Мир Общество Империя добра

Мафиози Бруско: Если Мать Тереза – святая, то я Иисус Христос!

12 сентября 2016
Папа Римский Франциск на площади Святого Петра в Риме перед лицом 120 тысяч людей, официальных делегаций из 15 стран, а также перед специально приглашенными 1500 итальянскими бездомными, канонизировал мать Терезу. Теперь она стала святой римско-католической церкви.

При своем рождении 26 августа 1910 года Мать Тереза получила имя Агнес Годже Бояджиу. Это произошло в Скопье, в богатой семье албанцев-католиков. Ее отец Никола Бояджиу, родом из Призрена, был ярым албанским националистом, состоял в подпольной организации, целью которой было «очищение Скопье от славян-оккупантов (имеются ввиду македонцы, сербы и болгары) и присоединение его к Албании». 

Ненависть к славянам стала причиной насильственной смерти Николы в 1919 году – его убили во время атаки на сербскую деревню. Его дочь унаследовала нелюбовь к славянам. Хотя она свободно владела сербским языком и даже закончила сербскую гимназию, но во время своих будущих официальных посещений Югославии она всегда общалась только через переводчика.

Ее отношение к родному городу, ныне столице Республики Македония, тоже весьма своеобразно. Когда 26 июля 1963 года в результате землетрясения там погибло 1070 человек и было разрушено 75% зданий, Агнес Бояджиу отказалась выделять Скопье финансовую помощь от своего монашеского ордена, но публично благословила персонал американского военного госпиталя.

Госпиталь пробыл в Скопье 15 дней. Как говорят македонцы, американцы 5 дней монтировали госпиталь, 5 дней делали фотосессию на фоне развалин и 5 дней демонтировали свой лагерь. И теперь в музее Скопье, посвященном землетрясению, десятки фото, где запечатлено, как американцы самоотверженно помогают македонцам. 

При этом Советский Союз отправил в Скопье 500 военнослужащих инженерных войск, которые отработали там полгода. Но сохранилось только одно фото – советским солдатам некогда было фотографироваться, они спасали жизнь македонцам, оказавшимся под завалами.

Позже мать Агнес Бояджиу четыре раза посетила Скопье и даже стала его почетным жителем. Его обыкновенным жителем она перестала быть в 1928 году, когда после окончания гимназии она уехала в Ирландию в монашеский орден «Сестры Лорето». Там она выучила английский язык, стала монахиней под именем Тереза и была отправлена в индийский город Калькутта преподавать в католической школе имени святой Марии.

Далее, по ее воспоминаниям, в 1946 году ей было видение Иисуса Христа, который приказал ей бросить школу, скинуть монашескую одежду, надеть местное национальное платье сари и идти помогать самым бедным и несчастным. Впрочем, в других своих воспоминаниях она утверждала, что Бог приходил к ней регулярно, начиная с пятилетнего возраста.

Как ни странно, ей удалось заручиться и поддержкой властей и своего непосредственного католического начальства. Под учреждение, которое сама мать Тереза назвала Дом для умирающих, мэрия выделила ей в 1948 году бывший храм индийской богини Кали. Персоналом стали 12 монахинь учрежденного матерью Терезой ордена «Сёстры миссионерки любви». В 1950 году его поддержал епископ Калькутты Фердинанд Периер, а позже он стал действовать по всему земному шару с благословения Римского Папы Павла VI.

Всемирная слава к ее организации пришла в 1969 году, когда по заданию ВВС журналист Малкольм Маггеридж снял восхваляющий ее документальный фильм «Something Beautiful for God» («Нечто прекрасное для Бога»). Но это был не просто хвалебный материал – экзальтированный журналист утверждал, что на съемках произошло чудо: в Доме для умирающих не было освещения, но съемки удались, поскольку «появился божественный свет». 

И хотя оператор Кен Мак-Миллан позже заявил, что просто им впервые была применена новая пленка фирмы «Кодак» для ночных съемок, в те времена интернета не было и не мог оператор перекричать могущественную корпорацию ВВС. Впрочем, людям всегда интереснее читать о чудесах, чем о новых свойствах кинопленки.

Результатом мощного пиара число монахинь ордена приблизилось к 5000, появилось более 500 храмов в 121 стране мира. Повсюду стали открываться хосписы, центры помощи тяжелобольным, социальные дома. Хотя мать Тереза по-прежнему называла их Домами для умирающих. 

Что они представляют собой на самом деле рассказала в документальном фильме «Ангел из ада» Мэри Лаудон, работавшая в одном из них:

«Первое впечатление было как будто я вижу кадры из нацистского концлагеря, так как все пациенты тоже были обриты наголо. Из мебели только раскладушки и примитивные деревянные кровати. Два зала. В одном медленно умирают мужчины, в другом - женщины. Практически никакого лечения, из лекарств только аспирин и другие дешевые препараты.

Капельниц не хватало, иглы использовались многократно. Монахини промывали их в холодной воде. На мой вопрос почему их не делают их дезинфекцию в кипятке, мне ответили что это не нужно и на это нет времени. Помню 15-летнего мальчика у которого вначале были обычные боли в почках, но ему становилось все хуже и хуже, так как он не получал антибиотики, а позже ему стала необходима операция. Я сказала, что для того чтобы его вылечить нужно лишь вызвать такси, отвезти его в больницу и оплатить ему недорогую операцию. Но мне отказали в этом, объяснив: «Если мы сделаем это для него, то придется это делать для всех»....

Слова Мэри Лаудон подтверждают и результаты многочисленных проверок Домов для умирающих. Неоднократно отмечалось, что там практически не заключают трудовые договоры с врачами, а всю основную работу выполняют трудящиеся бесплатно волонтеры, поверившие в миф об учреждениях матери Терезы. Доктора отмечали несоблюдение гигиенических норм, перенос болезней от одного пациента к другим, еду, непригодную для употребления, и отсутствие элементарных обезболивающих. 

Обезболивающие средства новая святая фактически запретила, заявив: «Есть что-то прекрасное в том, как бедняки принимают свою долю, как страдают, словно Иисус на кресте. Мир многое получает от страдания. Мучение означает, что Иисус вас целует». В результате болевой шок стал причиной смерти для многих.

Все вышеперечисленное идеально укладывалось в ее концепцию спасения больных. Если для нормальных людей спасение больного означает его выздоровление, то для матери Терезы это означало его переход в католицизм и спасение таким образом от мук ада в загробной жизни. Поэтому, чем сильнее страдал больной, тем легче было его убедить, что для избавления от страданий надо стать католиком и Иисус Христос поможет тебе. Обряд крещения в Домах для умирающих проходит также просто, как и все остальное: больному покрывают голову мокрой тряпкой и читают соответствующую молитву. А дальше, если пациент после этого выживет, то всем расскажет, что это стало благодаря переходу в католицизм, а если не выживет, то ничего не расскажет....

Когда же самой матери Терезе понадобилась медицинская помощь, она не стала пользоваться услугами своих медучреждений, а отправилась лечиться в одну из самых дорогостоящих клиник в мире в американском штате Калифорния. Целоваться с Иисусом ей тоже не захотелось – обезболивающие использовались в полном объеме.

Так же легко она меняла свою позицию и по другим вопросам, если ей это было выгодно. Так она была категорически против абортов. В своей речи при вручении ей Нобелевской премии мира в 1979 году она заявила: «Самая большая угроза миру сегодня — это аборты, потому что это прямая война, убийство, прямое убийство человека его собственной матерью». Однако когда ее подруга премьер-министр Индии Индира Ганди начала насильственную стерилизацию бедняков, то Агнес Бояджиу полностью поддержала эту кампанию. Правда, в 1993 году снова изменила свою позицию и осудила 14-летнюю ирландскую девушку, которая сделала аборт после изнасилования.

Путешествуя по всему миру Агнес Бояджиу везде требовала запрета и разводов, так как каждый брак освящен Богом. Однако, когда другая ее подруга принцесса Диана развелась с принцем Чарльзом, то она объявила, что «это правильное решение, так как из семьи ушла любовь».

Кроме этого она требовала полного запрета всех видов контрацептивов, а при напоминании о том, что они препятствуют распространению СПИДа, заявляла, что СПИД это «справедливое возмездие за неправильное сексуальное поведение». Ненавидела она и феминизм и призывала женщин «предоставить мужчинам делать все то, к чему они лучше приспособлены».

Документальный фильм «Something Beautiful for God» был не единственной успешной акцией по созданию имиджа Агнес Бояджиу как бескорыстной спасительницы обездоленных. 

Когда в 1993 году в индийской провинции Латур произошло землетрясение и погибло 8000 человек, а 5 миллионов остались без крыши над головой, мать Тереза не поленилась съездить туда и попозировать фотографам на фоне новых домов, построенных другими благотворительными организациями. Ее монашеский орден никаких денег пострадавшим не выделил и даже отказался послать туда своих монахинь. 

Когда в Индии вспыхивали эпидемии, то мать Тереза не оказывала помощи в борьбе с ними, но зато активно фотографировалась с больными. А когда она позже прибывала в Рим, то СМИ сообщали всему миру, что она помещена под карантин. Это было еще одно напоминание о ее мнимой борьбе с болезнями. ...

Можно найти подробнейшие описания ее посещения Армянской ССР после землетрясения в Спитаке, но нельзя найти информацию, сколько и кому денег фонд тогда выделил.

Несмотря на то, что Агнес Бояджиу везде призывала к скромному христианскому образу жизни, сама она во время своих многочисленных путешествий по миру предпочитала передвигаться в персональных самолетах и вертолетах, а останавливаться в самых фешенебельных резиденциях.

Благодаря массированной пропаганде миллионы людей поверили всемирной благодетельнице несчастных и высылали ее ордену свои пожертвования. Кроме Нобелевской премии, мать Тереза и ее орден получили еще десятки премий от различных организаций на огромные суммы. Однако о том, как они расходуются, нобелевская лауреатка говорить не любила. На просьбы журналистов об интервью она обычно отвечала: «Пообщайтесь лучше с Богом».

Благодаря дружбе с Индирой Ганди ее монашеский орден, зарегистрированный в Индии, был долгие годы освобожден от какого-либо финансового контроля под предлогом того, что он является крупной благотворительной организацией. При этом, когда в 1998 году был составлен рейтинг финансовой помощи от организаций в Калькутте, то ордена «Сёстры миссионерки любви» не было даже среди 200 первых. Сама мать Тереза при вручении ей Нобелевской премии врала, что была оказана помощь 36000 жителям Калькутты. Проверка, проведенная индийскими журналистами, установила, что таких было не больше 700.

Самый мощный скандал, связанный с расходованием пожертвований, полученных Агнес Бояджиу, произошел в 1991 году, когда немецкий журнал Stern на основе документов опубликовал информацию о том, что только 7% пожертвований идет на лечение больных. Гигантские суммы оседали на счетах Банка Ватикана в Риме. Несмотря на огромные суммы, никто не проводил модернизацию медицинских центров, не закупалось оборудование. Вместо этого средства тратились на открытие новых центров по всему миру, где под видом спасения тела спасают душу путем ее обращения в католическую веру. Официально на новые центры и ушла вся Нобелевская премия новой святой....

Происхождение пожертвований мать Терезу не смущало. Она спокойно принимала деньги, награбленные диктаторами у своих народов. Причем как от проамериканских антикоммунистических диктаторов, так и от коммунистических.

В 1981 году она посетила Гаити, где правил Жан-Клод Дювалье, получивший власть за 10 лет до этого в 19-летнем возрасте после смерти отца-диктатора. Казалось, что хорошего можно сказать о ситуации в самой бедной стране Западного полушария и одной из беднейших в мире, где процветают коррупция и болезни, и где семейством Дювалье совершено 60 тысяч явных и тайных политических убийств. Однако мать Тереза заявила, что нигде в мире не видела такой близости между бедняками и руководителем государства. 

В результате она получила от гаитянского диктатора 1,5 миллиона долларов. Республика Гаити и ее руководитель ей явно понравилась и в 1983 году она посетила их снова. На сей раз после высказываний о том, что «покорена любовью Дювалье к своему народу» и что «народ платит ему полной взаимностью» она была награждена высшей наградой страны - орденом Легиона славы и получила еще 1 миллион долларов. Взаимная любовь на Гаити кончилась через 3 года, когда народ сверг любимого диктатора, а тот отплатил любимому народу тем, что украл у него сотни миллионов долларов, бежав с ними в свою резиденцию на Французской Ривьере.

В 1989 году она посетила родину своих предков - Албанию. Она была там по приглашению нового коммунистического лидера Рамиза Алии, который, по примеру Михаила Горбачева, решил провести в своей социалистической стране демократические реформы. Он принял власть за четыре года до этого, после смерти Энвера Ходжи, правившего Албанией 40 лет.

Среди государственных руководителей трудно найти человека, имеющего большие заслуги перед католической церковью, а также перед всеми другими церквями. Первое, что он сделал, придя к власти после Второй мировой войны, был расстрел двух католических епископов и 40 священников. В 1967 году вождь албанских коммунистов объявил, что его страна стала первым в мире атеистическим государством. В связи с этим были закрыты все храмы, в том числе и 157 католических церквей. Священнослужители брошены в тюрьмы. За совершение религиозных обрядов полагалась смертная казнь, а за индивидуальное исповедование религии - отправка в лагеря. Расстрелы священнослужителей всех вероисповеданий продолжались в течение всего периода его правления. Так, в 1971 году, когда вышедший из тюрьмы католический священник Штьефен Курти крестил младенца, он был расстрелян, родители отправлены в лагеря, а младенец в детдом.

Но все это не помешала монахине Терезе возложить венок на могилу Энвера Ходжи и сказать о нем много похвальных слов. Позже Агнес Бояджиу посетила вдову Энвера – Неджмие. О новом руководителе Албании она сказала, что «счастлива за свой народ, у которого есть такой руководитель». 

Албанский народ не оценил своего счастья и в 1992 году отстранил Рамиза Алию от власти, а еще через год отправил его в тюрьму. 

Кроме Рамиза у матери Терезы были взаимовыгодные встречи с коммунистическими руководителями Кубы и ГДР - Фиделем Кастро и Эриком Хонекером. Получала она деньги и от Ясера Арафата, с которым встречалась в Ливане.

Крупным спонсором ордена «Сёстры миссионерки любви» был и английский лорд еврейского происхождения и медиамагнат Роберт Максвелл, укравший из пенсионного фонда своих же работников 600 миллионов долларов и избежавший тюремного наказания из-за гибели на яхте. Другим известным дарителем, облагодетельствовавшим мать Терезу на 1,25 миллиона долларов, был американец Чарльз Киттинг. Позже, когда он попал под суд за то, что ограбил 23 тысячи вкладчиков своего фонда на 252 миллиона долларов, мать Тереза послала письмо с просьбой о помиловании верного и щедрого сына католической церкви.

В ответном письме прокурор Пол Терли написал, что «церковь не должна позволять использовать себя как средство для успокоения совести для преступника» и предложил Агнес Бояджиу вернуть полученные от Киттинга деньги тем, у кого они были украдены. В ответ - тишина.

Интересно, что другим получателем помощи от Чарльза Киттинга был американский сенатор и большой друг нынешней украинской власти Джон Маккейн. Может быть, все это и помогло щедрому католику отделаться за такое огромное хищение всего лишь 4,5 годами тюрьмы и сейчас он снова в крупном американском бизнесе.

Отказ вернуть деньги, украденные у американцев, не испортили отношения матери Терезы с властями США. Совсем наоборот: наряду с Ватиканом, удостоившим ее своей высшей наградой - объявлением святой, вторым государством, сделавшим это, стали США. В 1996 году она стала почетным гражданином США, это звания до нее получили всего 3 иностранца, а в 1997 году она была награждена высшей американской наградой - Золотой медалью Конгресса. Официально такие высокие награды объясняются ее благотворительной деятельностью, но наверняка не забыты и ее другие заслуги перед США.

3 декабря 1984 года в индийском городе Бхопал произошла крупнейшая техногенная катастрофа в истории человечества. В результате взрыва емкости на 60 тысяч литров на химическом заводе, принадлежавшем американской компании «Юнион карбайд» в воздух попали 42 тонны ядовитых паров. 4000 человек погибли сразу, еще 21 тысяча позже. Общее количество пострадавших - до 600 тысяч человек. Причиной катастрофы стала экономия на мерах безопасности со стороны химической компании, хотя в «Юнион карбайд» упорно твердили, что это диверсия. Кроме того, компания отказалась сообщить название ядовитого вещества из соображений коммерческой тайны, что затруднило работу индийских гражданских и военных медиков.  Пренебрежение американским бизнесом вопросами безопасности местного населения, приведшее к таким ужасающим последствиям, могло поставить под удар не только химическую компанию, но и репутацию США во всех странах третьего мира.

Меры были приняты. На сей раз мать Тереза не осталась безучастной к трагедии индийского народа. Она прибыла в Бхопал в сопровождении своих многочисленных монахинь и волонтеров. Мать Тереза выступала в людных местах и в своих выступлениях объясняла, что это наказание от Бога, что надо молиться и он накажет виновных, а сейчас надо простить. Последнее слово было главным во всех ее речах. Это же внушали монахини и волонтеры в индивидуальном порядке тем, кому они оказывали свою примитивную медицинскую помощь. ...

Это помогло предотвратить антиамериканские выступления, которые привлекли бы внимание во всем мире. Американская компания «Юнион карбайд», ответственная за эту трагедию, смогла в 1987 году в рамках внесудебного урегулирования договориться о выплате жертвам аварии 470 миллионов долларов в обмен на отказ от дальнейших судебных исков. Расследование трагедии продолжалось 26 лет и только 7 июня 2010 года суд в Бхопале приговорил семерых индусов, работавших на химическом заводе к двум годам тюрьмы и штрафу на сумму, равную 2100 долларам США. Бывший директор завода американец Уоррен Андерсон был оправдан.

Компания «Юнион карбайд» сделала ордену матери Терезы крупное пожертвование. Разумеется за медицинскую помощь, а не за пропагандистскую.

Имеется и информация о том, что через организацию матери Терезы оказывалась тайная финансовая помощь никарагуанским контрас. Это косвенно подтверждается ее награждением президентом США Рональдом Рейганом Медалью Свободы в 1985 году.

С момента смерти основательницы ордена «Сёстры миссионерки любви» и до того момента, как она стала святой прошло ровно 19 лет и шел этот процесс нелегко. По правилам католической церкви для того, чтобы человек был канонизирован как святой, он должен совершить чудо. 

Поиск чудес, совершенных матерью Терезой, был поручен канадскому священнику Брайану Колодийчуку. Вначале он объявил, что жительница индийского штата Бенгалия Моника Бесра имела 17-сантиметровую злокачественную опухоль в желудке. В годовщину смерти матери Терезы - 5 сентября 1998 года ее сестра положила ей на живот медальон с ликом Святой Богородицы, которым прикоснулись к телу матери Терезы в день ее похорон и обратилась к всемирной праведнице с молитвой о ее выздоровлении . Через 8 часов опухоль исчезла....

Все было чудесно, в прямом и переносном смысле этого слова, но тут Моника Бесра поссорилась со своим мужем, а тот заявил журналистам что у его жены была не опухоль, а киста яичника, которую вылечили с помощью лекарств, за которые он заплатил крупную сумму из своего кармана, а затем отвел журналистов к врачам, у которых сохранились соответствующие медицинские документы.

Разумеется, после этого скандала у Ватикана вера в святость монахини, принесшей ему по самым скромным подсчетам 3 миллиарда долларов и миллионы новых последователей, не пропала. Но для сохранения приличия была сделана многолетняя пауза в канонизации для успокоения и забвения.

В 2008 году преподобный Колодийчук нашел новое чудо в Бразилии, где у Марсилио Хаддата Андрино была злокачественная опухоль мозга, но после того как его жена Фернанда стала молиться матери Терезе, она исчезла. Никаких медицинских документов в данном случае не было, что гарантировало от повторения случая с Моникой Бесра.

Но тут грянул новый скандал. Достоянием гласности стали ее письма своему духовнику бельгийскому священнику-иезуиту Генри и ее дневники. В них она пишет: «У меня нет веры», «Небеса заперты», «Мне говорят, что Бог любит меня, но темная, холодная и пустая реальность настолько сильна, что ничто не трогает мою душу. Все внутри меня холодно, как лед». 

Но самой неожиданной стала следующая запись: «Я чувствую себя потерянной. Господь не любит меня. Бог может не быть Богом. Возможно, его нет», которая совсем не годится для монахини, постоянно утверждавшей, что регулярно общается с Иисусом Христом. Конечно же, и этот скандал не повлиял на решение Святого престола о святости Агнес Бояджиу, но опять пришлось брать паузу.

Слава богу (или дьяволу?), Ватикану, наконец, удалось завершить процесс канонизации матери Терезы и это комментируется множеством людей. 

Среди них итальянец Джорджио Бруско, лично знавший Агнес Бояджиу и отбывающий сейчас тюремное заключение за руководство преступным сообществом, которое в его стране называют мафия.

Он высказался лаконично: «Если она святая, то я – Иисус Христос»....

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров