Запад Общество Похищение Европы

Молчи о геях и мигрантах — и не потащат на допрос

28 сентября 2016
Вот тебе, Европа, и свобода слова…

Разговорилась недавно с коллегой-журналистом, уехавшим на работу в Германию. Расспрашиваю о жизни в Европе и он мне рассказывает: «Представляешь, у нас тут одному русскоязычному парню выписали штраф в 9 тысяч евро или 150 дней тюрьмы за пост в Фэйсбуке! Видите ли, он плохо отозвался о мигрантах».

Быстренько перевожу сумму штрафа в рубли. Боже мой, да это ж почти 700 тысяч рублей! Быть такого не может! Ладно бы речь шла о тоталитарных государствах, там и вздернуть за неосторожное слово могут. Но чтобы в демократичной Европе, то и дело ругающей Россию за ущемление свободы слова.

В этом надо разобраться!

Вот так мы и познакомились с 29-летним Андреасом Фабрициусом. Списались в соцсетях, потом созвонились. Хотя после получения штрафа из полиции парень тут же удалил из Фэйсбука свой неосторожный пост. Но было поздно.

— Что же вы там такого понаписали? — спрашиваю Андреаса.

Я написал: «Как долго еще это будет продолжаться? Люди, проснитесь! И вы, геи, и вы, Евросоюз. Эти ублюдки уже стоят перед вашими дверями. Мы должны что-то сделать против этого, скоро будет слишком поздно. У нас достаточно сил для каждого из вас. Уберите от нас ваши руки!»

Под постом парень разместил фото плачущей девочки, которая сидит с убитой боевиками матерью.

И хотя Андреас писал о мигрантах, официально штраф полиция выписала за нетолерантность к… геям. Поскольку кроме геев в посте никто напрямую не назывался.

— Но вы же сами по сути для Евросоюза — мигрант, а выступаете против других, удивляюсь я.

— Я не против мигрантов, но они должны считаться с нашими правилами, а не наоборот, — поясняет Андреас. — Одно дело — семьи с детьми, им нужно помогать. Но в Германию сейчас приезжают в основном одинокие мужчины. Я не говорю, что все они плохие, но часть из них представляет опасность для наших женщин и детей, кто-то из них сотрудничает с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация — Ред.). Я считаю, что тех мигрантов, которые совершили тут преступления, нужно немедленно отправлять обратно.

 

 «Пусть приезжие видят, что мы за ними смотрим»

Андреас приехал в Германию в 2002 году из Казахстана. Именно туда в 1941 году была депортирована из Поволжья его прабабушка-немка. Вместе с семьей Андреас поселился в городе Пфорцхайме на юго-западе Германии. Устроился работать на завод, жил мирно, в полицейских сводках не значился. Все изменилось после событий в Кельне, где в новогоднюю ночь мигранты пытались прямо на улицах насиловать девушек. Узнав об этом, Андреас решил провести в Пфорцхайме мирную демонстрацию в защиту женщин и детей. Вместе с другими выходцами из бывшего СССР он за три дня расклеил по городу листовки и распространил информацию через соцсети. В итоге на демонстрацию пришли около тысячи человек. Причем не только русские, но и немцы, итальянцы и турки. На этом Андреас на остановился. Вместе с товарищами стал по вечерам патрулировать район, где он живет.

— Мы просто прогуливаемся перед сном, — с усмешкой говорит мне Андреас. — Пусть приезжие видят, что мы ходим, смотрим. Не хотим, чтобы то, что произошло в Кельне, дошло и до нас. Ведь в нашем городе уже обустроено 1600 мест для размещения мигрантов. 

 «Считают меня агентом Путина»

После той мирной демонстрации полиция стала пристально следить за Андреасом.

— Приходили ко мне домой с обыском, искали оружие. Журналистам сказали, что я «нацист». После этого мне во дворе даже разрисовали автомобиль свастикой, — рассказывает Андреас.

Ему даже позвонили из Ферфассунгшутс (аналог ФСБ). Назначили встречу в кафе. Провели профилактическую беседу.

— Ого, как в фильме про Штирлица! — обалдеваю я.

— Они считают меня «агентом Путина». Он якобы и послал меня в Германию, чтобы я им изнутри подрывал устои. Я им объяснил, что я не из России, а из Казахстана. Но у них Путин виноват во всем. Считают, что я не мог сам собрать на демонстрацию тысячу человек за три дня, — замечает Андреас.

— А вам вообще Путин нравится? — на всякий случай уточняю я.

— Конечно! У нас с ним День рождения в один день — 7 октября. 

 «Это показательный суд»

Андреас уже подал апелляцию на штраф в суд, скоро должно состояться первое заседание.

А его друзья тем временем объявили для Андреаса сбор средств и даже собирались провести в минувшие выходные демонстрацию в его защиту. Расклеили по городу листовки.

— Но ко мне приехали полицейские и по-хорошему попросили демонстрацию отменить. Сказали, что возможны столкновения с мигрантами, — говорит Андреас.

— Есть шанс, что суд удовлетворит вашу апелляцию, что штраф отменят?

— Адвокаты говорят, что вряд ли. Это показательный суд. Меня хотят сломить с финансовой стороны. И будут стараться по максимуму наказать.

— А сколько вы зарабатываете в месяц?

— 2 тысячи евро.

— Если не будете ни есть, ни пить, то за полгода-год штраф понемногу выплатите?

— Скорее всего, его будут вычитать частями из моей зарплаты. 

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров