Россия Общество

Ливановский секвестр

22 февраля 2016
В министерских креслах российского правительства перебывало уже много народа. Особо стоит выделить условную группу министров, о которой все адекватные люди отзывались в духе «слава Богу, вы ушли». Сюда входят экс-руководители оборонных ведомств Павел Грачев и Анатолий Сердюков, бывшие главы Минздрава Михаил Зурабов и Татьяна Голикова, главный внедритель ЕГЭ Андрей Фурсенко, прославившейся высказыванием о взращивании человека-потребителя вместо человека-творца.

Преемник Фурсенко Дмитрий Ливанов также давно находится в лидерах среди самых непопулярных чиновников. Но подобно Штирлицу, который частенько был как никогда близок к провалу, нынешний министр образования умудряется постоянно выходить сухим из воды.  

Закроем, чтобы открыть

В мае 2012 года научно-образовательное сообщество дружно выдохнуло – в министерстве наконец-то появился новый руководитель. Однако очень быстро выяснилось, что все инновационные реформы и госпрограммы команды Ливанова фактически продолжают курс Фурсенко – на уход государства из социального сектора, на обеднение педагогов, обдирание родителей учеников и студентов, на ущемление интересов подавляющего большинства россиян, все еще верящих в свое конституционное право на получение качественного бесплатного образования. Также продолжилась насильственная «оптимизация» (слияние, поглощение, а местами – просто ликвидация) образовательных учреждений, которая, прикрываясь благими целями, демонтирует последние завоевания советской эпохи.

Прежняя система образования разрушена если не до основания, то, по крайней мере, до первых этажей. А начался этот процесс, по оценке  заместителя председателя комитета Госдумы по образованию Виктора Шудегова, с приватизационных «подарков» перестройки.

«Как объясняют необходимость объединения двух-трех школ или вузов в некие образовательные комплексы? Очень просто – экономией средств. Если взять, например, стандартную сельскую школу в райцентре, обучение одного ребенка обходится, условно говоря, в 37– 40 тысяч рублей в год. На окраине района сумма увеличивается уже до 137–140 тысяч. Сразу возникает идея – не лучше ли в целях экономии загрузить детей из окраин в автобус, отвезти их на учебу в райцентр, а потом развезти по домам. Так за годы перестройки мы потеряли около 25 000 школ, темпы закрытия составляли примерно по 1000 в год. Соответственно, вместе с ними исчезло около 20 000 сел и деревень. Об этом у нас на высоком уровне вообще говорить не принято, а ведь речь идет о прямом уничтожении сельского хозяйства. Не все же время нас будут турки обеспечивать овощами и фруктами, самим нужно себя прокармливать, имея такие огромные территории», – отмечает Виктор Шудегов.

Но самое интересное – после распиаренных оптимизаций в прошлом году внезапно выясняется, что Минобразу не хватает новых школ! Ведомство предложило новую программу, в которой речь шла о строительстве новых учреждений, о реконструкции старых, о сооружении пристроек к уже имеющимся зданиям. При этом ставится очень амбициозная задача – переход на односменный режим обучения уже к 2016 году.

Как можно сделать это при сегодняшней концентрации образования в райцентрах, когда в ряде регионов дети учатся даже в три смены? Для 6,5 миллионов детей надо создать столько же «дневных» школьных мест, заменить все ветхие школьные здания и т.д. Депутаты подсчитали, что при строительстве новой школы одно школьное место обходится примерно в 1 миллион рублей. Иными словами, для реализации всех этих целей понадобится чуть ли не половина бюджета России. В то же время, в 2016 году на строительство новых школ заложено всего 50 миллиардов рублей. Это капля в море, так что проект Ливанова уже можно считать долгоиграющим.  

«Сначала закрываем, потом вдруг, опомнившись, начинаем судорожно открывать. Также было и с детсадами, которые пораздавали частникам во время перестройки. Сейчас пошел очередной этап со школами. Я не думаю, что можно быстро решить проблему, тем более в кризисное время. Параллельно проходит «укрупнение» вузов. Еще Фурсенко объявлял, что у нас слишком много университетов. Были разные предложения, сколько их вообще должно остаться в России. 170, потом всего сотня – такие назывались цифры. Кстати, столько же высших учебных заведений было в Российской Империи незадолго до революции. И возвращаться к этим показателям в наше время, я считаю, просто недопустимо. Такое и в голову бы никому не пришло, кроме нашего министерства», – комментирует Виктор Шудегов.

Что это, откровенное признание Минобраза в собственной некомпетентности? Подтверждение того факта, что после массовых сокращений учебных заведений мы получили их дефицит? Или это тщательно подготовленный, распланированный распил – сначала сократим школы, а потом выбьем огромные бюджетные средства для чиновников и их фаворитов в лице подрядчиков? В чьих карманах в итоге осядут эти миллиарды – большой вопрос. Опасения не беспочвенны, потому что ранее Минобраз и лично его глава уже были замечены в подобных манипуляциях.

Методы работы Ливанова

В последние годы с ведомством Ливанова воюет коллега по «Единой России» – депутат Госдумы Владимир Бурматов. Победой тут пока не пахнет, несмотря на то, что в конце прошлого года Бурматов представил в генпрокуратуру доказательства заключения подозрительных госконтрактов, на которые было потрачено 857 миллионов бюджетных средств.

Оказывается, в Минобразе обожают всякие презентации и конференции, которые остаются организованными… только на бумаге. Бывает и такое, что свежие госконтракты оформляют задним числом или вообще требуют бюджетные средства на мероприятия, оплаченные третьей стороной.

Добавим к этому расследование 2014 года простого московского блогера Матвея Рыбакова. Молодому человеку понадобились лишь открытые данные с сайта госзакупок и фотоаппарат, чтобы прийти к выводу – в 2012–2013 годах ведомство Ливанова поставило на конвейер проведение конкурсов с подставными компаниями. Несколько конкретных примеров. ООО «Юридическая компания Группа Независимых Консультантов» получает 5 миллионов рублей на выполнение научно-исследовательских работ для государственных нужд. Проехав по указанному адресу, Рыбаков обнаружил на месте юридической фирмы секс-шоп и магазин продуктов.

В другом случае некое ООО «СКД», занимающееся производством мыла и парфюмерией, получила 9 миллионов рублей на «Апробацию и поэтапное внедрение профессионального стандарта педагогической деятельности работников сферы общего образования…» По месту прописки конторы обнаружился жилой дом, ремонт часов, аптека и супермаркет. Также возникла из ниоткуда «Компания Автополис-плюс» исключительно для того, чтобы получить 17 миллионов рублей по госконтракту, на который была подана только одна заявка. 

Итак, Минобраз годами перечисляет десятки миллионов компаниям, результаты деятельности и само существование которых подтвердить невозможно, после чего отказывается от каких-либо комментариев. Эти истории побуждают сделать однозначные выводы о реальной цене слов и заявлений Дмитрия Ливанова, равно как и о целях реформ, проводимых его ведомством.

Между прочим, впервые в скандале, связанном с госзакупками, чиновник засветился еще в качестве ректора Московского института стали и сплавов. В 2009–2012 годах МИСиС, в нарушение законодательства о госзакупках, заключал контракты с ООО «Теплокон», не имевшей лицензии на право заниматься соответствующей деятельностью. Подписи Ливанова стояли на многих договорах с компанией, которая за время весьма плодотворного сотрудничества с МИСиС получила около 170 миллионов рублей.

Если бы не активность Бурматова, Счетной палаты и генпрокуратуры, дело «Теплокона» замяли бы уже давно. В 2009 году оно якобы было утеряно следователями, в 2013 году они вновь «утеряли» из него финансовую документацию, а в марте 2014 года оно было временно закрыто «за отсутствием состава преступления». Мы видим, что методы работы Ливанова на новой должности не изменились. Но каких-либо серьезных проблем, не считая общих предписаний прокуратуры, более похожих на комариные укусы, чиновник в своей эффективной «работе» до сих пор не испытывает.

Безнаказанность, как известно, порождает очередной беспредел. Из серии мутных манипуляций Ливанова особенно выделяется история с реструктуризацией Московского государственного горного университета, в результате которой МГГУ прекратил свое существование, став частью структуры МИСиС. Во-первых, руководство МИСиС, которому глава Минобраза «по старой дружбе» продолжает оказывать массу преференций, начало требовать полной передачи имущества Московского государственного горного университета до подписания передаточного акта.

Во-вторых, сама процедура слияния учреждений проходила с грубыми нарушениями. По итогам двух проверок эффективности вузов в 2012–2013 годах МГГУ был признан эффективным. Однако Минобраз предоставил Госдуме некую рекомендацию экспертов Общественной палаты (ОП), в которой говорилось о необходимости объединения горняков с МИСиС. Вскоре выяснилось, что общественники не участвовали ни в каких обсуждениях по этому поводу. Так появился запрос на имя начальника СК Александра Бастрыкина, в котором ОП и депутаты обвинили ведомство Ливанова в предоставлении заведомо ложных сведений органам госвласти (наказание по этой статье предполагает до восьми лет лишения свободы). Несмотря на наличие железных свидетельских показаний от пострадавшей стороны, ликвидация МГГУ в 2014 году была доведена до конца. Руководство профильного ведомства, как видим, процветает в тех же кабинетах…

По материалам: Колокол России

Комментариев пока нет

Новости партнёров