Запад Общество

Образование как инструмент геополитики США

02 марта 2016
Предварительные замечания

Предварительные замечания

Рассматривая механизмы осуществления внешней политики США в контексте образования, сразу нужно определить рабочую таксономию.

Образование в данном случае - это не только система колледжей, институтов и университетов, где проходит подготовку американская молодежь, но также правительственные программы для иностранных студентов, обучение и стажировка американских граждан за границей, гранты, выделяемые по линии гражданского общества, широкое присутствие американских образовательных и научных центров в других странах. Кроме того, это межведомственная координация силового блока, где также происходит постоянная адаптация к новым условиям параллельно с пропагандой тех ценностей и интересов, которые считаются основополагающими для американской культуры и государственности. Это также массовая культура, которая лучше всего представлена голливудским кинематографом.

Иными словами, это создание идеального образа США, как для внутреннего потребления, так и для внешнего мира, не зависимо от того, нужно ли его использовать как притягательный или устрашающий фактор.

Эти аспекты являются единым и взаимосвязанным целым американской политики, что видно на примере официальной повестки, которая размещена на сайтах Госдепартамента США и Белого дома.

Идеология в образовательной системе США

Ядром образовательной доктрины США в ее многочисленных проявлениях является исключительность и элитарность самой американской идеологии, как в историческом контексте, так и по отношению к текущему моменту. Наилучшим образом это выражено в обращении Вудро Вильсона к Конгрессу США 2 апреля 1917 г.:

Есть американские принципы и американская политика. Мы не можем исповедовать другие. И они являются принципами и политикой для дальновидных мужчин и женщин, где бы то ни было, для каждой современной нации, для каждого просвещенного сообщества.

Собственно, тогда и было заложено обоснование для глобального вмешательства в дела других государств, так как, по верному замечанию Генри Киссинджера

процедурный аспект баланса сил, его нейтральность в качестве морального качества соперничающих сторон теперь становился аморальным и даже опасным. Демократия была не только лучшей формой управления, но и единственной гарантией вечного мира.

Помимо исключительности есть еще ряд установок в американской идеологии, которые пронизывают образовательную систему. Это превосходство США с позиции исторической морали (конституционная республика) или хозяйственного развития (капитализм); экономическая неполноценность и моральное разложение "тоталитарного" и "коллективистского" типа экономической модели; противодействие международному праву (или ООН) в целом из-за законов, которые ограничивают США, что способствует подчеркиванию американской исключительности; ориентализм и англофилия, продвижение A5 + I как единого «племени» (Англия, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия и Израиль), страх славянских, ближневосточных и азиатских народов (за исключением японцев). Антирусскость (а ранее антикоммунизм) и исламофобия по цивилизационному признаку; законность американской гегемонии как оплота против тоталитаризма (коммунизма, фашизма) и исламского радикализма; законность использования американских военных в любой точке мира по "соображениям национальной безопасности".

По большому счету, образование - это война идей, только при этом противник часто не понимает, что он втянут в противоборство. Кроме того, преимущество инструмента образования в войне идей в том, что там практически не дается альтернативы, как и в начальной или высшей школе - вам дается информация, которая преподносится как единственно правильная, и за усваивание этого материала ставятся оценки и зачеты.

Что такое война идей? Это столкновение видений, концепций и образов, и особенно - их интерпретация. Физическое насилие в данном случае может быть минимальным, так как войны идей направлены на политические, социально-культурные или экономические цели, но так или иначе, они имеют враждебные намерения или враждебные действия. Войны идей могут принимать различные формы, но они, как правило, делятся на четыре основные категории (хотя они не являются исчерпывающими): 1) интеллектуальные дебаты, 2) идеологические войны, 3) войны из-за религиозных догм, и 4) рекламные кампании. Все они связаны, по существу, с властью и влиянием, как и войны за территории и материальные ресурсы, поэтому ставки могут быть очень высокими. Через все эти виды войн идей американское общество прошло за всю историю своего существования, поэтому такой подход близок для самосознания американцев.

Основы для ведения таких войн во внешней политике были заложены американскими интеллектуалами в середине ХХ века, хотя фундамент американской исключительности был основан намного ранее - начиная с идеи фронтира и англиканского протестантизма в XIX веке он уже обрел ярко выраженную политическую окраску.

В нарративах американского геополитика Роберта Страус-Хюпе, известному по работе в секретном проекте "М", созданном Рузвельтом в 1941 г. мы сталкиваемся с конструкцией образа глобального врага, который представлен как Другой. Его основными приемами были: избирательное применение доктрины и пропагандистских заявлений противника в качестве иллюстраций тайных намерений; приписывание внешней политике врага согласованности действий, которые идут по заранее установленному плану по завоеванию мира; противоречивые обвинения, что убеждения противника иррациональны и дьявольски умны и расчетливы и широко распространенный тон о необходимости США проснуться перед лицом "реального" характера угрозы.

Эти приемы носят прикладной характер, так как императивы внешней политики и национальных интересов США являются гибкими. Если в эпоху Холодной войны достаточно было обоснований представленных в образе угрозы коммунизма, то после распада Советского союза Дж. Буш старший начал переориентировать фокус на угрозу наркотрафика. После атаки на США в сентябре 2001 г. это стала глобальная война с террором, которая часто использовалась как ширма для осуществления интересов Вашингтона.

Нужно отметить, что должностные лица США рассматривали так называемую войну с террором, начатую в 2002 г., как комбинацию усилий, с участием физических и идеационных элементов, причем последний более важен, если не имел решающего значения, чем первый. Этот акцент предполагает, что Соединенные Штаты видят себя в качестве субъекта, который ведет второй тип войн идей, а физическая сила, т.е. войска, играют вспомогательную роль.

Важность войны идей отражена в ряде национальных стратегий США (безопасности, внутренней политики, обороны и пр.) которые, как правило, обновляются каждые четыре — пять лет.

Немаловажную роль в данных стратегиях играют медиа, так как они воспроизводят виртуальную репрезентацию реальности. По большому счету речь идет о симбиозных формах стратегического взаимодействия - это слияние методов мягкой и жесткой силы, известное как smart power (умная сила) - в итоге мы имеем динамические рамки, схему понимания, которая формирует как физические, так психические и психологические границы и ограничения группы, аудитории или общности, которым вовсе не обязательно знать о таком структурном воздействии.

Поэтому информационное виртуальное пространство (которому уделяется большое внимание со стороны различных ведомств США) через посредство стратегического обмана, строит контекстные рамки или то, что может быть названо основной рамкой или "мастер фреймом". Целью является переориентирование целевой аудитории или ее критической массы через процесс преобразования, способами, которые вызывают динамику фрагментарных и оппозиционных общественных движений в разных странах на службе гегемонистских политических интересов.

Ранее военный британский стратег Базил Лиддер Гарт называл это непрямыми действиями, а Ганс Моргентау охарактеризовал как "культурный империализм".

Образовательные программы США наиболее хорошо подходят для проведения такой политики, а в последнее время, в связи с возможностью дистанционного образования - они поставлены на поток.

Национальная программа образования

Вначале мы рассмотрим, как ведется работа во внутренней политике США.

Во-первых, американский истэблишмент использует образование для пропаганды либеральной идеологии. Сама образовательная система представляется как часть более широкого общества, которое переосмысляет идеологические уроки, включая экономические и социальные аспекты.

Фактически, индоктринация в США начинается с дошкольного возраста в детском саду в возрасте с 3, 4 и 5 лет.

Система строится на 1) исключениях, которых очень много; 2) сам процесс происходит плавно, либеральный индивидуум создается из либерального общества, так как внутреннее ядро либеральной идеологии находится в самом центре самосознания, не говоря уже об общественном сознании американцев. Все это проявляется в школьной программе, стандартах, пособиях, подходе учителей на основе "здравого смысла" к образованию, общего отношения к школе.

Для дошкольного возраста и начальной школы (от 6 до 12 лет), в США практикуется два основных либеральных метода в образовании. Поскольку в США дети имеют разных учителей в каждом классе, а также часто из-за перехода из класса в класс дети постоянно меняются, эти методы в определенной степени смешаны.

Во-первых, на побережье давно практиковались идеи ранних постмодернистских левых концепций педагогики и детства, которые заключаются в восхвалении в равной степени ценности любых результатов детского творчества и прогресса, либо отсутствия таких результатов или прогресса. Поэтому в итоге любые результаты равны, и сам подход основан на самооценке.

Сторонники этих идей стали известны как Движение самооценки. Толком послужила работа Натаниэла Брэндона, который издал в 1969 г. книгу под названием "Психология самооценки". К 1980-м гг. его идеи стали доминирующей тенденцией в педагогике на американском побережье, которое считалось опорой либерализма. Законодательное собрание штата Калифорния, например, даже создало целевую группу по самооценке для школ. Хотя в целом такое антисоциальное определение успеха в либеральной парадигме плохо подходило к основным потребностям человека на эмоциональном, психологическом, социальном или духовном уровне. Поэтому он подкреплялся вторым методом, с поправкой на необходимость сохранения самооценки в "формирующие детские годы", так как это якобы будет иметь психологический потенциал для успеха в работе, карьере и жизни.

Нужно отметить, что Калифорния традиционно выступала как одна из площадок для либеральных экспериментов США. Система общего образования, известная как К-12 первоначально тестировалась в этом штате. Реформа здравоохранения, получившая название Obama-care также была запущена в Калифорнии.

Как мы видим, мода на "самооценку" в образовании в последнее время стала популярна и в России, что свидетельствует о проникновении определенных американских педагогических идей и в наше общество.

Второй либеральный метод старше, больше ассоциируется со Средней Америкой, и фокусируется на работе и дисциплине как ключах к успеху. Низшие классы имеют более патриотический уклон, который связан с локальной концепцией гражданской добродетели, но в то же время делается упор на индивидууме как первичном элементе «успеха». Средние и высшие классы имеют более индивидуалистический и бизнес ориентированный уклон, с акцентом на успех, даже если это идет в ущерб общего благополучия остального населения (т.е., по сути, этот уклон является антисоциальным). Такое игнорирование остальной части общества связано с идеей, что либеральная парадигма основана на реальности игры с нулевой суммой в экономике.

Кроме того, императивом общей системы американского образования является антиинтеллектуализм. Для детей старшего возраста и подростков внедрение либеральной парадигмы прослеживается более четко с идеологической точки зрения и основывается на определенных работах некоторых авторов, которые являются классиками модернизма, как правило, это Макиавелли, Гоббс, Руссо и Локк, часто Бентам и Миль. Англо-эпикурейцы преподаются в университетах (возраст 18-22 гг.) поверхностно, также кратко рассказывается о создателях Конституции США. Маркс и Ницше представлены как философы континентальной Европы, весьма влиятельные и важные для чтения, но связанные с ошибочными и неправильными «тоталитарными» моделями Европы (коммунизм и фашизм).

Таким образом, в сознание студентов закладывается формула, что континентальная Европа породила тоталитарные и диктаторские проекты, а Англия и США связаны с идеями либерализма и свободы.

Конечно же, для преемственности кадров, которые работают над внедрением американских идей за рубежом, используются площадки статусных университетов США. По линии Госдепартамента работает Центр дипломатии США.

Ряд известных политологов с мировым именем, также являются профессорами ведущих учебных заведений США, которые интенсивно работают над внедрением идеологической матрицы в мышление студентов.

Образование и внешняя политика

Между тем, опыт США с 60-х годов начал активно распространяться и в других странах. В Европе первой страной, которая прошла через американизацию, стала Финляндия. Система начальной финской школы (Peruskoulu, с 1 по 9 классы) была перенята из США по модели социальных (т.е. неблагополучных) районов, куда средний американец не отдаст своего ребёнка учиться, и внедрена левыми финскими политиками – из Компартии, СДП, Партии рабочих и др. Показательно, что рейтинги, демонстрирующие высокое качество финского образования и "самых лучшее в мире", проводят американские агентства за счет финского бюджета.

В целом, во внешней политике, космополитическая прогрессивная либеральная идеология в образовании усиливает следующие темы:

  1. Равномерность юридических и моральных прав по всему миру;
  2. Равномерность желаний людей во всем мире;
  3. США были основаны на хороших идеях, но допустили много ошибок и несправедливостей - войну против коренных американцев и мексиканцев, работорговлю, законы Джима Кроу, Маккартизм, империализм (Вьетнам, и т.д.);
  4. США - это "процесс", демократия - тоже процессом, а при понимании своих собственных ошибок прошлого, достигается законность учить других по всему миру как нужно исправлять свои проблемы;
  5. США в качестве мировой державы, учитывая пункты 1-4, имеет доктрину «R2Р» - «ответственность защищать» - права человека или что-то другое по всему миру, применяя военную силу;
  6. Законность американской гегемонии, когда она действует от лица «прав человека» через ООН и НПО также активно способствует созданию международного права в интересах США.

Роль Госдепартамента США

Непосредственно по линии Госдепартамента США со второй половины ХХ века осуществляется ряд научно-образовательных программ.

По большому счету, их целью является постоянный поиск кадров и подготовка будущей лояльной элиты из потенциальной молодежи в других странах. Некоторые инициативы носят двойной характер – американские студенты едут за границу, а молодежь из других стран едет в США.

К наиболее известным можно отнести программу Фулбрайта – она была создана по инициативе сенатора Уильяма Фулбрайта еще в 1946 г. В ее рамках восемь тысяч грантов ежегодно выдается для американцев, которые едут за границу, а также для иностранных студентов, привлекаемых в США. Она охватывает 160 стран. Интересно проследить географические предпочтения инициатив программы Фулбрайта. В 90-х гг. это было постсоветское пространство, в последние годы акцент сместился на Ближний Восток и Центральную Азию. Совсем недавно была запущена Арктическая инициатива, что недвусмысленно показывает оперативный геополитический контекст.

Среди наиболее известных международных инициатив Госдепартамента еще можно отметить программы Alumni, Global Youth Issues, EducationUS - в рамках последней действует инициатива "LGBTICAMPUS LIFE", направленная на создание пула студентов со всего мира, которые идентифицируют себя как гомосексуалисты. Модератором программы является директор ресурсного центра LGBT Университета Джорджа Вашингтона.

Здесь можно вспомнить идеи Саула Алинского из его книги «Правила для радикалов», который сказал, что «этические критерии должны быть эластичными». Алинского часто цитируют бывшая Госсекретарь США Хилари Клинтон и действующий президент Барак Обама – при них впервые было заявлено, что одним из императивов внешней политики США будет защита прав сексуальных меньшинств по всему миру.

Также широкую известность получили всевозможные тренинги для политических активистов, которые проводятся на территории США или дружественных им стран. Есть специализированные встречи и семинары, например, кибердиссиденты, деятельность которых направлена, в основном, на работу в Интернет пространстве. Как правило, на подобных тренингах идет подготовка организационных кадров для проведения государственных переворотов, которые получили название «цветные революции».

Силовой блок

Помимо этого блок спецслужб и военных также активно использует образовательный модуль в своих целях.

Известны факты, когда студенты программы Фулбрайта или волонтеры Корпуса мира из числа американских граждан при выезде в страну назначения получали просьбы от сотрудников посольства США вести шпионаж и передавать полученные сведения в посольство.

В 2005 г. раздел 318 Закона о разведке предусматривал выделение 4 млн. долл. для пилотной программы Pat Roberts Intelligence Scholars Program известной как PRISP. Она была названа по имени председателя комитета Сената по разведке Пэта Робертса. Суть ее заключалась в подготовке студентов для карьеры в спецслужбах. В течении двух лет им предоставлялась стипендия в размере 50 тыс. долл. и они должны были пройти как минимум одну летнюю стажировку в ЦРУ или другом агентстве.  Программа велась секретно - никто не знал имен стипендиантов, и в год запуска не менее 100 студентов из различных американских университетов уже были интегрированы с разведкой. Естественно, что все новички погружались в корпоративную культуру ЦРУ, которая известна своей подозрительностью и поиском внутренних и внешних врагов.

Министерство обороны США, а также другие силовые структуры активно работают по линии образовательных программ. Это не только установка на постоянное совершенствование, но также работа с партнерами и гражданско-военные отношения. В 2015 г. основной донорский фонд для работы с иностранными государствами – USAID издал новый меморандум, где указывалось о необходимости взаимодействия неправительственных организаций со структурами Пентагона. Это хорошо демонстрирует милитаризацию сознания американцев, работающих по линии международных отношений. В целом военную культуру США можно охарактеризовать формулой, что есть хорошие овцы, которых нужно охранять от плохих волков, и эту функцию должен кто-то выполнять. Большое внимание в военном сообществе уделяется на психологические операции и убеждение.

Что касается претензий США на мировой научный центр, это проявляется в Калифорнийском индекс научного цитирования, публикации в журналах которого обязательны для продвижения по научной лестнице в большинстве стран мира. Кроме того, есть ряд других индексов, которые имеют ярко выраженных политический характер, но повсеместно используются в качестве объективной статистики. Большинство таких индексов создаются рядом аналитических центров США совместно с университетскими центрами. Среди них - глобальный индекс аналитических центров (Институт внешней политики), индекснесостоявшихся государств (Фонд Карнеги за международный мир и журнал Foreign Policy), индекс уровня опасности распространения ядерных материалов и т.п.

Учитывая все эти компоненты, которые вместе представляют комплексный и сетевой конгломерат всевозможных ведомств и агентств, синтезированный с национальной стратегической культурой США, можно сделать вывод, что на данный момент не существует государства, которое могло бы эффективно противостоять американской «мягкой силе», спроецированной через образовательные проекты. Хотя видится необходимым консолидация усилий группы стран, которые отстаивают многополярное мироустройство.

По материалам: Геополитика

Комментариев пока нет

Новости партнёров