Северный Кавказ Безопасность

Минутка

25 июля 2015
4 марта 1996 года. 10 часов утра. Дудаевцы предпринимают попытку войти в Грозный, находящийся под контролем федеральных войск. Отряды боевиков начинают обстрел сразу нескольких частей города. После короткой артподготовки начинается штурм российских блокпостов. В живых боевики не оставляют никого: ни солдат, ни офицеров, ни мирных жителей. За считанные часы город усеян трупами, а боевики все наступают. Становится понятно: федеральные силы не выдерживают натиска атакующих.

4 марта 1996 года. 10 часов утра. Дудаевцы предпринимают попытку войти в Грозный, находящийся под контролем федеральных войск. Отряды боевиков начинают обстрел сразу нескольких частей города. После короткой артподготовки начинается штурм российских блокпостов. В живых боевики не оставляют никого: ни солдат, ни офицеров, ни мирных жителей. За считанные часы город усеян трупами, а боевики все наступают. Становится понятно: федеральные силы не выдерживают натиска атакующих.

В восточной части города, возле площади Минутка, в окружении оказался отряд спецназа внутренних войск. Вырваться из кольца своими силами бойцы не могут. Тогда командование Северокавказским военным округом принимает решение: выслать помощь из Ханкалы. Спецназовцам ГРУ удается дойти до своих боевых товарищей, но вывести их из окружения и выйти самим уже не удается – силы оказались неравными. Единственное, что остается, – закрепиться в жилом доме возле площади Минутка и отстреливаться от боевиков. Но боеприпасов остается только на час боя.

Перед командованием округа стоит трудноразрешимая задача: вывести из окружения 80 российских бойцов. Первая трудность в том, что отправлять на помощь практически некого: в самом Ханкалинском батальоне бойцов почти не осталось. Вторая – три кольца обороны города, которые нужно преодолеть, чтобы добраться до своих. Силы слишком неравны. По сути, любой отряд, отправленный на подмогу, уйдёт на верную смерть. Но майор Евгений Конопелькин, только что выписавшийся из госпиталя, где ему ампутировали ступню, рискует прорваться к своим. Вместе с немногочисленной боевой группой он направляется в город, чтобы доставить боеприпасы.

"Было страшно, не скрывал этого никогда, – вспоминает Евгений. - Любой офицер и солдат скажет, что почти всегда страшно, когда идёшь под пули. Но об этом не думаешь, когда слышишь по радиостанции голос своих командиров, подчинённых и просто своих сослуживцев. Думаешь о том, как друзей вытащить, а не как самому бы уцелеть. У каждого живёт в сердце надежда, что он живой останется."

Чтобы прорваться в окруженный боевиками Грозный, майор Конопелькин решает использовать военную хитрость. Заходить в город на бронемашинах прямо по центральным улицам. Ведь этого боевики ожидают меньше всего. Своим бойцам он отдаёт приказ: ехать на максимальной скорости и стрелять по всему, что движется. Но, когда группа Конопелькина была почти у цели, случается страшное: водитель ведущей БТР свернул не в тот переулок и уперся в глухую стену.

До окруженных товарищей – несколько метров. Но между ними и группой Евгения – 2 кордона чеченских боевиков. Конопелькин с бойцами сами оказывются в западне. Обе бронемашины видны на площади, как на ладони. Боевики начинают по ним шквальный обстрел. Наши успевают развернуть машины на 180 градусов и тоже начинают огонь. В результате 20 минутной перестрелки отряду Конопелькина удается пробить брешь в обороне боевиков и прорваться к окруженным товарищам. Они успевают загрузить в машины раненых и оставляют боеприпасы обороняющимся. Теперь Конопелькину и его бойцам нужно решить самую сложную задачу – вернуться на базу в Ханкалу. И это при том, что охота на группу уже объявлена.

Евгений понимает, что боевики уже получили команду окружить его группу. Однако на это потребуется, как минимум, полчаса. Ведь основные силы дудаевцев находятся в северной части Грозного. И тогда Конопелькин принимает рискованное решение: возвращаться той же дорогой, пока боевики не успели заминировать пути отхода. Группа разворачивает машины и мчится в Ханкалу. По дороге отряд майора несколько раз попадает в засады. Но каждый раз Евгению удается перехитрить боевиков... Он вместе со своими бойцами нахрапом сминает все кордоны. Через час отряд добирается до штаба. В результате спецоперации не погиб ни один боец.

Статья: VoiceOfHistory

Комментариев пока нет

Новости партнёров