Россия Общество Без дураков

Можно вытащить детей элиты с Запада – но не Запад из сознания элиты

30 декабря 2016
Внешние признаки цивилизации и комфорта, что можно наблюдать в городах-миллионниках, так и остаются позолотой на помойке; и эта позолота очень легко сходит, обнажая слегка подлатанную разруху.

Сегодня достигло огромного накала противоречие между внешним и внутренним контуром России. Историк В.Э. Баргдасарян даже не без остроумия назвал сегодняшнюю Россию «государством-оксюмароном»: патриотическая риторика плюс либерально-космополитическая система, а главный эксперт по экономике – Высшая школа экономики, проводящая позицию наших геополитических противников.

Кто-то прогрессивный и рациональный наверняка скажет: ну и нечего строить из себя великую державу, ежели нет на то сил и возможностей. Надо быть сырьевым придатком, если ни на что другое не способен. Но мне кажется, что это ложный выбор, совершенно нежизненный.

Развиваться в виде сырьевого придатка Запада наша страна не может: в таком виде она может только деградировать, что и делала в последние четверть века. Те внешние признаки цивилизации и комфорта, что можно наблюдать в городах-миллионниках, так и остаются позолотой на помойке; и эта позолота очень легко сходит, обнажая слегка подлатанную разруху.

Меня часто упрекают за невнимание к значительным промышленным и сельскохозяйственным свершениям, которые имеют место. Эти свершения есть, но они носят восстановительный характер. «Страной, производящей машины», чем мы стали при большевиках, а потом быть перестали, сегодня мы в полной мере не являемся. Чудо-оружие и прочие чудеса производятся на импортных станках. И если мы действительно хотим выжить, работа предстоит гигантская. «Мы долго молча отступали, досадно было, боя ждали…» Отступать больше некуда.

И бой Россия должна дать своему внутреннему Западу на своей территории. Именно наш внутренний Запад хочет, чтобы Россия была сырьевым придатком. Побить его не просто. Трудно очень. Внутренний Запад – это филиал большого внешнего Запада, противостоящему нам на протяжении веков.

Выдавить внутренний Запад из своих пределов – это задача сродни изгнанию поляков из Кремля во время Смуты. Ставленники и сторонники Запада – везде. Они в госорганах, в СМИ и, главное – в умах. Это, пожалуй, опаснее всего. Силы пока не равны. Но соотношение меняется – и, как представляется, в нашу пользу.

Это видно хотя бы по тому, что сегодня наш внутренний Запад, т.н. либералы, как-то пожухли. То ли состарились, а приток новых кадров слаб – то ли большой Запад стал скудней кормить их материально и окормлять идейно, – но так или иначе они зримо скукожились. Особенно после комических результатов, что продемонстрировали на парламентских выборах всякого рода «партии роста» и т.п. По-видимому, дело в том, что животворный источник, к которому они припадали – либеральный глобализм – обмелел и перестал ощущаться чем-то единственным и безальтернативным.

Сегодня те, кого у нас зовут либералами, ощущаются как нечто антикварное. Даже пятилетие белоленточного движения ощущается как юбилей чего-то древнего: неужто всего пять лет назад это было? А по ощущению – не менее десяти.

Я всегда была против шапкозакидательских настроений. Подлинный Запад силён, но авторитет внутреннего Запада у нас в России идёт по ниспадающей.

Однако не стоит обольщаться. Силён и внутренний Запад. Экономический блок Правительства как был, так и остаётся либеральным. Доколе? Почему? Когда? И каким образом? У меня на все эти вопросы ответа нет. Тут можно много и увлекательно фантазировать, но для обоснованного ответа нужна достоверная инсайдерская информация, вместо которой всякие эксперты-соловьи потчуют нас пустыми сплетнями.

Однако преодолеть внутренний Запад в правительстве, как это ни парадоксально, проще, чем бациллу западнизма, что живёт в толще нашего образованного и полуобразованного слоя.

Историческое несчастье русского народа – традиционное западничество интеллигенции, соединённое со столь же традиционной фрондой. Можно сказать, «два в одном».

Российская интеллигенция была создана властью, при том дважды: Петром I и Сталиным. Она не развилась исторически, не зародилась по средневековым монастырям, а прямо-таки была сконструирована «от начальства» для решения задач преобразования страны. И обе исторических генерации нашего умственного сословия вместо того, чтобы помогать дельным советом власти, вскоре начинали её презрительно охаивать и подпиливать её несущие конструкции. Историческую распрю русской власти с русской интеллигенцией Ключевский сравнивал с борьбой старика со своими детьми: «сумел народить, но не сумел воспитать». Это трагический фактор нашей истории – распря власти с умственным сословием – напоминает нелады человека со своей собственной головой.

Фонтаном мудрости и иконой стиля для интеллигенции всегда был Запад: западная наука, философия, политэкономия. Все наши руководящие учения: от марксизма до либерализма-глобализма – заёмные, не свои. Очень забавно слышать, как на Московском экономическом форуме норвежский экономист Эрик Райнерт призывает российских экономистов обратить внимание на своих, российских экономических мыслителей прошлого и найти в их трудах ответы на нынешние вопросы. Но куда там! Наши «экономы» ещё долго, похоже, будут пытаться натягивать на нашу действительность понятийную сетку, сформировавшуюся на основе и для целей совершенно иной исторической, духовной и хозяйственной реальности.

Преподаватели бесчисленных «эколого-филологических» университетов, безвестные и бесчисленные копирайтеры, «писатели газет», сайтов и рекламных буклетов – все они в своём подавляющем большинстве преданные поклонники Запада. Вернее, даже не Запада как эмпирической реальности (её они не знают), а некоего идеального образа, сидящего в мозгах ещё со времён Репетилова и «французика из Бордо». С реальным Западом их знакомство в лучшем случае – стажёрское, а то и чисто туристическое, или вовсе почерпнутое из фильмов и рекламно-пропагандистской продукции того же Запада. Не знают, но – любят. Притом бескорыстно. И часто в разговорах пылко отстаивают светлый образ Запада, словно состоят у Госдепа на окладе.

Разумеется, это малая часть народа: жители городов-миллионников, так называемая гуманитарная интеллигенция. Их много в Москве, они когда-то ходили на Болотную – притом, подчёркиваю, бескорыстно. Так что определённый фактор они составляют. И главная трудность борьбы с ними – в их наивном бескорыстии. Они могут оказаться по своей неизбывной наивности на стороне противника. И пока народ безмолвствует, с упорством капли, долбящей камень, долбят наши национальные сваи и наводят в массах чувство обреченности, с которым, разумеется, ни о какой победе не может быть и речи.

Источник 

Комментарии 1

Читаешь новости, и иногда утверждение об избытке бескорыстия вызывает сомнения.