Мир Общество

Что найдут Fancy Bear в файлах «следствия» по гибели MH-17?

30 сентября 2016
С нетерпением ждём исследования «доказательств» вины России Модными Мишками (Fancy Bear)

После недавно опубликованного доклада по сбитому рейсу MH-17 снова актуализировалась тема всей большой и сложной суммы доказательств по этому делу.

В докладе предсказуемо обвинили Россию, но лично мне интересно не это, а другое. Давайте попробуем не спорить с обвинениями в адрес России, а провести мысленный эксперимент – согласиться.

Итак, наша страна – перешла из разряда свидетелей в категорию подозреваемых и обвиняемых. Окей. Но в таком случае принципы правосудия требуют наличия у нас адвоката. Это — основы западного мышления, правовой культуры и самой логики справедливости – каждый обвиняемый имеет право на защиту, либо самостоятельную, либо через беспристрастного защитника.

А теперь – внимание, суть! Адвокат в любой системе юстиции (цивилизованной, разумеется) имеет неотъемлемое право на ознакомление с материалами дела. И обвиняемый также, кстати сказать, имеет на это полное право.

Но мы видим удивительную картину: все самые значимые «доказательства вины» России от нее самой скрывают.

— Ты виновна!

— Предъявите доказательства!

— Не предъявим. На суде увидишь.

Это – грубейшее нарушение. Во-первых, даже если вся сумма улик не подлежит сомнению, адвокат имеет право строить линию защиты на расстановке акцентов в картине преступления, а для этого он должен быть знаком с уликами. Во-вторых, и это самое главное – адвокат (и сам подозреваемый, разумеется, так как он может не делегировать защиту себя другому лицу, а защищаться самостоятельно) обязан (подчеркиваю, обязан – это требование объективности правосудия) ставить под сомнение достоверность всех улик, добытых следствием.

Следствие ведь, вопреки обывательскому мнению, не обладает ни безошибочностью, ни беспристрастностью – оно только предлагает суду рассмотреть свою версию произошедшего, а адвокат, обладая (в теории) всей информацией о версии следствия, предлагает своё видение: эта улика не может считаться стопроцентно достоверной, этот свидетель – в неприязненных отношениях с подсудимым, это фотография – недостаточно четкая, и так далее. А суд уже решает, кто более убедителен.

Но как работать адвокату, если его не пускают к материалам дела? А без адвоката – это не правосудие, а беспредел.

Так называемые «данные» группы Bellingkat, собранные в соцсетях, на поверку оказываются грубым передёргиванием. Впрочем, эти «эксперты» не гнушаются и прямых подлогов:

И это разбор только одной прямой лжи Bellingkat мировому сообществу!

Данные американских спутников – засекречены. Россия не может их использовать при разработке своей линии защиты. Нам говорят, что «они есть», но принципы правосудия требуют подтверждать слова фактами – вдруг их нет, или они подложные, или «откорректированные»?

Физические улики – те самые фрагменты обшивки с дырками от «двутавров» и якобы фрагменты самих «бабочек»-поражающих элементов — недоступны для российских экспертов. Мы бы с большим интересом сами проделали собственный анализ этих предметов – от того ли самолета обшивка, того ли возраста, насколько аутентичен характер отверстий. Я вспоминаю некогда читаный рассказ (название, к сожалению, забыл) из армейской жизни: на учениях ушлые офицеры повышали результаты своего подразделения на стрельбах путем добавления лишних отверстий в мишень «дыроделом» — молотком с приваренной пулей. Что мешает приварить к молотку «двутавр» и молотить по куску обшивке?

Далее, адвокат должен иметь возможность задавать вопросы свидетелям. Но Украина, как главный свидетель, на прямые вопросы России о том, что делали украинские «Буки» в те дни, отвечать отказывается – а если и отбрехивается, то не предоставляя доказательств, а на доказательства и доводы защиты отвечает «Та цэ усе брэхня». Следовательно, адвокат и тут «в пролёте». Не на что ему, бедному, опереться.

Наконец, адвокат имеет право заявить отвод эксперту. Скажем, странным людям из странной тусовки Bellingcat, которые вот ни разу не профессионалы. Есть ли у России такая возможность, коль уже ее назвали обвиняемой?

Всё вместе это делает «следствие» просто фарсом. Мутным, закрытым, непрозрачным, опирающимся на суждения ангажированных дилетантов. Если вы, дорогие европейцы, пытаетесь соответствовать реноме своей высокой юридической культуры, то немедленно предоставьте адвокату обвиняемой стороны доступ ко всем материалам следствия. Иначе это не суд, не следствие, а облыжная заказуха.

Впрочем, к чему все эти инвективы… И так понятно, что все многовековое надувание щек западной цивилизации о своей dura lex sed lex и всём таком прочем – просто подстраховка на случай, когда очередное важное судебное дело будет висеть на волоске и на чашу весов нужно будет бросить авторитет «неподкупных судей», «почтенных свидетелей» и «опытнейших следователей». Как в нашем случае.

Однако глубоконеуважаемые западные партнёры забывают что мы живём в век всепроникающих цифровых и информационных технологий, поэтому, как и в случае с полностью скомпрометировавшей себя WADA, «Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет в тяжелых, нежных наших лапах?»

 Сохраняем спокойствие и ждём Модных Медведей (Fancy Bear)

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров