Россия Общество

Как алкоголь помогает иностранцам осваивать русскую глубинку

21 октября 2016
Те, кто говорят, что русские – самая пьющая нация – не учитывают процент пьющих иностранцев в России. А тем временем маркетологи из Колорадо "бухают" на Тимирязевской с бюстом Ленина.

Все ругают Шнурова с его «В Питере – пить», а в это время иностранцы в пригородах Москвы специально собираются, чтобы выпить в каком-нибудь малоизвестном заведении. Да, для тех, кто не знал – в Москве есть такое движение «Ластстопперы» («Last Stoppers Club»: грубо говоря, те, кто сходит на конечной станции), которое основал американец из штата Колорадо, приехавший преподавать в Россию.

Серж из Брюсселя - один из иностранцев, кто присоединился к движению ластстопперов.

Суть движения в том, что экспаты (иностранцы, работающие в России) собираются в метро в последнюю субботу каждого месяца, едут на какую-нибудь конечную станцию в спальный район и садятся там в какой-нибудь бар.

Движение было основано в 2006 году, и уже успешно существует 10 лет, несмотря на то, что сам американец уже давно уехал из нашей страны. Русские тоже могут присоединиться к компании, это не запрещено. У ластстопперов есть свой сайт, где черным по белому написано, что это будет интересно тем, кто хочет увидеть не пафосную Москву, а реальную провинциальную Россию.

Встречаются ласт-стопперы по традиции каждую последнюю субботу месяца. До этого, летом, пунктом назначения выбирали «Тимирязевскую» (конечная станция монорельса), а собирались на «Проспекте Мира» Калужско-Рижской линии.

Далее приведу отрывок из разговора с девушкой Леной, от которой, собственно, я и узнал про это движение:

"В центре зала ровно в 20.00 собрались… самые обычные люди. Мужчины и женщины, человек пятнадцать, возраста от почти 30 до сильно за 50. Среди нас были: один китаец, один японец, один канадец, два американца и три француза, в разной степени владеющих русским языком. По дороге я старательно выведывала тайный смысл собрания и при каждом покачивании вагона получала в ответ: «Бухать едем на конечную! Вот и весь смысл!»

Прокатившись на монорельсе, мы побрели вдоль трассы, а потом дворами, и еще дорогами, и еще дворами до «близлежащего» бара. Смеркалось. Холодало. Наконец, мы дошли. Это оказался бар на крыше известного дизайн-завода. В пяти минутах пешком от него виднелась… станция «Дмитровская»! Почему мы ехали не до нее, а брели сюда полчаса вдоль трассы? Ах да, надо идти непременно от конечной…

В баре сфотографировались на память и расселись за один большой стол. Каждый разговаривал только со своими соседями, не вставая с мест. Мне достался улыбчивый канадец — немолодой доцент департамента психологии Высшей школы экономики. Но разговор пришлось быстро свернуть. Из-за того, что мы долго ждали опоздавших и еще дольше шли, встреча началась, когда уже совсем стемнело. А мне еще гнать на свою конечную на противоположном краю Москвы, к последнему автобусу до моего Подмосковья. Времени хватило только молча съесть и выпить заказанное, расплатиться и уйти.

Уже убегая на свой автобус, заметила, как кто-то за столом достает из сумки… бюст. Ой, да это Ленин! Может, я чего-то не поняла?

Оказалось, что вождь мировой революции и есть носитель тайного смысла этой встречи — по крайней мере, для иностранцев, подтянувшихся на тусовку отнюдь не случайно. Для них и придумали это движение, причем такой же иностранец — маркетолог из штата Колорадо, трудящийся сегодня в Международном комитете спасения.

Ровно десять лет назад, в начале 2006 года колорадец переехал на несколько лет в Москву — пожить в матушке России, подрабатывая уроками английского. Центр столицы ему быстро наскучил. И к осени того же года он затеял нечто, о чем до него не додумались ни в одном городе с метрополитеном. Он назвал это Last Stoppers Club. Единственное в своем роде движение, получается, изобрели в столице России, пускай и залетные американцы.

Через друзей и коллег маркетолог собирал таких же экспатов где-то в центре подземки, и они ехали — вместе не так страшно — на одну из конечных станций, откуда выходили в неизведанный город. И пока брели к ближайшему бару, изучали районы-кварталы, которых нет ни в одном списке обязательных туристических мест. И необязательных тоже.

Спустя два года группа товарищей побывала абсолютно на всех существовавших тогда конечных. Теперь идет уже пятый круг.

Это было потрясающе: жители окраин менее зациклены на деньгах, более открыты и дружелюбны, а в кафе у них частенько висит серебряный дискобол, — основатель вспоминает те приключения до сих пор. 

Он давно покинул Россию, но дело его живет, и, оказывается, за десять лет о нем не разведало и не написало ни одно СМИ. По запросу «ласт-стоппер» до публикации в «МК» в Интернете поисковик выдавал лишь… устройства для фиксации двери.

Постепенно к клубу присоединились и москвичи: им тоже интересно свои окраины исследовать, — рассказывает создатель. — Ленин для большинства американцев — символ вашей страны. Поэтому мы усаживаем бюст на почетное место за столом, повязываем грудь пионерским галстуком и «поим» водкой, пивом, пивом с водкой, водкой с соком… Молодец, все пьет! Потом месяц опохмеляется на тумбочке у кого-то из нас, до следующей встречи — на какой станции она пройдет, смотрите на сайте.

На сайте все по-английски: порядок посещения станций, забавные правила вроде «Путин, Медведев и цари — наши почетные члены» и… всё. Ни фото, ни списка членов, ни историй… Хотя забавных случаев хватает. Однажды к их группе пристал рыбак и начал хвастаться уловом прямо в баре. В другой раз забрели в ресторан, где гуляли свадьбу, и молодые угостили их на счастье ящиком водки, а бабушки затащили в хоровод.

Может, мой первый выход «в свет» получился не столь ярким, потому что район монорельса не такая и окраина? Не стала я дожидаться следующей официальной встречи, а решила стать ласт-стоппером в одиночку. Точнее, вдвоем. И купила билет на две поездки…

Ласт-стопперы признавались: зачастую около пункта назначения не то что ресторанов с кафе, продуктовой палатки не находилось. Особенно на конечных, открывающихся за МКАД в последние годы. В сообществе не ждали, пока вокруг возведут инфраструктуру, а наведывались туда в ближайшую последнюю субботу месяца после открытия. Так, на «Саларьево», что между Киевским шоссе и одноименной деревней, они побывали уже через две недели после ее сдачи. Где же там устраивать возлияния с Ильичом? Это я и решила выяснить — прихватив с собой первого попавшегося иностранца, гостящего в Москве. В конце концов, для него же тусовки на конечных придумали!

Иностранца нашла быстро: наивный Серж Малэсс из Брюсселя как раз искал того, кто покажет ему «нетипичную Москву»…

Ничего нет вокруг этого «Саларьево»: только трасса и за ней изумрудный холм. За неимением других достопримечательностей мы сфотографировались на его фоне — холм чудо как хорош.

Как странно, если здесь ничего нет, зачем люди сюда едут, — удивился Серж.

Люди приезжали сюда, чтобы уехать еще дальше — в свои подмосковные города, где живут. Они-то и рассказали, что холм — гигантская мусорная свалка, поросшая травой. А кафе, хоть у нас и испортился аппетит после такого признания, есть на улице 26 Бакинских Комиссаров, что на «Юго-Западной». В трех станциях! По правилам ласт-стопперам надо от любой конечной до ближайшего кафе идти пешком.

Здесь дороги нет, куда вы! — остановил нас на трассе автомобилист, так как обочина уже закончилась. Выслушав историю нашего путешествия, он вышел из машины и схватился за голову. Всякое видал он на дорогах, но такое… Поразмыслив, он подсказал, что ближайшее кафе есть в торговом центре, что виднеется вдалеке.

В ресторанном дворике выбор невелик — восточная кухня, американский или тайский фастфуд. Кассир, выслушав, откуда, как и почему мы пришли, ахнула и угостила пиалкой чили.

Позавтракать на следующее утро мы с Сержем, не сговариваясь, решили опять-таки на окраине. Нас было уже не остановить.

Ни один мужчина еще никогда не вез меня завтракать в Южное Бутово, а точнее, на последнюю станцию легкого метро «Бунинская аллея». Перед дорогой мы хорошенько подкрепились: путь предстоял неблизкий.

Доехав на завтрак ближе к обеду, опять услышали от местных, что ничего вкусного поблизости нет, а сами они ездят отдыхать в центр… Мы улыбались: так даже интереснее. И они улыбались, глядя, как мы снимаемся на фоне жилых домов: кажется, они впервые увидели, что кто-то считал их район красивым.

И откуда у вас деньги на все эти покатушки? — искренне удивились двое подростков, пока искали для нас рестораны через навигатор. Провожая, они спорили с нами, считается «Третьяковская» конечной для желтой линии или нет, раз она плавно переходит в «Деловой центр».

В районе нашлось два суши-бара, один дороже другого. Честно выбрали ближайший. Сели на пустынную веранду. Сквозь струящиеся на легком ветру голубые занавески нас обжигало солнце, и на диванчике ресторана в Южном Бутове я чувствовала себя как на курорте — как будто мы долго-долго ехали на море и наконец доехали.

Это был самый романтичный завтрак в моей жизни."


Комментариев пока нет

Новости партнёров