Запад Общество

Окончательное решение турецкого вопроса: почему олл инклюзива не будет

21 июля 2016

Как грустно пошутил один из коллег, вопрос с «турецкими чартерами» решился сам собой: Эрдоган ввел в стране на три месяца режим чрезвычайного положения. Понять нынешнего турецкого лидера можно: силовые структуры и армия в стране выглядят как минимум «расколотыми».

Да и «зарубежные партнеры» тоже не до конца ясно на чьей стороне выступают.

Поэтому: «В связи с попыткой военного переворота в Турции в соответствии со 120-й статьей конституции вводится чрезвычайное положение сроком на три месяца, чтобы наиболее эффективно и быстро предпринять шаги для обеспечения прав и свобод граждан».

А пока власти Турции задержали более семи с половиной тысяч человек.

В частности, по последним данным, задержаны более сотни только высших военных руководителей: генералов и адмиралов, едва ли не весь цвет военного командования страны. Также в рамках расследования дела задержаны почти пять сотен судей и прокуроров. А счет арестованных и отстраненных от должностей сотрудников полиции идет уже не на сотни, а на тысячи.

Чистят и «профессорско-преподавательский» состав.

Более пятнадцати тысяч из числа сотрудников только уволенных, сколько арестованных не сообщается. По крайней мере, высший совет по образованию Турции потребовал отправить в отставку более полутора тысяч деканов и профессоров государственных и частных вузов: и это отнюдь не случайно.

В общем, такие, вполне себе полноценные репрессии.

Причем, почему они происходят, - тоже вполне понятно: для того, чтобы избежать следующего переворота. По сути, с точки зрения нынешнего турецкого режима довольно приличная часть местных «элит», мягко говоря, являются «пятой колонной», полностью готовой для исполнения замыслов т.н. «внешних игроков». Президент Реджеп Эрдоган, вообще, собственно говоря, назвал попытку путча "даром божьим", поскольку это дает ему возможность расправиться как с правой, так и левой оппозицией. Заодно расправившись как со сторонниками либерального гражданского общества, так и с прокурдскими партиями.

Цели турецкого президента вполне понятны; он хочет создать авторитарную президентскую республику.

И, вероятнее всего, он этих целей добьется: попытка госпереворота дала ему на это весьма и весьма, мягко говоря, серьезный шанс и предлог.

Что в этой ситуации должна делать Россия?

Да, в общем-то, ничего.

Турция – это «больной человек Европы», а отнюдь не Российской Федерации.

А нас тут по настоящему интересует только одно: чтобы эта гигантская и предельно «лоскутная» как в социальном, так и в этническом и конфессиональном смысле территория не погрузилась в ад полноценной гражданской войны. Вероятность которой, с учетом позиции «старших турецких партнеров» по НАТО и сложнейшей внутренней обстановки в стране, на сегодняшний момент времени, к сожалению, достаточно велика.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров