Восток Безопасность

Жизнь после «Фукусимы»: прежде чем критиковать нас за Чернобыль, посмотрите на себя...

03 октября 2017
Япония, жестко критиковавшая СССР за Чернобыль и охотно раздававшая Советам ценные указания, сегодня не в состоянии эффективно справиться с последствиями своей атомной катастрофы.

Правительство Японии объявило об очередном переносе события, важного не только для Страны восходящего солнца. Речь идет об извлечении отработавшего ядерного топлива из бассейнов, расположенных на разрушенных в 2011 г. первом и втором реакторах АЭС «Фукусима-1». Замечу, это уже третья отсрочка. Вторая предполагала перенос на в 2020-й, и вот сейчас власти грозятся сделать это в 2023-м. Такую пролонгацию японские министры оправдывают необходимостью провести дополнительную экспертизу для оценки безопасности операции и пока еще некоторыми нерешенными техническими вопросами, сообщается в официальном документе. А ведь с момента аварии прошло уже шесть (!) лет.

Годы, прошедшие после японской ядерной катастрофы, обнажили проблемы, с которыми население может потенциально столкнуться в любой стране, где есть АЭС. Однако следует заметить, что японское правительство вовсе не спешит громко говорить об этих проблемах. Западная печать и политики тоже вяло на них реагируют — особенно, если сравнить со вселенским криком после советского Чернобыля. (Радиация из демократической Японии, оказалась, похоже, лучше радиации из тоталитарного СССР.)

Самая большая проблема — экологическое бедствие для Мирового океана и его обитателей, которое упорно замалчивается. Как утверждают экологи, в частности американка Уитни Вэб, «только за три месяца после катастрофы в Тихий океан было сброшено радиоактивных химических веществ в объемах, превышающих выброс во время Чернобыльской катастрофы. Однако на самом деле фактические показатели могут быть намного выше, поскольку, как в последние годы было доказано несколькими учеными, официальные японские оценки не соответствуют действительному положению дел».

Это подтверждает и тот факт, что спустя почти шесть лет после аварии, в феврале с. г., стало известно, что произошла еще одна катастрофа: разрушенный реактор № 2 АЭС «Фукусима-1» контактирует с Тихим океаном, превращая его воды в радиоактивный раствор, вливающийся в Мировой океан. То есть расплавленное топливо в реакторе № 1 пробило дно корпуса реактора и полностью вытекло — теперь это ясно. Во 2-м и 3-м реакторах осталось от 30 до 50% топлива, остальное расплавилось. Это подтвердил и руководитель работ по выводу из эксплуатации АЭС «Фукусима-1» Наохиро Масуда.

Интересные подробности состояния разрушенных реакторов приводятся в недавно обнародованном в Париже докладе независимых западных ученых о статусе АЭС в мире. И цифры загрязнения Мирового океана радиоактивной водой в нем выше, чем те, которыми печать оперировала ранее. Указывая на то, что японские специалисты с весны 2016 г. стали замораживать грунт для предотвращения потока подземных вод в реакторные помещения, ученые отмечают, что «по состоянию на 1 июля 2017 года, по оценкам TEPCO, ежедневно примерно 580 тонн воды проходят через ледяную стену на сухопутной стороне реакторных зданий».

В мае 2016 года количество обработанной, но все еще радиоактивно загрязненной воды, хранящейся в цистернах, составляло около 650000 кубических метров. За последний год, однако, ситуация не улучшилась. И количество «грязной» воды теперь составляет более 750000 кубов.

Поскольку число резервуаров для хранения радиоактивной воды все время увеличивается, правительство Японии собирается решить эту проблему просто — вылить ее в океан. Однако, из-за того что тритий так и не был удален из загрязненной воды, против подобной акции выступают все местные рыбопромысловые кооперативы, аргументируя тем, что «это может еще больше усугубить репутацию рыбы, пойманной на побережье префектуры Фукусима». Однако летом 2016 г. министерство экономики, торговли и промышленности Японии обобщило отчет специальной группы по решению проблемы тритиевой воды и представило планы ее утилизации методом банального слива в Мировой океан.

Симптоматичны также и манипуляции японских властей с допустимыми дозами радиации — для рабочих и для населения. Здесь японцы показали себя настоящими последователями советских руководителей, которые на секретном заседании оперативной группы политбюро ЦК КПСС так повысили допустимые дозы облучения для граждан, что 12 тысяч пребывающих в больницах спустя насколько месяцев после аварии на ЧАЭС чудесным образом оказались здоровыми.

Как отмечается в докладе западных ученых, предельные уровни воздействия на рабочих были временно увеличены со 100 мЗв в год до 250 мЗв — на первом этапе аварии на «Фукусиме-1». Изменились эти дозы и для граждан. Хотя предел уровня облучения для них составляет 1 мЗв в год, после аварии он был повышен до 20. Такое решение правительства вызвало серьезное недовольство людей.

В 2015 г. Управление по ядерному регулированию официально приняло решение установить предел дозы облучения до 250 мЗв в год (вместо 100) в любом случае, когда радиоактивный материал выходит за пределы площадки АЭС.

Интересно отметить, что несколько первых рабочих, которые получили рак крови в связи с ликвидацией аварии, были облучены уровнями от 15,7 мЗв до 54,4. Это к вопросу о том, что доза в 100 или 250 мЗв в год является безопасной. В это же время — 2015-2016-й гг. — появились и первые случаи рака щитовидной железы у рабочих-ликвидаторов. При этом Экспертный консультативный комитет впервые представил критерии признания рака щитовидной железы как профессионального заболевания, установив кумулятивную (совокупную) дозу в 100 мЗв или более. А если рабочий получил рак щитовидки при, например, 90 мЗв — тогда как это расценивать? Похоже, японские власти наступают на советские грабли. Что при коммунистах, что при капиталистах речь идет не о здоровье людей, а о деньгах.

Фукусимское Бюро труда, отмечается в докладе, опубликовало результаты по надзору за выполнением работ — с января по декабрь 2016 г. Согласно отчету, среди 348 компаний, ликвидирующих аварию, 160 нарушили Закон о трудовых стандартах. Кроме того, среди 1020 компаний, выполняющих работу по дезактивации, указанный закон проигнорировали 586. Нарушения в обоих случаях включают неоплачиваемую дополнительную работу, часы переработки, превышающие установленные законом нормы (а это дополнительное облучение и болезни), и другие погрешности.

Появилась статистика по заболеваниям (в префектуре Фукусима) щитовидной железы у детей, которым было менее 18 лет во время аварии. На сегодня в общей сложности у 185 детей был диагностирован или подозревался рак. После операций у 101 человека он был подтвержден. Замечу, речь идет только о детях и о префектуре Фукусима. При этом, как говорится в отчете, эффективная доза, которую получили эти дети, составляла от более одного до пяти миллизивертов. А ведь японское правительство постановило связывать рак щитовидной железы с аварией только в том случае, если человек получил дозу не менее 100 мЗв. Притом что в мире принята так называемая беспороговая концепция влияния радиации на здоровье человека, т. е. любая доза может оказаться опасной.

Группа местных медиков перманентно заявляет, что «не может быть заключено, были ли выявлены случаи рака щитовидной железы, обнаруженные при обследовании, из-за воздействия аварии на «Фукусиме». Это притом что число случаев рака, обнаруженных у детей в зонах поражения, примерно в 30 раз больше, чем в среднем по стране.

Знаменательно, что ни правительство, ни компания TEPCO, как утверждают авторы доклада, не проводят собственных исследований здоровья детей. Префектура Фукусимы оказалась единственной организацией, которая провела такой мониторинг и оплатила операции и лечение рака щитовидной железы.

По утверждениям властей, количество эвакуированных продолжает неуклонно снижаться. То есть после дезактивации, восстановления инфраструктуры, работы социальных организаций люди возвращаются в места своего постоянного проживания. Официальное число эвакуированных достигало максимума — 164865 человек — в мае 2012 г., а по состоянию на март с. г. их насчитывалось 79233 человека. Из них 37616 проживают в пораженной префектуре, 37528 — за ее пределами, 19 пропали без вести.

Весной этого года правительство изменило критерии (также похоже на то, что делали и в СССР) отселения для части первоначальной эвакуационной зоны. По сути это реэвакуация — возвращение людей в свои жилища. Одним из главных критериев стало снижение годовой накопленной дозы до 20 мЗв или ниже. На сегодняшний день это касается наибольшей площади и около 32000 выселенных жителей.

Однако замечу, что согласно международным нормам, одобренным МАГАТЭ, основные пределы доз для населения составляют 1 мЗв в год в среднем за любые последовательные пять лет, но не более 5 мЗв в год. А вот для персонала АЭС (группа А) эффективная доза — 20 мЗв в год в среднем за любые последовательные пять лет, но не более 50 мЗв в год. Выходит, власти приравняли жителей к атомщикам? (В СССР при похожей практике спустя несколько месяцев после эвакуации в десятки пораженных деревень вернули даже беременных женщин.)

Видимо, поэтому многие фукусимцы не поверили в обещанные перемены. (Похожее было и в Народичском районе Житомирской области, где для чернобыльских переселенцев построили десятки новых домов в «грязном» месте, в которые так никто и не заселился). Как отмечается в международном отчете, пока всего несколько человек вернулись в свои «гнезда» после введения новых критериев. Например, хотя старый порядок эвакуации городка Нараха, что в 20 км от АЭС, был отменен еще в сентябре 2015 г., только 10% его населения вернулись домой. По данным Агентства по восстановлению в 2016 г. насчитывалось 18% владельцев домохозяйств, желающих вернуться, в каждом из трех муниципалитетов из пяти, расположенных в зонах эвакуации.

Год назад японское правительство решило принять новые меры по восстановлению жизнедеятельности в особо «трудных» зонах, куда население не хочет возвращаться. Однако пока никакого конкретного плана выработано не было. Вместо этого власть резанула по живому: решено с марта 2018 г. прекратить выплачивать компенсации жертвам мирного атома. Всем эвакуированным (а это десятки тысяч человек), за исключением районов, для которых не изменен порядок эвакуации. Японские «гробовые» для переселенцев составляют (в отличие от советских тогдашних 30 рублей) 100000 иен ежемесячно. То есть в пересчете — 909 долларов США. Это компенсация за моральный ущерб, деньги на лечение и т. д. Отмена этих «гробовых» (скромной компенсации, как отмечается в отчете), по сути, означает «принудительное возвращение» под маркой «восстановления» хозяйствующих объектов на пораженных территориях, отмечается в докладе ученых. Если бы «скромная» поддержка в размере 909 долларов в месяц была предоставлена на всех 165000 эвакуированных, отмечает Норма Филд, почетный профессор Чикагского университета, она все равно составила бы 1,8 млрд долларов в год. Мол, не так страшно, а иначе выходит негуманно.

Похоже, Япония, жестко критиковавшая СССР за Чернобыль и охотно раздававшая Советам ценные указания, сегодня не в состоянии эффективно справиться с последствиями своей атомной катастрофы — технически, в сфере экологии и социальном сегменте. Как говорится, чужую беду руками разведу, а к своей — ума не приложу.

Источник

Комментариев пока нет