Россия Общество

Как разрушают традиционные семьи

15 сентября 2016
В НИУ "Высшей школе экономики" есть своя Концепция разрушения.

В конце августа Институт образования НИУ «Высшая школа экономики» (научный руководитель И.Д. Фрумин) разослал в регионы для обсуждения Концепцию системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей (далее – Концепция). Как отмечено в письме И. Фрумина, система обучения для родителей внедряется в соответствии с Федеральной программой развития образования на 2016-2020 гг., и ВШЭ совместно с Национальной родительской ассоциацией проводят серию обсуждений Концепции.

Руководителем проекта является профессор ВШЭ психолог К.Н. Поливанова. Цель внедрения Концепции можно понять из «научных выводов» этого профессора: «Основными трендами» сейчас являются «размывание образцов воспитания в семье, рост вариативности практики семейного воспитания, рост предложения на рынке услуг. Все это характеризует закат «естественного» родительства и переход в область сознательно планируемых стратегий». О том, как система обучения родителей, разработанная ИО ВШЭ, будет работать на «закат семьи», можно прочитать в статье к.ю.н. А.В. Швабауэр.

ВШЭ уже давно занимается уничтожением традиционного образования в РФ. Как известно, в Докладе ректора ВШЭ Я. Кузьминова «Цели реформы системы образования» (2004 г.) прямо говорилось о необходимости отказа от трех базовых принципов образования – всеобщность, бесплатность и фундаментальность. Теперь ВШЭ включалась в уничтожение семьи.

Всем неравнодушным рекомендуем писать обращения министру образования Васильевой с требованием заблокировать внедрение Концепции, нарушающей Стратегию национальной безопасности

Концепция системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей – мощный удар по семье.

Швабауэр А.В.

кандидат юридических наук

эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи в СПб и ЛО

Институт образования НИУ «Высшая школа экономики» (далее – ИО ВШЭ) разработал Концепцию системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей (далее – Концепция). В сентябре 2016 г. ИО ВШЭ начал обсуждение документа в регионах. В дальнейшем планируется законодательное оформление акта.

Указанная Концепция является очередным шагом по внедрению ювенальной юстиции западного образца и уничтожению института семьи в традиционном понимании.

1. Замена естественной роли родителя профессиональной функцией.

В документе нивелируется ценность кровных родителей: «Под родителями мы понимаем и лиц, их заменяющих» (Введение).

Концепция переводит роль родителя в плоскость бизнеса: «Молодые родители оказываются перед необходимостью самостоятельно выстраивать свои родительские стратегии» (п. 2.1.). Отмечается, что современные родители «не имеют достаточных знаний и опыта для осуществления выбора» «траектории развития детей» (п. 2.1.). Со ссылкой на это обстоятельство доказывается актуальность внедрения общегосударственной системы профессионального обучения родителей. Такая система поможет «осознанию» родителями «потенциала и рисков выбираемой стратегии воспитания».

Эффект от участия родителей в программах авторы концепции видят в обучении родителя «само-менеджменту», «способности принимать независимые решения» (п. 3.2.).

Во-первых, представляется абсурдной идея о том, чтобы родителей учить «самостоятельным решениям». Неужто без специального обучения они не могут принимать таких решений? Видимо, речь о какой-то другой «независимости». Мы живем во время подмены смыслов. Не исключено, что главной целью будет обучение молодежи «независимости» от общепринятых норм.

В этом смысле характерно указание Концепции на то, что «в современных условиях родительство становится диверсифицированной общественной сферой: нет единой модели хорошего родителя, существует множество течений и родительских субкультур». Авторы Концепции, однако, перепутали Россию и Запад, где «родители» действительно «диверсифицированы» путем легализации извращенных форм «браков».

Кристально понятны установки авторов Концепции и угрозы ее реализации становятся после изучения работ психолога, профессора НИУ ВШЭ К.Н. Поливановой (руководителя проекта Концепции). В одной из своих статей она пишет, что «феминистская критика» начала 20 века «заставила признать разнообразие, в частности, относительно этнических и расовых семейных практик, а также признать право на родительство независимо от сексуальной ориентации»[1]. Вот уж факт – такую «диверсификацию семьи» российское общество не принимает. Возникает вопрос – зачем ее навязывать на системном уровне через «просвещение родителей»?

В рамках предмета по «диверсификации современной семьи» россияне смогут узнать много интересного: западные исследователи семьи видят будущее за т.н. «лоскутными семьями» (речь о различных способах, составах и вариациях совместной жизни). Немецкие эксперты насчитывают 74 вида лоскутных семей[2]. Не исключено, что все ли они будут изучаться в рамках программ Родительского университета.

По мнению К.Н. Поливановой, «суть современного этапа состоит в размывании идеала семьи. По Д. Элкинду, если в середине XX в. идеалом семьи была полная нуклеарная, а ее образом – совместная вечерняя трапеза, то в эпоху постмодерна – это бесконечное путешествие ребенка»[3]. Так и хочется добавить – от родителя № 1 в детдом, из детдома к родителю № 2 и т.д.

Автор, однако, не учитывает, что российские традиции, до сих пор сохраняемые и поставленные под защиту Стратегией национальной безопасности (утв. Указом Президента № 683 от 31.12.2015 г.), не бьются с учением Д. Элкинда и бесформенным идеалом семьи.

На достижение такого «идеала», похоже, направлена Концепция с ее неадекватными установками.

Во-вторых, очевидно, что через Концепцию навязывается отношение к родительской функции как к обычному виду предпринимательской деятельности. С ее стратегиями, потенциалами, рисками, менеджментом, а также верой в успех небезнадежного дела воспитания. В Концепции, например, отмечается, что родитель, наученный «самоэффективности», обретает «веру в эффективность своих действий, ожидание, что они приведут к нужному результату и затраченные усилия не будут бесполезными».

В этом ключе становится понятным посыл о необходимости «обучения» - «профессиональные» знания бизнесмену не повредят. В Концепции прямо сказано, что для «ответственных родителей» - «воспитание детей – профессиональный навык, требующий развития» (п. 3.3.2.).

Примечательно, что результатом реализации Концепции названа «дополнительная инвестиционная привлекательность территорий за счет повышения уровня человеческого и социального капитала» (п. 7). Т.е., люди – это не личности, не духовные существа, а некий «капитал», эффективность которого может быть повышена в целях «развития экономики».

2. Критерии эффективности обучения.

Авторы Концепции сетуют, что в России рынок образовательных услуг для родителей «поделен на несколько непересекающихся секторов, в рамках которых применяются собственные критерии оценки образовательных программ», и что «данные критерии плохо соотносятся с зарубежным опытом оценки подобных образовательных программ» (п. 3.3.). На наш взгляд, что с чем плохо соотносится, так это данная Концепция со Стратегией национальной безопасности, которая называет стратегической целью сохранение российских семейных традиций, а не на внедрение западных (пп. 76, 78).

Концепция предлагает мерить качество образования родителей «эффективностью». Сообщается, что «измерение эффективности является практически обязательной частью работы образовательных программ за рубежом» (п. 3.3). А в основе механизма оценки лежит «убежденность, что результаты обучения можно изменить».

Высшая школа экономики, оправдывая свое название, подходит с чисто экономических позиций и к семейной сфере. В России, однако, существуют несколько иные традиции: у нас не измеряют родительское отношение к детям в килограммах или килобайтах.

Даже юриспруденция в отношении семьи достаточно деликатна и определяет лишь самые общие правила. Как отмечал знаменитый цивилист К.П. Победоносцев, семейные отношения в отличие от других гражданских несравненно в меньшей степени подлежат юридическим определениям, которые «не могут спуститься в глубину совести и нравственного чувства»[4]. Ему вторит другой классик юриспруденции Г.Ф. Шершеневич: «Физический и нравственный склад семьи создается помимо права. Введение юридического элемента в личные отношения членов семьи представляются неудачным и не достигающим цели… Если юридические нормы совпадают с этическими, они представляются излишними, если они находятся в противоречии, то борьба их неравна ввиду замкнутости и психологической неуловимости семейных отношений…»[5].

Что уж говорить о техническом подходе к детско-родительским отношениям! Это все равно, что математически измерить чувство любви. Впрочем, на абсурде и извращении смыслов построены все ювенальные технологии (признание воспитательных запретов «насилием», «защита детей» путем изъятия от родителей и т.п.).

Для того, чтобы представить, какие критерии «ответственного родительства» нам следует ожидать, обратимся к «исследованию» Фонда поддержки детей, находящихся в трудной ситуации, который внедряет в России ювенальные технологии.

В исследовании, проведенном по заказу этого Фонда, «Родителями становятся? Ответственное родительство» (2015)[6] сообщается:

«Целесообразно разработать систему показателей, позволяющую диагностировать ситуацию в семье, состояние детско-родительских отношений. Как полагают эксперты, подобная диагностика может и должна включать в себя а) уровень материальной обеспеченности семьи, ее экономический и потребительский статус, б) степень напряжения в отношениях между родителями и детьми и в) частоту использования родителями физических наказаний»[7].

С учетом того, что «степень напряжения в отношениях» в единицах посчитать сложно, на практике, вероятнее всего, уполномоченные органы вычтут из родительской зарплаты количество воспитательных шлепков в месяц и определят соответствие градуса «тепла семейных отношений» установленной норме.

Какой процент родителей окажется безответственным также можно понять из приведенного «исследования». В нем приведены угрожающие цифры доли безответственных родителей, предложенные неизвестными общественности экспертами: «Наверное, можно назвать процентов 30–40 безответственными смело…» (Санкт-Петербург); «Мне кажется, 50 на 50. Я не склонна как-то особо драматизировать ситуацию…» (Ростов-на-Дону)». «Я думаю, что процентов 30 ближе к ответственным родителям. Но 70% – безответственные» (Иваново)».

Итак, если в России 70% родителей охватят курсами обучения, это будет соответствовать объяснениям «экспертов». А ведь отказ родителя от рекомендованного социальными службами «обучения воспитанию» может грозить серьезными последствиями, вплоть до признания родителя не исполняющим своих обязанностей в отношении ребенка (ст. 5.35 Кодекса РФ об административных правонарушениях).

Понятно, что лоббисты обсуждаемой системы обучения желают охватить все 100% молодых мам и пап, поскольку это принесет огромную прибыль.

Не смущаясь, авторы Концепции пишут, что благодаря широкому охвату (через школы) организаторы обучения «могут добраться до родителей, которые по собственной инициативе не были заинтересованы вкладываться в совершенствование родительских навыков» (п. 3.3.1.).

Концепция предполагает создание по регионам такого количества организаций родительского образования, которое «должно быть пропорционально числу населения». А ведь потом возникнет необходимость эти родительские университеты заполнять и загрузку постоянно поддерживать… На это, вероятно, будет работать вся система выявления семейного неблагополучия, которая может принуждать «нерадивых» родителей к обучению под угрозой штрафов за неисполнение родительских обязанностей.

3. Родительские университеты как способ переформатирования сознания.

Помимо прочего система родительских университетов преследует цели переформатирования менталитета россиян.

Авторы Концепции заявляют, что трендом последних десятилетий является переход от программ, ориентированных на информирование родителей, к программам, «направленным на работу с личностью родителя, с его переживаниями, и верованиями». Иными словами, программы нацелены на внедрение в мозги молодежи неких новых жизненных установок. Эта мысль подтверждается в другом месте Концепции: «Система просвещения и образования родителей, помимо конкретной цели помощи семье в воспитании детей, направлена … на повышение общей культуры молодежи, поскольку стратегически базируется не на системе предписаний, … а на идеях открытого образования, способствующего развитию навыков 21-го века: способности к сотрудничеству, к действиям в ситуации неопределенности…» (п. 2.2.).

О каком «открытом образовании» идет речь в Концепции? Не о том ли, которое должно привести к «открытому обществу»? Как известно, Фонд Сороса проводил семинары «Открытое образование для открытого общества»[8]. Однако Минюст включил НКО Сороса – «Открытое общество» и Институт «Открытое общество Фонд Содействия» - в список нежелательных в России НКО[9]. Согласно ч. 1 ст. 3.1. ФЗ РФ от 28 декабря 2012 г. № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан РФ» «нежелательной» является иностранная или международная организация, деятельность которой представляет «угрозу основам конституционного строя РФ, обороноспособности страны или безопасности государства, может быть признана нежелательной на территории РФ». Все это вызывает серьезные опасения по поводу продвижения «открытого образования» через сеть родительских университетов.

Также интересно узнать, о какой «ситуации неопределенности» (к которой надо готовить родителей) идет речь в Концепции? Может, об управляемом хаосе, на который работают борцы за новый миропорядок? В п. 4.3.1 Концепции «повышение толерантности к неопределенности» названо «компонентом психологической поддержки» родителей.

Примечательно, что согласно Концепции ее «конкурентным преимуществом в сравнении с другими видами образования» признана «доступность глобального знания и информации для каждого».

4. Родительские университеты – реализация форсайт-проекта.

Все, что мы наблюдаем, является реализацией форсайт-проекта Агентства стратегических инициатив «Образование 2035», направленного на слом российских традиций и уничтожение семьи. Указанным проектом среди прочего предусмотрен переход к «модернистской семье»: проживание в общинах, в дистанционных семьях, внедрение «компетентного родительства» («родитель как профессия»)[10]. С 2017 г. запланировано тестирование на родительскую компетентность «как норма»[11]. Раз норма, значит, - для всех. Иными словами, нас постепенно приближают к «лицензированному родительству» - к запрету рожать детей без санкции государства.

Западный опыт определенно показывает движение в этом направлении. Как говорит Бриджет Робб - глава британской ассоциации социальных работников: «Взрослые, у которых были проблемы с обучением, получают рекомендации не иметь детей, поскольку они с ними не справятся» [12].

Если же беременность все-таки наступает, рекомендуют сделать аборт. Например, в Шотландии Керри Макдугл была признана «недостаточно умной, чтобы ухаживать за детьми», и еще в беременность получила указание от социальных служб сделать аборт [13]. В случае уклонения от аборта либо иных причин, по которым соцслужбы считают родителей «не компетентными» для воспитания детей, родителям сообщают, что после рождения ребенок будет изъят. И это действительно происходит[14].

Насаждаемая система бесчеловечна.

Симптоматично, что многие российские исследования о современном «родительстве» поддерживаются из-за рубежа. Так, например, в работе Т.А. Гурко (доцента Института социологии РАН) «Родительство: социологические аспекты»[15], в которой делается вывод о необходимости внедрения программ «ответственного родительства» (а также секспросвета для детей, партнерских «гендерных» отношений и т.п.), прямо сообщается, что издание осуществлено при поддержке Фонда Макартуров. Данный Фонд включен Советом Федерации в патриотический стоп-лист, поскольку было признано участие Фонда в расшатывании гражданского общества в России[16].

Предусмотренная Концепцией замена естественного родительства «профессиональным» («ответственным», «компетентным») направлена на разрушение вековых российских семейных традиций и неприемлема с точки зрения нацбезопасности, поэтому должна быть отвергнута.

[1] Поливанова К.Н. Современное родительство как предмет исследования. // Электронный журнал «Психологическая наука и образование psyedu.ru». С. 2 http://psyjournals.ru/authors/a954.shtml

[2] http://www.planet-wissen.de/gesellschaft/familie/patchwork_familien/pwwbpatchworkfamilien100.html

[3] Там же.

[4] Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т.2. М., 2003. С. 2.

[5] Шершеневич Г.Ф. Наука гражданского права в России. С. 583-584.

[6] http://fond-detyam.ru/upload/iblock/319/Родителями%20становятся.%20Ответствнное%20родительство%20в%20современной%20России.%20Отчет%20о%20результатах%20исследования.pdf

[7] Указ. Соч. С. 9.

[8] http://old.rian.ru/society/20021114/263259.html?id=

[9] http://tass.ru/politika/2489388 http://minjust.ru/ru/activity/nko/unwanted

[10] http://asi.ru/molprof/foresight/12254/ См. слайды 14, 15, 16.

[11] http://asi.ru/molprof/foresight/12254/

См. слайд 19.

[12] https://www.youtube.com/watch?v=-YaD4izTW78

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] http://ecsocman.hse.ru/data/425/700/1219/gurko_2003_bb.pdf

[16] http://vz.ru/politics/2015/7/22/757362.html

http://www.xn----btbgbfbav8dmbqer.xn--p1ai/News/?newsid=1122

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров