Запад Безопасность

Варфоломеевская ночь от ИГИЛ. Где и как ее готовили?

18 ноября 2015
Тихая и спокойная Бельгия потеряла свой покой. После терактов в Париже оказалось, что уютная европейская страна стала настоящим осиным гнездом террористов ИГИЛ. Получается, и жили они рядом со своими жертвами, и путешествовать могли беспрепятственно, и вербовать сторонников тысячами… ведь все рядом, везде есть «свои люди». После этого не остается вопросов: почему Париж? Возникает вопрос: кто следующий?

Тихая и спокойная Бельгия потеряла свой покой. После терактов в Париже оказалось, что уютная европейская страна стала настоящим осиным гнездом террористов ИГИЛ. Получается, и жили они рядом со своими жертвами, и путешествовать могли беспрепятственно, и вербовать сторонников тысячами… ведь все рядом, везде есть «свои люди». После этого не остается вопросов: почему Париж? Возникает вопрос: кто следующий?

Южный вокзал Брюсселя… Мало кому даже из самих горожан приходит в голову, что это место давно превратилось в чёрный рынок оружия, на котором, по данным французских и бельгийских спецслужб, и приобрели автоматы и взрывчатые вещества боевики, устроившие самый страшный теракт в истории Франции.

 Кстати, именно здесь год назад по цене в 5 тысяч долларов за единицу купили автоматы Калашникова братья Куаши и Амеди Кулибали перед тем, как отправиться расстреливать карикатуристов из Шарли Эбдо.   

А коммуна Моленбек, находящаяся на северо-западе Брюсселя, в пешей доступности от Южного вокзала, послужила базой для бандитов, устроивших недавнюю серию терактов в Париже. Это одна из 19 коммун, из которых состоит Брюссельский столичный округ. Правда, самая бедная и криминогенная из этих девятнадцати. Ведь здесь в основном проживают как легальные, так и нелегальные эмигранты – выходцы из Африки и Ближнего Востока. А из последнего на «пмж» здесь устроилось множество сирийцев, хлынувших недавно в Европу. 

Однако внимание на них власти Бельгии обратили только после атаки на Париж. 

Спецоперация в осином гнезде террористов в Моленбеке прошла спустя 2 дня после парижского побоища, когда выяснялось – основные подозреваемые в атаках на французскую столицу жили именно здесь. Цель операции – задержать участников теракта и тех, кто был с ними связан. 16 ноября в 10 часов утра весь район был оцеплен спецслужбами…

Зачистка в районе шла целых четыре часа, вот только закончилась она ничем – ни один человек, хоть как-то связанный с террористами, арестован в этот день так и не был. 

Поразительно, но никто из проживающих в этом районе, пока Париж не заполыхал, даже не находился под контролем спецслужб.

Посмотрите, вот полицейская ориентировка на одного из таких новых бельгийцев, обосновавшихся в Моленбеке и получивших бельгийский паспорт. Он же один из подозреваемых в организации терактов Салах Абдеслам, известный в своём квартале как человек, связанный с ИГИЛ. А вот о том, что он может быть связан и с терактами в Париже, французские и бельгийские спецслужбы догадались только тогда, когда один из смертников, подорвавших себя на бульваре Вольтер  31-летний Ибрагим Абдеслам – был официально опознан как брат Салаха. Это может показаться невероятным, но спустя несколько часов после терактов машину Абдеслама на границе Франции и Бельгии остановил патруль, допросил самого Салаха, сидевшего за рулём, а потом…отпустил.  

А вот на фоне белого джипа и чёрного флага позирует уже главный подозреваемый в организации  терактов Абдельхамид Абауд – на сегодняшний день самый разыскиваемый преступник в мире. Он тоже житель брюссельского Моленбека, который до сих пор чувствовал там себя как рыба в воде. И это несмотря на то, что в феврале этого года этот самый человек давал интервью журналу Дабик, выпускаемому ИГИЛ,  хвастаясь террористическому изданию тем, как он ездил из Европы в Сирию и возвращался обратно, не привлекая внимания спецслужб и готовя при этом теракты. Вот всего лишь небольшой фрагмент интервью боевика ИГИЛ.

"Мое имя и фотографии были во всех новостях, а я продолжал находиться у них в стране, планировать операции против них и сумел благополучно выбраться оттуда, когда возникла такая необходимость".

В итоге задержан был не Абдельхамид Абауд – организатор терактов, а Салах Абдеслам, помогавший террористам, да и то лишь спустя два дня в своей бельгийской квартире бельгийской же полицией. И, как выяснялось после ареста, оружие для совершения терактов он приобретал в собственном же квартале. 

Но ведь прежде чем попасть в руки боевиков, оружие должно было оказаться на рынке нелегальных торговцев в Брюсселе. Откуда? 

Журналистам бельгийского издания удалось пообщаться (статья от 26 июня 2015 года!) с одним из представителей федерального департамента по контролю за оборотом стрелкового оружия и выяснить поразительную вещь… Оказывается, во время июньской перерегистрации гражданского оружия власти страны не досчитались больше трёхсот тысяч стволов! Перерегистрировано при этом было всего 125 тысяч – и это из общего количества указанных в реестре, то есть находящихся на руках бельгийских граждан. Куда делось остальное оружие, бельгийские власти не знают, но предполагают – такой, мягко говоря, казус произошёл при первой же перерегистрации, которую в стране провели после реформы 2006 года, когда оружейное законодательство, согласно которому в Бельгии без лицензии можно было приобретать даже автоматические винтовки, было ужесточено. Именно тогда всё ставшее вне закона оружие постепенно перекочевало на чёрные рынки страны, а Бельгию даже назвали оружейным перекрёстком Европы. И именно с тех пор, по словам специалистов, она стала прекрасной базой для пополнения террористического арсенала и, соответственно, основной, так сказать, малиной боевиков ИГИЛ  в западной Европе.

Но самое поразительное – эта малина даже не находилась под колпаком спецслужб, несмотря на то, что террористы уже совершали атаку на парижское издание еженедельника «Шарли Эбдо». Мало того, несмотря и на то, что ещё год назад боевики ИГИЛ предупреждали Францию о готовящемся теракте. Посмотрите, вот такое видеообращение к президенту Олланду и мусульманам Франции выложили тогда в интернет ИГИЛовцы, угрожая первому утопить Францию в крови, а вторых уговаривая к ним в этом присоединиться:

"Не забывайте, что солдаты ИГИЛ есть везде, в каждой точке по всему миру, и ваш кошмар только начинается. Довожу до вашего сведения, что мы только лишь ждём приказа взорвать и изрешетить вас".

И вот так год спустя боевики исполнили своё обещание. 

Но как террористам удалось не только спланировать, но и осуществить такое количество терактов одновременно?

Экспертам удалось выяснить – свои действия боевики координировали через социальную сеть Telegram, которая через компьютер или смартфон позволяет обмениваться текстовыми сообщениями или звуковыми и видеофайлами. Но почему боевики выбрали именно эту сеть, несмотря на огромное количество других? Специалисты считают – дело в том, что Telegram обладает уникальными для террористов возможностями. Ведь в ней существует специальная опция под названием Секретный Чат – то есть приватный диалог между двумя или даже целой группой пользователей. И сообщения в этом чате не расшифровываются сервером. То есть они доступны только для общающихся между собой людей. Мало того, история переписки с секретном чате Telegram сохраняется только на компьютерах и телефонах, на которых этот чат был создан пользователями. То есть в сети эти сообщения отследить невозможно.

Именно с помощью сети Telegram в апреле этого года к австралийскому дню защитника отечества в Мельбурне планировали теракт 14-летний школьник и его 18-летний приятель. Правда, прокололись они на другой глупости, не связанной с соцсетью – просто 14-летний недоросль опрометчиво привлёк внимание полиции, публично пообещав отрезать голову своей школьной учительницы.

А вот излюбленным инструментом для вербовки в свои ряды новых боевиков, согласно выводам британской разведки, для исламских террористов стали другие сети – WhatsApp и Youtube. Для ловли на живца, по словам главы спецслужбы по надзору за средствами связи Роберта Ханнигана, члены ИГИЛ отправляют в эти сети почти 40 тысяч сообщений в день. А в качестве самого живца, если, к примеру, завербовать требуется одинокую женщину, зачастую используют брачные объявления или предложения выгодной и хорошо оплачиваемой работы за рубежом, с возможностью там же и остаться… 

Посмотрите, вот так, например, может выглядеть объявление вербовщика ИГИЛ, представившегося каким-нибудь ближневосточным профессором:

  «Есть хорошая работа в сфере благотворительности в поддержку мира во всем мире, нужны женщины с хорошим образованием, знанием языков, возможностью жить и работать на Ближнем Востоке в течение нескольких лет. Жилье, страховка жизни и здоровья и большие деньги».

Эксперты считают, зачастую радикальные исламисты используют совсем уж примитивный способ вербовки – просто размещают в социальных сетях шокирующие, провокационные или пропагандистские посты и ждут реакции интернет-пользователей в виде комментариев к сообщению. А потом начинают завязывать переписку с теми, кто хоть как-то на их посты отреагировал.

Аккаунты под названием «Париж в огне» были созданы в самых популярных соцсетях – Твиттере, Фейсбуке и Инстаграме сразу после атаки террористов на Париж… А под ними, в свою очередь, начали появляться вот такие сообщения.

"Уже 2 дня, как моё сердце ощущает удовлетворение".

Или ещё одно подобное сообщение:

"Франция, теперь ты почувствуешь боль тех мусульман, которых уничтожила твоя авиация".

А вот что пишет человек, назвавшийся бойцом ИГИЛ:

"Я говорю европейским нациям – мы придём со взрывами, с поясами со взрывчаткой. И вы не сможете нас остановить".

А теперь посмотрите на реакцию читателей Твиттера – вот один из них отвечает на это сообщение словами:

"Почему ты распространяешь их пропаганду?"

Именно такие, вступающие в подобную дискуссию люди, по словам экспертов, и становятся потенциальными жертвами боевиков – той самой рыбкой, выловленной ими в мутных водах интернета.

А вот над подобными постами в соцсетях потрудилась сама пресс-служба ИГИЛ, знающая толк в информационных войнах и пиаре.

Посмотрите, вот что было размещено в сетях Твиттер и Тегеграм в воскресение 15 ноября, в то самое время, когда с улиц Парижа ещё не была до конца смыта кровь жертв терактов, а их тела находились в городских моргах.

Под витиеватым названием «Радость мусульман в городе Сирт по случаю благословленного вторжения в Париж» размещены фотографии, на которых благообразные люди раздают случайным прохожим и проезжающим мимо водителям печенье. Судя по всему, так пресс-служба ИГИЛ решила позаимствовать майданный приём Виктории Нуланд.

Но, благодаря слишком демократичным европейским законам, для привлечения аудитории, которая впоследствии может превратиться в торпеды исламистов, последним далеко не всегда приходится прибегать к интернет-ресурсам, отправляя в социальные сети анонимные послания или делая видеообращения с закрытым платком лицом.    

И доказательство тому, что ловить заблудшие души в Европе можно легальным способом, стала конференция, прошедшая в британском городе Бедфорде 13 ноября – в тот самый вечер, когда произойдут теракты в Париже. По задумке организаторов, одни мусульмане должны были задавать вопросы другим мусульманам, отсюда название конференции – «Спроси мусульманина»…Вот только спрашивать о том, как на белом свете стоит жить, на самом деле предстояло у радикальных исламистов. 

А учили гости форума всех присутствующих тому, как подчинить Великобританию законам шариата, а потом – в недалёком в общем-то светлом будущем – создать мировой Халифат. То есть сделать то, к чему сейчас стремится ИГИЛ.  Посмотрите, что по поводу конференции на своей страничке в Фейсбуке написал не кто-нибудь, а правительственный советник по борьбе с экстремизмом Великобритании Мааджид Навас:

"Каждый из этих спикеров – исламист, одобряющий Халифат, они верят в каждый принцип ИГИЛ, и ИГИЛ они отвергают лишь потому, что они заставили их двигаться  к халифату слишком быстро".

Вот только Великобритания, судя по петиции к британскому парламенту против приёма беженцев из Сирии, к Халифату не стремится. На сегодняшний день петиция собрала уже 420 тысяч подписей – и до окончания возможности поставить под ней свою подпись на сегодняшний момент остаётся ещё четыре месяца. А самое главное, по закону Парламент обязан рассмотреть её уже сейчас, задолго до «дедлайна», ведь барьер в 100 тысяч подписей давно пройден, а именно после такой цифры парламентарии обычно принимают решение по петициям.

Не хотят у себя видеть людей с Востока после парижских терактов и в США, стране, которая, согласно сентябрьскому распоряжению Барака Обамы, в следующем году должна была принять 10 тысяч беженцев из Сирии.

Категорично выразился кандидат в президенты США Дональд Трамп, выступая на американском радио:

"Мы не можем пустить их в страну. Мы можем получить проблему, которая станет настоящим троянским конём".

Высказался на американском телевидении на этот счёт и губернатор штата Северная Каролина Пэт Маккрори:

"Я прошу, чтобы президент и федеральное правительство отказались от идеи пускать беженцев в северную Каролину".

А вот такое письмо Бараку Обаме на третий день после терактов в Париже направил губернатор Техаса Грег Эббот. В нём Эббот, в отличие от губернатора Северной Каролины, ни о чём не просит, а с прямотой ковбоя ставит президента перед фактом:

 "Пишу, чтобы проинформировать вас: Техас не примет никаких беженцев из Сирии".

Так от приёма беженцев из Сирии отказались губернаторы шестнадцати штатов.

Вот только кроме отказа принимать беженцев единственное пока, чем после атак на Париж американцы попытались предотвратить новые теракты от ИГИЛ, которые могут быть совершены в любой точке мира, так это вот такими граффити, которым они, как пасхальные яйца, расписали свои ракеты и бомбы: «Из Парижа с любовью»…

Статья: Русский патриот

Комментариев пока нет

Новости партнёров