Россия Общество

Анализируем либерастов

18 ноября 2016
Есть темы, о которых говорить неприятно и неприлично, но о которых говорить необходимо. Как об анализе кала любимого пса на приёме у ветеринара. Вроде неловко, но куда ж от этого денешься? Российские либералы, конечно же, не экскременты в баночке, но, скажу честно, при их изучении, ощущения возникают не самые приятные...

На днях мне пришло письмо, автор которого попросил сделать развёрнутый анализ сути российских либералов: кто они, что они и откуда берутся. Данная просьба меня не удивила. Практически каждый разумный человек, живущий в России, рано или поздно, задаёт себе эти вопросы. Не из-за пустого любопытства, а в силу практической необходимости.

Российские либералы, конечно же, не экскременты в баночке, но, скажу честно, при их изучении, ощущения возникают не самые приятные. Как будто рассматриваешь то, что надо было, зажав нос, быстро спустить в унитаз. Уж простите за неполиткорректную откровенность, но такие вот у меня возникают ассоциации в связи с данной категорией индивидов.

В общем, решил я сделать небольшой экспресс-анализ сути российских либералов. Два года в Питере к этому располагают. Мыслей накопилось достаточно много. Буду откровенен. Уж не обессудьте.

Прежде всего, я бы хотел отделить российских либералов от либерализма как мировоззрения и идеологии. Парадокс в том, что не всякий считающий себя либералом является либералом в действительности, и не всякий человек, выступающий против российских либералов, выступает против либерализма как такового. Лично я, когда слышу российского либерала, невольно вспоминаю известную народную поговорку о том, что «на сарае х…й написано, а там дрова лежат». В нашем мире не все явления имеют точные определения.

Понятие «либерализм» произошло от латинского слова «liberalis» – свободный, но у подавляющего большинства российских либералов сознание сугубо императивного, тоталитарного типа, противоречащее свободе как таковой. И ведут себя российские либералы не как свободные люди, а как члены тоталитарной секты, зацикленные на неких сверхценных идеях и люто ненавидящие каждого, кто думает иначе, чем они, презирающие всякого, у кого иные ценности и взгляды на жизнь. Это обескураживает. Либералы непрерывно говорят о человеческой свободе, но при этом готовы тебя загрызть до смерти, в буквальном смысле этого слова, если ты не разделяешь их убеждения. Эту их особенность ещё Фёдор Михайлович Достоевский подметил, когда написал в «Идиоте», что «никогда наш либерал не в состоянии позволить иметь кому-нибудь своё особое убеждение и не ответить тотчас же своему оппоненту ругательством или даже чем-нибудь хуже…».

Как я уже говорил, российский либерал, всякого не согласного с ним автоматически записывает в продажные твари Кремля. С точки зрения либерала, есть лишь либералы (умные, свободные и прекрасные) и прислужники «сами-знаете-кому». Третьего не дано. В существование людей, искренне думающих иначе, чем либералы, либералы не верят. Либерал в принципе не может себе представить, что кто-то может быть не либералом, при этом, не будучи рабом «сами-знаете-кого».

Недавно я с этим столкнулся в комментариях к своему тексту о выступлении Константина Райкина на седьмом съезде Союза театральных деятелей России. В нём я лишь позволил себе сделать небольшой анализ сути данного выступления. Поделился так сказать своим мнением, относительно мнения руководителя театра «Сатирикон».

И как же сетевые либералы отреагировали на мою свободу слова?

Оказалось, я не только продался Путину, но и не имею права критически высказываться в адрес великого и непревзойдённого Константина Райкина. Я имею право лишь с восхищением преклоняться перед его (как им кажется) гением. Говорить о сути сказанного мной, либералы даже не пытались. Они просто дружно впали в истерику относительно моей скромной персоны, позволившей себе весьма скептично (какая наглость!) высказался по поводу их луноликого идола, перед которым они самозабвенно делают глубокое «ку». На Украине, кстати, «свидомые» за «неправильные» мысли и неуважение к своим кумирам уже давно убивают. Но начинали они когда-то точно так же, как российские либералы, с грязной ругани и коллективных истерик в сети по поводу чьих-то «неправильных» мыслей.При этом хочу отметить, что это не первый мой опыт общения с российскими либералами. Но по своей сути он везде один и тот же. Для либерала его оппонент это не человек с иной точкой зрения, а – «быдло», которое надо любым способом оскорбить, унизить, растоптать.

При этом надо понимать, что «свобода», о которой либералы так любят рассуждать, это исключительно их личная свобода, а не свобода для всех. С точки зрения российского либерала, свободы достоин не каждый, а только тот, кто думает как либерал, имеет либеральные ценности и либеральное мировоззрение. Т.е. с точки зрения либералов, свободой могут обладать лишь либералы, а нелиберальное «быдло» должно стоять в стойле и чётко делать то, что ему приказывают либералы. Ну а те из «быдла», которых невозможно перевоспитать в либеральном духе, с точки зрения либералов, необходимо изолировать, а лучше – уничтожить.С российским либералом невозможно вести диалог, потому что для него единственно правильной точкой зрения является его собственное мнение. Любая нелиберальная мысль для либерала – ложь и бред.

При этом мышление либерала сугубо карцерного типа. Все его мыслительные процессы жёстко привязаны к набору либеральных стереотипов, которые либо очень слабо связаны с реальной действительностью, либо вообще не имеют к ней никакого отношения. Поэтому всё, что либерал собирается сказать по тому, или иному вопросу, известно наперёд. Для того, чтобы узнать о чём и как думают либералы, достаточно поговорить с несколькими из них. Мышление этих индивидов шаблонно, а мировоззрение втиснуто в узкие рамки доктрины. Причём любой факт, не укладывающийся в эту доктрину, либерал либо упорно игнорирует, либо до хрипоты отрицает.Вынужден констатировать, что рядовой российский либерал крайне невежественен, весьма поверхностен, но при этом искренне убеждён в том, что он невероятно умён и обладает истиной. 

Мне как-то довелось общаться с одним молодым питерским либералом, у которого в процессе нашей беседы я спросил:

– Ты вообще читаешь толстые книги?

– Нет, – ответил он.

– А откуда ты черпаешь информацию? – поинтересовался я.

– Я каждый день смотрю телеканал «Дождь», – пояснил он.

– И всё? Но ты же рассуждаешь об экономике, политике, культуре…

– А зачем мне надо что-то ещё, если «Дождь» рассказывает всё, что необходимо знать?

Человек не иронизировал. Он говорил абсолютно искренне. Я был так поражён его заявлением, что не смог ничего ему возразить. Действительно, зачем читать книги, тем более толстые, если есть телеканал «Дождь»? С тефлонового мозга этого молодого питерского либерала соскальзывало всё, что не соответствовало смысловой матрице телеканала «Дождь». Он не коммуницировал, а односторонне вещал. Причём по замкнутому кругу.

При всей своей лютой ненависти к вере и религии, сознание российского либерала крайне религиозно. До яростного фанатизма. Причём либеральная религиозность представляет собой некую, крайне примитивную форму религиозного сознания. На уровне племенного тотема (то, чему либерал поклоняется и что олицетворяет для него добро) и табу (то, что для либерала находится под запретом и олицетворяет для него зло). Все умственные построения либерала в значительной степени основываются на примитивных формах веры и привычных для него предрассудках. Поэтому когда вы в беседе с либералом апеллируете к фактам и логике, он вас не слышит. Факты и логика для него табуированы. Он не пытается вас понять, он лишь пытается понять, принадлежите ли вы к его либеральной секте. Это для него самое главное. Если принадлежите, тогда вы – избранный. Если нет, либерал попытается вас индоктринировать своим мировоззрением. Если у него это не получится, он запишет вас в «быдло», неспособное понять его великие идеи.В целом, по своей психологической сути, российские либералы – невежественные, примитивные тоталитаристы, неспособные самостоятельно мыслить, нетерпимые к чужому мнению и неистово поклоняющиеся своим либеральным идолам. Этим они ничем не отличаются от членов любой тоталитарной группы. Именно поэтому они – российский аналог украинских «свидомых».

Если вы хотите понять, какими будут российские либералы, в случае прихода к власти, посмотрите на правящую элиту Украины.

Как я уже не раз говорил, по своей сути либерал это не политическая ориентация, а психиатрический диагноз. С моей точки зрения, среднестатистический либерал, это индивид с определённой акцентуацией характера, чья психика находится в пограничном пространстве, между нормой и патологией. Классический тип российского либерала всегда находится за рамками унылой, с его точки зрения, жизни среднестатистического обывателя, на краю сумасшествия

.Отсюда вся эта демонстративная эпатажность либеральных кумиров, стремление постоянно выходить, в той или иной форме, за рамки морали, нравственности и закона. Они считают себя свободными личностями, великими творцами, стоящими над глубоко презираемым ими «быдлом», которым они считают простой народ.

Это, кстати, в своё время подметил Достоевский.

«Одна из характерных черт русского либерализма – это страшное презрение к народу… – писал он. – Русскому народу ни за что в мире не простят желания быть самим собою. Весь прогресс через школы предполагается в том, чтобы отучить народ быть собою. Все черты народа осмеяны и преданы позору. Скажут, темное царство осмеяно. Но в том-то и дело, что вместе с темным царством осмеяно и все светлое. Вот светлое-то и противно: вера, кротость, подчинение воле Божией».

Для либералов русский народ «косная масса, немая и глухая, устроенная к платежу податей и к содержанию интеллигенции; масса, которая если и дает по церквам гроши, то потому лишь, что священник и начальство велят». Как подчёркивал Фёдор Михайлович, либерал «брезглив к народу и высокомерен к земле Русской».

В психологическом плане между либералами и простым народом – пропасть. Для простых людей, либералы, с их странными творческими порывами, мировоззрением, культурными, нередко сексуальными и политическими предпочтениями – непонятны и абсолютно чужды. Как инопланетяне. За это непонимание и отчуждение либералы платят народу своей ненавистью. Очень часто они не просто не любят простых русских людей, а ненавидят их лютой ненавистью. И особо эту ненависть не скрывают, периодически выплёскивая её из себя в статьях, интервью и странных формах своего искусства.

Народ на всё это смотрит, снисходительно крутит у виска пальцем и голосует за Путина. Не со зла, а в силу своих традиционных представлений о том, что такое хорошо, и что такое плохо.

Подобная реакция ещё больше бесит либеральную интеллигенцию, доводя её до белого каления. Отсюда и все эти яростные вопли либералов в адрес России и русских.

Помните как покойная баба Лера, светоч либеральной мысли, высказывалась?

«В России всё растекается и свисает, как макароны с ложки. Шестая часть суши была заселена беспозвоночной протоплазмой».

«Русская нация — раковая опухоль человечества!»

«Если Россия погибнет, вообще, в принципе я лично роптать не буду»

А вот ясная, либеральная мысль Валерия Панюшкина, «театроведа-исследователя» с телеканала «Дождь»: 

«Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась».

А это писательница и телеведущая Татьяна Толстая: 

«Страна не такова, чтобы ей соответствовать!.. Ее надо тащить за собой, дуру толстожопую, косную! Вот сейчас, может, руководство пытается соответствовать, быть таким же бл…ским, как народ, тупым, как народ, таким же отсталым, как народ».

Ксюша Собчак

«Россия стала страной генетического отребья. Я бы вообще запретила эту страну. Единственная здесь для меня отдушина – это картинные галереи. И цирк».

А вот Михаил Жванецкий: 

«Моя мечта – разровнять место, где была Россия, и построить что-то новое. Вот просто разровнять…».

Можно достаточно долго цитировать либералов, размышляющих о русском народе и России, но зачем? В принципе и так всё понятно. Всё уже давно объяснил Фёдор Михайлович: 

«русский либерализм не есть нападение на существующие порядки вещей, а есть нападение на самую сущность наших вещей, на самые вещи, а не на один только порядок, не на русские порядки, а на самую Россию. Мой либерал дошел до того, что отрицает самую Россию, то-есть ненавидит и бьет свою мать».

Если читать и слушать высказывания известных российских либералов, причём не только о ненавистной им России и русском народе, а вообще, в целом, то возникает очень тягостное впечатление. Их мысли и чувства пронизаны негативизмом, пессимизмом и хронической депрессивностью на грани суицидальных настроений. Душа российского либерала непрерывно ноет и стенает. Она либо тоскует о душегубстве и разрушениях, либо рефлексирует на тему «мы все умрём» или «давайте все умрём!»

Недавно мне на глаза попался «творческий продукт» никому неизвестной арт-группы «Родина», который активно пиарят либеральные и украинские сетевые ресурсы, – «Увы-парад для увы-патриотов».В Санкт-Петербурге активисты «Родины» сфотографировались на фоне кладбища с плакатами, судя по всему, глубокого идейного, а возможно и философского, содержания под общим названием «Война — безработица — ноябрь». Таким «негативным активистским карнавалом», активисты «Родины» визуализировали нынешние ощущения российских граждан. Во всяком случае, их «культурную» акцию украинские СМИ подали именно в этом ключе.Не сложно понять, что с точки зрения свободных творцов, запечатлённых на фотографиях, данная акция должна продемонстрировать уныние, глубокую депрессию и безысходность, царящие, по их мнению, в России. «Всё будет плохо и никогда не кончится», «ты ничего не изменишь», «надежда только на смерть», «родился потерпел умер»… 

Для активистов «Родины» их акция – протест против, с их точки зрения, страшных порядков, царящих в России, против российской власти, против нынешней России в целом, с которой они не имеют ничего общего, т.к. «Россия это не мы».

Но на самом деле визуализации «увы-патриотов» визуализируют лишь их самих, их душевное состояние, присущую им психологическую акцентуацию: у тебя всё будет плохо; ты ничего не можешь; ты ни на что не способен; твоя жизнь – бессмысленна; ты помучаешься чтобы умереть.

Типичный либерал ощущает себя страдающим, беспомощным, стоящим у черты самоубийства. И через призму этих своих ощущений и рефлексий он видит окружающий мир, других людей, Россию. Свою врождённую, жизненную импотенцию либерал неосознанно проецирует во вне. Там же либерал ищет причину того, что он хронический неудачник, или объяснение своей хронической депрессивности. Вокруг него всё плохо, потому, что плохо ему. Он не удовлетворён. Он страдает. (Посмотрите ещё раз внимательно на визуализации «увы-патриотов».) Отсюда и классические завывания либералов о «проклятой Рашке», в которой, как известно, всё очень плохо, и которая должна прекратиться.

Для либерала не имеет значения, как на самом деле в «Рашке». В «Рашке» не может быть хорошо, потому что либералу, в связи с его жизненными обстоятельствами или психологическими особенностями, не может быть хорошо в принципе. Отсюда и вечная либеральная оппозиционность/революционность. Либерал постоянно чем-то или кем-то недоволен, даже если его жизнь, с общепринятой точки зрения, успешна. Либерал – вечный нытик и страдалец, но причины своего нытья и своих страданий он находит не в себе, а во внешнем мире.

 Именно поэтому он стремиться разрушить окружающий его мир, воспринимая его как причину своих вечных мук и вечной несправедливости по отношению к себе. Разрушая Россию, которая, по его мнению, является причиной всех его бед, он пытается спастись от своих собственных страданий, от своей бессмысленной жизни, от самого себя.Именно поэтому непрерывная депрессия либерала со временем выливается в психологическую некрофилию – бессознательное стремление к смерти, проявляющее себя в специфических формах мышления, мироощущения, идеологии, философии, художественного творчества и политики.Либеральная психологическая некрофилия проявляется в стремлении к разрушению. Отсюда вся эта либеральная ненависть к России и её народу, которые, по мнению российского либерала, являются причиной его бед и страданий.

Когда же либеральная психологическая некрофилия соединяется с западными грантами, с щедрой финансовой подпиткой из-за границы, возникает российский политический либерализм, оформляющий некрофильские ощущения либералов в чёткую политическую идеологию. После этого либеральная некрофилия, как психологическая девиация, превращается в высокооплачиваемую профессию, в рамках которой ненависть к России и желание её уничтожить, становятся «прогрессивной доктриной», а прибитая к мостовой мошонка и голый зад на театральной сцене – «великим искусством».Российский либерализм неотделим от Запада и представляет собой продукт его влияния. 

По своей сути, российский либерализм – политическая и идеологическая отрыжка Запада. Российский либерал – пародия на европейца и/или американца. В условиях Запада он невозможен, потому что взращён Западом для России, как бактерия бубонной чумы. Весь смысл российского либерализма в его борьбе с Россией во имя интересов Запада, в уничтожении её государственности, а также ликвидации духовных и материальных основ жизни русского народа. Вне этой борьбы российский либерализм не имеет смысла как не имеет смысла существование свихнувшихся фриков.

В «Статьях о русской литературе», Достоевский размышляет о сути российского либерализма. И вот к каким выводам он приходит: 

Западничество – это партия, готовая к бою против народа. Она стала над народом как опекующая интеллигенция, она отрицает народ… Она гнушается идей органической духовной солидарности народа с царем и толкует о европейской вздорной бабе.

А в «Дневнике писателя», Достоевский резюмирует: 

«Русскому, ставшему действительным европейцем, нельзя не сделаться в то же время естественным врагом России». 

Здесь стоит уточнить. Быть русским и «действительным европейцем» одновременно невозможно. Не бывает рыб живущих на суше или птиц парящих под землёй. Зато может быть российский либерал – недорусский псевдоевропеец, вся сущность которого заключается в его русофобии, а смысл жизни в разрушении России.

Источник

Комментарии 2

Жестко, хлестко, но в тему. Поддерживаю!
Последнее предложение просто огонь!

Новости партнёров