаи. Другие европейские государства оказались не столь терпеливы и без раздумий изгнали мусульман сразу же, как только освободились от их власти. А там, где их решили оставить, коммунисты, не терпящие никакую другую конкурентную идеологию, путем репрессий нивелировали различия между христианами и мусульманами, формируя консолидированные гражданские нации.

Ничему этому не бывать в Европе наших дней. Ни выселениям, ни репрессиям, ни насильственной ассимиляции и христианизации. Самокастрированные европейские государства полагаются лишь на добровольную ассимиляцию, которую они называют политически корректным термином «интеграция», надеясь, что, выучив соответствующий государственный язык и местные традиции, мусульмане станут хорошими гражданами. Единственное – это невозможно, и, учитывая ситуацию, этого не будет. После каждого теракта европейские мусульманские общности затаиваются, сникают, пережидая, пока пройдет буря вялого европейского возмущения, чтобы продолжить то, что у них получается лучше всего – умножать страх и детей. 

Да, численность мусульман в отдельных европейских государствах составляет 5-10%, но их дети составляют 25-50% детей в этих государствах. Мэр Роттердама – мусульманин, а самым популярным мужским именем для новорожденных в Лондоне и Брюсселе – это Магомед. Хорошо известные факты, но что с того? Численность мусульман растет, численность христиан сокращается, а в последний год европейский ислам получил мощную демографическую инъекцию в виде притока 1,5 миллиона новых иммигрантов, которых до недавнего времени называли беженцами.

Эта болезнь не лечится молитвами и шествиями. Она не лечится и чрезвычайными положениями – тысячи новых детей в мусульманских семьях родилось в течение трех месяцев чрезвычайного положения во Франции. Она не лечится и острыми словами в Фейсбуке и устрашающими статьями в прессе. Она лечится мерами управленческого характера, которые должны быть такими, как описано выше. Репатриация, высылка, лишение гражданства.

Однако этого не будет сделано, потому что делать это некому. Не потому, что нет таких политиков европейского масштаба. Просто их не допустят к власти. И, так как никто не допустит революции, через 30 лет это уже не будет иметь никакого значения, потому что мэры Парижа, Лондона и Берлина будут мусульманами.

Поэтому Европа обречена.

Через одно поколение вопрос уже будет стоять не как интегрировать мусульман, а как сохранить христианское меньшинство.

По материалам: Переводика

Комментариев пока нет

Новости партнёров