Россия Общество

Еще немного о памятной доске "в честь" Маннергейма

17 июня 2016
Ворота Овертона в обе стороны открыты.

Я перечитал все, что по сему поводу пишется, я заглянул в воспоминания самого маршала, и пришел к выводу, что при большом желании эту сову все-таки можно натянуть на глобус. Потому что, в конце концов, если уж на то пошло, г-н Маннергейм в 1887-1918 был безупречным офицером русской армии, путешественником и разведчиком, события 1918 года были внутренним делом Финляндии, независимость которой Россия признала, первая советско-финская (1918) война была, по сути, частью гражданской, к агрессии 1922 он официально непричастен, в 1939-м настаивал на удовлетворении требований СССР, а в 1944-м, будучи политически непричастен к союзу с Гитлером, разорвал отношения с Рейхом.

Правда, его войска все же обстреливали Ленинград и держали важный участок блокады, а с русским населением оккупированных районов и военнопленными обращались чудовищно жестоко, но это ведь, в конце концов, чепуха, да и вину, - опять-таки, при большом желании, - можно свалить на заместителя, генерала Пааво Талвела.

Хрен с ним.

Куда интереснее другое.

Глава администрации Кремля Сергей Иванов принял участие в церемонии установки в Санкт-Петербурге мемориальной доски финскому фельдмаршалу Карлу Маннергейму.

"Как говорится, из песни слов не выкинешь. Никто не собирается обелять действия Маннергейма после 18-го года, но до 18-го года он служил России, и если уж быть совсем откровенным, то он прожил и прослужил в России дольше, чем он служил и жил в Финляндии...
Все, что произошло дальше, - никто не собирается оспаривать последующий финляндский период истории и действий Маннергейма, никто не собирается обелять этот период истории.
Вообще все, что произошло, это еще одно доказательство, как резко изменила жизнь многих людей, Октябрьская революция... Но при этом нельзя забывать, ту достойную службу генерала Маннергейма, которую он проходил в интересах России..."

Логика есть.

А коль скоро так, то:

"Как говорится, из песни слов не выкинешь. Никто не собирается обелять действия Власова после июня 42-го года, но до июня 42-го года он служил России, и если уж быть совсем откровенным, то он прожил и прослужил в России дольше, чем он служил и жил в Германии...

Все, что произошло дальше, - никто не собирается оспаривать последующий германский период истории и действий Власова, никто не собирается обелять этот период истории.

Вообще все, что произошло, это еще одно доказательство, как резко изменила жизнь многих людей, Октябрьская революция... Но при этом нельзя забывать ту достойную службу генерала Власова, которую он проходил в интересах России..."

Или:

"Как говорится, из песни слов не выкинешь. Никто не собирается обелять действия Дудаева после 91-го года, но до 91-го года он служил России, и если уж быть совсем откровенным, то он прожил и прослужил в России дольше, чем он служил и жил в Ичкерии...

Все, что произошло дальше, - никто не собирается оспаривать последующий ичкерийский период истории и действий Дудаева, никто не собирается обелять этот период истории.

Вообще все, что произошло, это еще одно доказательство, как резко изменила жизнь многих людей, революция... Но при этом нельзя забывать ту достойную службу генерала Дудаева, которую он проходил в интересах России..."

Или даже так:

"Как говорится, из песни слов не выкинешь. Никто не собирается обелять действия Горлис-Горского (бандеровец ОУН-УПА) после 17-го года, но до 17-го года он служил России, и если уж быть совсем откровенным, то он прожил и прослужил в России дольше, чем он служил и жил в УНР...

Все, что произошло дальше, - никто не собирается оспаривать последующий "самостийный" период истории и действий Горлис-Горского, никто не собирается обелять этот период истории.

Вообще все, что произошло, это еще одно доказательство, как резко изменила жизнь многих людей, Октябрьская революция... Но при этом нельзя забывать ту достойную службу поручика Горлис-Горского, которую он проходил в интересах России..."

В общем, спасибо г-ну Иванову, главе Попечительского совета Ельцин-центра: курс задан, - а схема сбоев не дает.

Да-да, именно по стопам Украины.

В этой истории меня сильно смущает позиция военных, на чье учебное действующее заведение повесили табличку с пособником Гитлера. Как оно, заниматься теперь, когда где то рядом, охраняемая почетным караулом, на твоей альма-матер, в центре блокадного Ленинграда, висит физиономия фашиста?

Воинские традиции какой страны считают подобное допустимым?

Есть мнение, что курсантам-выпускникам Военной академии материально-технического обеспечения на Захарьевской улице, где повесили доску с пособником Гитлера, стоит ввести новую традицию, мазать медного нациста дерьмом после выпускного.

Тут еще следует дополнить. Министр странной культуры Мединский блеснул знаниями и завещал беречь Маннергейма как Сталин его берег. Надо разделять понятия "берег" и "использовал". Сталин использовал бесноватого Маннергейма, итогом чего стало выступление Финляндии на стороне СССР, а значит множество сохраненных жизней советских солдат. Но "использовал" - это не повод ставить памятники в блокадном Ленинграде.

Мединский сказал что установка памятника фашисту - это устранение давнего раскола в обществе. Дорогой друг, раскол - это такие как вы, либеральные элиты. Кто строит Ельцин-центры, вешает памятные доски пособникам Гитлера, поливает помоями советское прошлое. А без вас у нас никакого раскола не было и нет.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров