Мир Общество Без дураков

Побег из гарема: Она не захотела быть одиннадцатой женой арабского магната

10 июля 2017
Дизайнер Джилл Додд основала всемирно известный бренд одежды. Но ее история начиналась иначе, чем у большинства знаменитостей мира моды. В юности она стала одной из одиннадцати наложниц саудовского магната, сделавшего состояние на торговле оружием.

Жизнь в гареме не была похожа на восточную сказку. В июне этого года она опубликовала книгу воспоминаний о том времени.

Самый богатый мужчина планеты

В 17 лет американка Джилл Додд позвонила по объявлению в газете и стала моделью. Ей повезло: ее заметили. В 1979 году она перебралась в Париж, снималась для Vogue и Marie Claire, появлялась на обложках журналов. Однажды в Монте-Карло знакомая привела ее на роскошную вечеринку. «Я не верила глазам. Кругом орды длинноволосых пиратов с татуировками и обнаженными торсами, стучат в барабаны, играют на гитарах. Ночное небо освещало пятиметровое пламя, — вспоминает она. — Похоже на сцену из "Пиратов Карибского моря", только тогда фильм еще не сняли».

Джилл заметила, что на нее поглядывает хорошо одетый мужчина средних лет. Он был вдвое старше, чем она, и ниже сантиметров на двадцать, но в той ситуации его рост, пузо и лысина показались ей плюсом. «Я была рада, что это не кто-то помоложе с одним очевидным желанием — переспать со мной», — объясняет она. Он пригласил девушку танцевать, а потом взял ее руку и написал на ней кровью: «Я тебя люблю».

Один из «пиратов» увел его, чтобы перевязать порезанный палец, а к Джилл подскочила знакомая. «Ты знаешь, кто это был? — закричала она. — Это Аднан Хашогги». Имя ничего ей не говорило. Потом она узнала, что Хашогги — 44-летний магнат из Саудовской Аравии, сделавший состояние на торговле оружием. В начале 1980-х он считался одним из самых богатых людей в мире.

На следующий день Джилл позвонил знакомый миллиардера и сообщил, что Аднан ждет ее на своей яхте. На судне ценой 80 миллионов долларов имелся кинотеатр, танцевальный зал, хорошо оборудованный госпиталь и даже собственный морг. В 1983 году магнат одолжил его для съемок фильма про Джеймса Бонда. В кино на яхте плавал главный злодей. Через несколько лет ее купит султан Брунея, а затем она достанется Дональду Трампу.

Оставшись наедине с Джилл, Хашогги предупредил, что знает о ней все. Служба безопасности составила на нее досье, как на всех пассий миллиардера. После этого он рассказал о себе. «Поскольку мой отец был личным доктором короля, у меня имелись связи, — сообщил он. — Я начал с торговли грузовиками Chevy, потом возил в Саудовскую Аравию тракторы Caterpillar для строек. К 17 я заработал свои первые миллионы. Затем со своим другом Говардом Хьюзом занялся экспортом самолетов». Они болтали всю ночь.

Девушка рассказала миллиардеру про своего бывшего, он — про то, сколько стоила та вечеринка в Монте-Карло. «И даже не пытался поцеловать меня, — пишет она. — От этого я стала доверять ему еще больше».

Несколько недель Хашогги целомудренно ухаживал за моделью, прерываясь только на деловые поездки. Он водил ее по ресторанам, дарил дорогие подарки. Однажды она остановилась в его испанском особняке. Миллиардер разбудил ее ночью и сообщил, что должен объяснить ситуацию. Законы Саудовской Аравии позволяли ему взять три законные жены и 11 временных. «Я хочу, чтобы ты стала одной из моих временных жен, — сказал он. — Мы не поцелуемся, пока ты не согласишься на это».

Джилл не возражала. «Так я присоединилась к гарему Аднана», — пишет она.

Что бы сделала Патти Смит

У истории Джиллиан Лорен не такое красивое начало. Ее карьера не задалась. У девушки не было ни денег, не перспектив. Она хотела стать актрисой, но каждый кастинг, на который она попадала, неизменно заканчивался отказом. Все, кроме одного. После прослушивания девушке сообщили, что ее желает видеть в своем дворце принц Джеффри Болкиах, брат султана Брунея — того самого, который купил яхту Аднана Хашогги.

Предложение было одновременно пугающим и захватывающим, но Лорен не могла отказаться. Она догадывалась, что нужно принцу, но ей ужасно хотелось вырваться из замкнутого круга. «Абсолютным авторитетом по части того, что хорошо и правильно, я считала певицу Патти Смит. Когда мне нужно было принять непростое решение, я всегда спрашивала себя: что бы она сделала на моем месте? — вспоминает Джиллиан. — Я взвешивала варианты. Остаться дома или отправиться в Бруней? Что бы сделала Патти Смит? Мне было ясно, что она села бы в самолет, полетела бы в экзотические страны и не оглядывалась бы назад».

Первые сомнения в верности принятого решения появились, когда она приехала в аэропорт и рослые охранники отобрали у нее паспорт. Но потом она увидела дворец, в который ее привезли, и вопросы отпали. Девушку поселили в грандиозном сооружении с многочисленными бассейнами и теннисными кортами. На полу лежали ковры из настоящего золота, а стены уборных украшали подлинники Пикассо. «И это был даже не тот дворец, где он жил, — рассказывает она. — Этот его дворец был предназначен исключительно для развлечений».

Кроме нее там жили десятки красавиц из Таиланда, Малайзии, Филиппин, Сингапура, Индонезии, несколько американок. Почти каждый вечер принц закатывал вечеринку, на которой помимо его знакомых присутствовали 30 или 40 девушек из дворца. Все танцевали и веселились, вино текло рекой. В конце принц удалялся в свои покои с одной из гостий. Джиллиан никогда не оказывалась в их числе и даже сожалела об этом.

Однажды утром к ней пришли охранники и велели следовать за ними. Они отвезли ее в офисное здание и оставили в одном из кабинетов. После нескольких часов ожидания в полном одиночестве она решила проверить двери — заперто. Туалета не было. Джиллиан стало страшно. Паспорт ей так и не вернули. «Очень немногие знали, куда я уехала, — пишет она. — Я могла исчезнуть, и виновных бы не нашли».

Девушка задремала и проснулась от звука открывающейся двери. Она открыла глаза и увидела принца в полном обмундировании. Так началось их знакомство. «Когда я немного узнала его, оказалось, что он не только красив, но и хорошо образован, — вспоминает она. — Несмотря на совершенно безумные обстоятельства, в которых мы встретились, он мне нравился, и по какой-то причине я ему тоже».

Карьера Джилл Додд

За полтора года отношений Джилл Додд стала для Аднана Хашогги временной женой номер один. Несмотря на возраст он оказался прекрасным любовником. Ходили слухи, что он подыскивает девушку на роль второй законной жены. Окружение саудовского миллиардера было уверено, что ею станет Джилл.

В то же время она не хотела бросать карьеру ради отношений. Несмотря на неодобрение Аднана, продолжала работать моделью: собственный заработок позволял ей не зависеть от него. Кроме того, она мечтала стать модельером. В 1981 году она вернулась в Калифорнию и поступила в колледж, чтобы учиться дизайну одежды. Учеба мешала им видеться чаще, но миллиардер продолжал наведываться к ней.

На одно из свиданий в Лас-Вегасе Хашогги привел странного старца, похожего на Ганди. Он не понимал английского языка и изъяснялся жестами. «Это святой человек, — объяснил саудовский магнат. — Он предсказывает будущее». Старец протянул девушке чистый листок и жестами попросил смять. Затем он изучил бумажку и что-то сказал Хашогги. «Твой брак закончится разводом, — перевел тот. — Ты выйдешь замуж три раза и станешь очень успешной деловой женщиной».

Джилл до сих пор не понимает, как пережила те месяцы: «Я принимала наркотики, гадала по рукам, ходила к медиуму и гипнотерапевту, интересовалась одновременно пятью разными религиями, изучала боевые искусства, зубрила французский, работала моделью, посещала институт, несколько раз в неделю выбиралась на вечеринки, страдала от нарушения пищевого поведения, а выходные проводила в гареме одного из самых могущественных людей в мире».

Она стала замечать, что миллиардер охладел к ней. Раньше она редко видела других временных жен, а теперь то и дело замечала его с ними. «Когда я приезжала в Лас-Вегас, то встречала целые группы незнакомых девушек — иногда восемь за одну поездку, — рассказывает она. — Было совершенно очевидно, что они занимаются сексом за деньги. К тому же большинство страдали от наркотической зависимости». Ее это пугало: эпидемия СПИДа была в самом разгаре, а Хашогги никогда не пользовался презервативами. Он мог заразить и ее.

«Наши отношения закончились летом 1982 года, — пишет Джилл Додд. — Впрочем, у нас не было письменного договора, чтобы его порвать. Мы разошлись мирно и звонили друг другу еще не один год. В 1989 году я основала бренд серферской одежды Roxy и стала владельцем успешного бизнеса».

Подарок принца Брунея

После встречи с принцем Брунея Джиллиан Лорен быстро стала его любимой девушкой номер два. Номером один была бывшая актриса с Филиппин. В то время принц подыскивал четвертую жену. Ею могла стать любая из обитательниц дворца.

Иногда Джиллиан задумывалась, каково быть женой принца, но в то же время не строила иллюзий по поводу ситуации, в которой оказалась. «Мне очень не хотелось добавлять самообман к растущему списку своих недостатков, — говорит она, — потому что я осознавала, что в сущности все мы были проститутками. Когда каждый день ходишь на одну и ту же вечеринку, встречаешь ее устроителя и возвращаешься с деньгами — это проституция».

Однажды за ней снова пришел охранник. Он вошел с девушкой в лифт и нажал на последнюю кнопку. Ее везли на крышу. Такого не было ни разу. Джиллиан запаниковала. «Что я сделала не так? — думала она. — Боже мой, я слишком много знаю. Они хотят от меня избавиться!» Но реальность оказалась еще хуже.

На крыше их ждал вертолет. Он отвез девушку в соседнее здание, где ее ждал султан Брунея — старший брат принца, который привез Джиллиан в страну. «Я провела достаточно времени в Брунее, чтобы понять: ничего обидного в том, что принц передал меня брату, быть не должно. Мне оказана честь. Я подарок принца», — вспоминает она.

Прятаться от правды становилось все труднее. «Я приехала сюда потому, что надеялась на приключение, — рассказывает Лорен. — Хотела быть свободной, а превратилась в имущество, которое можно подарить. Что сделала бы на моем месте Патти Смит? Она бы в такую ситуацию никогда не попала. Ни за что».

В итоге принц все же сделал предложение, но не Джиллиан, а девушке номер один — филлипинской актрисе. Он подарил ей миллион долларов и обручальное кольцо. Она ответила отказом и уехала на родину. Джиллиан провела в Брунее почти три года, а затем вернулась в Америку. «Я не была узницей, но не могла приходить и уходить, когда захочу, — пишет она. — К концу своего пребывания во дворце я чувствовала себя так, будто стала старше на десять лет, но по-прежнему не поумнела».

Источник

Комментариев пока нет