Россия Общество

Особняк секс-тирана как он есть. О столкновении мифов и реальности

05 августа 2016

Про этот зловещий дом в интеллигентных кругах принято говорить, таинственно понижая голос и с придыханием.

Вдруг «он» услышит.

Ведь неслучайно, рассказывают «знатоки мистической Москвы», почему-то именно «короткими летними ночами» (и чем ему, спрашивается, злодею эдакому, долгие зимние ночи-то не милы?) здесь раздается «зловещее шуршание шин». И, дальше, надо цитировать дословно: «Надо встать на углу Малой Никитской и Вспольного переулка и затихнуть.

Через некоторое время в кромешной тьме мигнут фары и послышится шуршание шин об асфальт. Подъехав к особняку со стороны Патриаршьих прудов, автомобиль остановится, и ты услышишь звуки открывающейся и вновь захлопывающейся дверцы, приглушённые голоса двух мужчин. Потом автомобиль медленно отъезжает и, набирая скорость, уносится прочь. А ты услышишь мужские шаги. И если ты - молодая красивая, то, не мешкая, мчись что есть силы подальше от особняка, а иначе пропадёшь. Именно так и высматривал всемогущий комиссар госбезопасности Лаврентий Берия себе женщин для плотских утех: из машины, из окон своего дома. А уж верные помощники изо всех сил старались доставить хозяину понравившихся девушек. В подвале особняка была пыточная камера, а во дворе после смерти Берии были обнаружены останки нескольких десятков, а то и сотен убиенных им лично женщин» (с).

И если бы об этом только «говорили интеллигентные обыватели».

Сии зловещие, до голливудского маньячного ужаса, образы вошли в сознание «советской постперестроечной интеллигенции», стали «окончательной аксиомой», которую «приличные люди», в общем-то, должны не обсуждать, а сразу и безоговорочно осуждать.

Образ зловещего секс-тирана Берии был растиражирован, в том числе и в советской литературе: особенно постарались «шестидесятники», тот же Василий Аксенов, со смаком описывавший, как насильник Берия стягивал с красивых комсомолок некрасивые советские трусы.

Да и другие – тоже не оставались в стороне…

…Вот, что тут можно сказать.

Сразу предупреждаем: в данном материале мы не собираемся обсуждать ни личность «железного наркома», ни его – положительный ли, отрицательный ли – вклад в жизнь нашей с вами по-прежнему великой страны.

Речь идет о другом.

Так уж сложилось, что именно в этом районе, прошли мои, не самые, прямо скажем, примерные, отрочество и юность: я учился сначала в 122 московской школе, что в Малом Палашевском переулке. А потом в Литературном институте имени Горького, по адресу Тверской бульвар, дом 25. Собственно, - в двух шагах. И, естественно, все окрестные скамейки были обсижены. Естественно были футбол, девушки и портвейн. Естественно, были и дневные, и ночные прогулки пешком, вдоль и поперек окрестностей, и дома, в котором когда-то жил Лаврентий Павлович, а ныне располагается посольство государства Тунис, я тоже, разумеется, не избежал.

Вот он, собственно говоря, на фотографии, чтобы каждый мог убедиться в том, как он выглядит, своими, что называется, глазами. Очень небольшой, в общем-то, и вполне себе одноэтажный особнячок.

В котором, как в любом приличном грузинском доме, безвылазно проживала жена, Нино Теймуразовна, женщина, как поговаривают, очень красивая и властная. Сын Серго, отличный, кстати, военный инженер радиотехник, один из создателей советской системы ПВО, даже в постсоветские годы генеральный конструктор киевского НИИ «Комета». Невестка, Марфа Максимовна Пешкова, внучка Алексея Максимовича Горького, и их трое детей: Нина, Надежда и Сергей.

Почти постоянно бывали какие-то гости и родственники.

Словом, - нормальный кавказский дом, с чадами и довольно многочисленными домочадцами.

Но и это еще не все.

В доме была постоянно присутствующая прислуга.

Охрана, довольно многочисленная, - ноблесс, простите, оближ.

Фельдъегеря.

Курьеры.

Постоянный пункт секретной связи, для обслуживания которого необходимо, как минимум, два оператора.

Наверняка, кто-то еще.

И вот если мне кто-нибудь объяснит, как при такой людской мешанине на такой сравнительно небольшой площади можно не то что школьницу изнасиловать, но тупо кошку за хвост по коридору протащить, чтобы на этот мяв не сбежалась чертова прорва народу – я перед этим «кем-нибудь», пожалуй, шляпу сниму. И безоговорочно поверю, что сталинский нарком Берия был не только маньяком-насильником, но еще и английским шпионом. Впрочем, второе обвинение в «интеллигентских кругах» как-то все-таки не прижилось, возможно, потому, что в этих кругах быть английским шпионом вовсе не плохо, а при определенных жизненных обстоятельствах – так и вовсе хорошо.

Но, впрочем, еще раз: мы тут не об этом.

Мы тут исключительно о том, какая это нежная и хрупкая вещь – интеллигентский «демократический» миф. И о том, что, если вы хотите, чтобы он и дальше имел место быть, то от столкновений с грубой действительностью его лучше бы уберечь…

Дмитрий Лекух

Комментариев пока нет

Новости партнёров