Мир Безопасность

Охота на секретоносителей

31 мая 2016
Проводя вербовки советских граждан, британские спецслужбы при необходимости идут на инсценировку суицидов неподатливых кандидатов. В 80-е гг. три сотрудника советского торгпредства якобы покончили жизнь самоубийством. Все тела "самоубийц" были отправлены в Москву, где эксперты-патологоанатомы сделали заключение о том, что в телах погибших имелись следы психотропных средств.

БРИТАНСКАЯ разведка является одной из старейших спецслужб в мире. Она имеет богатые традиции и разносторонний опыт работы с секретными агентами как на территории самой Великобритании, так и за рубежом.

Разведывательные органы Англии начали создаваться как королевская служба в XIII-XIV вв. Уже тогда британская разведка играла важную роль в агентурном проникновении в страны, которые затем втягивались в сферу влияния Лондона. Очевидно, уже в конце XIV - начале XV в. Англия имела организованную закордонную агентурную разведку. Империи необходимо было иметь свои глаза и уши в десятках стран Азии, Африки и Америки. Разведывательной деятельностью и разведслужбами непосредственно руководило правительство страны.

Еще во времена правления Генриха VIII (XV-XVI вв.) существовала определенная градация разведчиков, работавших под руководством короля. Именно тогда англичане начали классифицировать своих агентов по специальному "предназначению", подразделив их на "резидентов", "информаторов", "связников", "шпионов", "киллеров". Чаще всего в агентурную сеть вербовали дипломатов, переводчиков, коммерсантов, слуг, охранников и т.п.

В XVI веке, перед началом войны с Испанией, английские агенты успешно проводили операции по сбору информации относительно ударной мощи испанской Армады. При этом использовался такой метод, как засылка лазутчиков-нелегалов ко двору испанского короля Филиппа.

В начале ХVIII века ключевой фигурой секретной службы Англии и фактически родоначальником британской разведки стал сын мясника, автор знаменитого романа "Робинзон Крузо" Даниэль Дефо. Он явно тяготел к внутренней разведке (контрразведке) и создал для этого целую сеть осведомителей.

Серьезным экзаменом для британских спецслужб, работавших в сфере военной разведки и контрразведки, стала американская война за независимость 1775-1783 гг. В это время у британской секретной службы возникла потребность в организации своих агентурных сетей на территории американских колоний и во Франции, которая оказывала помощь революционерам.

Одним из самых крупных дел британской разведки в XIX веке стала так называемая "большая игра": соперничество между Россией и Великобританией за тайное обладание Центральной Азией. Россия планировала распространить туда свое влияние, а англичанам хотелось обезопасить северные подступы к принадлежащей им Индии. "Большая игра" продолжалась вплоть до начала Первой мировой войны.

В XIX веке разведывательные службы Великобритании входили в состав военного министерства и занимались главным образом охраной военных секретов страны. К 1883 г. специализированные разведывательные подразделения появились как в военном министерстве, так и в Адмиралтействе. Необходимость профессионального подхода к агентурной разведке назрела в 1899-1902 гг., во время англо-бурской войны. Генерал-майор сэр Роберт Баден-Пауэлл освоил в ходе этой кампании несколько новаторских способов ведения разведки. Его энергичная деятельность во многом способствовала пробуждению государственного интереса к этой сфере, подтолкнула к реорганизации Секретной службы и выходу всей системы британской разведки на новый уровень.

В 1909 г. подкомитет Комитета по обороне империи предложил создать Бюро секретной службы и возложить на него ответственность за всю контрразведывательную работу на территории страны. Бюро стало первой современной разведывательной организацией Великобритании в составе военного министерства. В составе бюро было учреждено два отдела: внутренний и иностранный. В конце Первой мировой войны иностранный отдел перевели в Форин оффис. Вскоре внутренний отдел трансформировался в британскую Службу безопасности МИ-5 (5-й отдел военной разведки), а иностранный - в Сикрет Интеллидженс Сервис, или МИ-6.

Агентура МИ-6

Согласно официальной концепции британской разведки, роль "традиционного агента" всегда будет оставаться неизменной, поскольку разведывательные спутники, хотя и могут предоставить данные о ракетном потенциале возможного противника, но никогда не скажут о том, что "на уме у переменчивого во взглядах руководителя страны-оппонента".

В системе британских спецслужб МИ-6 является основным организатором агентурной разведки. Резидентуры МИ-6, как правило, глубоко законспирированы, малочисленны и состоят из разведчиков, использующих прикрытия дипломатов "среднего ранга", что весьма затрудняет их выявление. По своим деловым качествам, поведению, соблюдению распорядка дня и режима пребывания в условиях за границей они практически ничем не отличаются от кадровых дипломатов.

Привлечение к сотрудничеству МИ-6 преимущественно осуществляет на материальной основе, в дальнейшем стремится перевести взаимоотношения с агентом в "дружеские", активно воздействуя на его идеологические убеждения. Грубого нажима или резкого шантажа разведчики МИ-6 стараются избегать. Завершающая стадия вербовки, как правило, не ведется на родине кандидата.

В целях прикрытия своей агентуры МИ-6 использует бланки британских паспортов, которые выписываются на вымышленных лиц. Известны случаи, когда разведчики перепродавали такие бланки сомнительным "бизнесменам" из стран Ближнего Востока.

Агенты никаких должностей в разведках не занимают, а следовательно, не имеют со спецслужбами никаких правовых отношений. МИ-6, используя агентурный аппарат, расширяет сферу своей деятельности без увеличения количества кадровых сотрудников резидентуры. Считается, что такой подход значительно повышает конспирацию в разведывательной работе.

В отличие от руководства ЦРУ, многие руководители британской разведки уверены, что агентура - высокоэффективное средство разведки, потому что обладает высокой проникающей способностью, может решать различные задачи, от сбора разведывательной информации до террора, легко переключается на выполнение новых заданий. Исходя из этого руководство МИ-6 использует агентов там, где невозможно или нецелесообразно использовать кадровых сотрудников или оперативную технику, как это предпочитают делать американцы.

Требования к агентам

Известно, что в МИ-6 пригодность агента к разведывательной работе определяется степенью его надежности. Надежным считается агент, в отношении которого у разведки есть гарантии, что он ее не предаст и не расшифрует свою связь с ней по неосторожности или в результате непрофессиональных действий.

Разведывательные возможности агента определяются рядом факторов: служебным и общественным положением, возможностью доступа к закрытой информации, широтой и родом занятий ближайшего окружения (родственники, дружеские связи). Британской разведкой практикуются и так называемые перспективные вербовки: привлекаются лица, способные занять важное служебное положение.

Однако, какое бы служебное положение ни занимал агент, английская разведка практически всегда уделяет большое внимание расширению его разведывательных возможностей. Достигается это различными путями. В частности, путем рекомендаций и создания условий для перехода агента на другую интересующую разведку работу, оказания помощи в "активизации" его легальной деятельности, в том числе для продвижения агента по служебной лестнице.

Практика свидетельствует о том, что подобрать агента, обладающего всеми необходимыми для работы качествами, невозможно. МИ-6 компенсирует эту проблему за счет дифференцированного использования агентуры, давая задание агентам в строгом соответствии с их разведывательными возможностями и способностями.

Обычно МИ-6 использует три способа вербовки агентов. Первый - на основе враждебного отношения вербуемого к собственной стране и политике ее правительства. Второй - на основе материальной заинтересованности. Третий - с помощью шантажа. Важную роль играет и то, что вербуемый боится последствий в случае отказа от сотрудничества. Это дает разведке возможность оказывать на вербуемых сильное психологическое воздействие, заставляя их под угрозой компрометации перед обществом и родными соглашаться на предложение.

Обучение

Обучение агентов из числа иностранцев МИ-6 осуществляется в Англии. Будущие шпионы размещаются на конспиративных квартирах, в номерах гостиниц, в частных домах и т.д. Тех, кто не имеет возможности выехать за рубеж, обучают разведчики-агентуристы собственно на родине завербованного. Иногда агенты получают письма-инструкции (пересылаются по почте или закладываются в тайники). В письмах содержатся указания о способах, приемах и правилах выполнения заданий, поддержания агентурной связи, соблюдения мер безопасности.

Обучение агентов всегда носит индивидуальный характер. Групповое обучение и подготовка агентов осуществляется в предвоенный и военный периоды. Такое обучение организуется обычно в разведшколах и на специальных курсах.

Обучение включает общую и специальную подготовку. В общую подготовку агентов входит: обучение основам конспирации, способам поддержания связи с разведцентрами и идеологическая обработка. Специальная подготовка зависит от конкретного задания, которое предстоит выполнить шпиону. Агентов учат определять объекты по их демаскирующим признакам, они овладевают способами проникновения к источникам информации, методам ее добывания, фиксирования, обработки, хранения и передачи.

Проверка агентов в МИ-6 обычно осуществляется путем контроля над их поведением и действиями в процессе выполнения заданий, оценки достоверности полученной от них информации и т.д. Для этого используются агентура, оперативно-технические средства, в том числе полиграф, или "детектор лжи".

Вербовка члена парламента Эллетсона

Еще премьер-министру Гарольду Вилсону руководство МИ-6 дало формальное обещание не вербовать членов парламента Великобритании. Однако, судя по всему, это негласное правило постоянно нарушается.

Показателен случай, когда в 80-е гг. был завербован член парламента от консервативной партии Гарольд Эллетсон. Выходец из семьи британских землевладельцев, Эллетсон получил образование в самых престижных учебных заведениях Великобритании, где изучил русский язык. После окончания Лондонского политехнического колледжа преподавал славистику в Экзетерском университете и работал в исследовательской группе по проблемам прибалтийских республик в Брэдфордском университете. В городе Брэдфорде (графство Йоркшир) после войны поселилось много выходцев из СССР и стран Восточной Европы. В результате этот район стал объектом особого внимания МИ-6 и МИ-5. Обе спецслужбы вели активную вербовочную работу с контингентом, имеющим связи в странах "русской орбиты".

Эллетсон регулярно выезжал в Москву в качестве эксперта в области торговых отношений между Востоком и Западом. Здесь у него был широкий круг связей в деловых и политических кругах.

В начале 90-х гг. Эллетсон был направлен МИ-6 в Югославию для изучения обстановки и выполнения разведзаданий. В период командировки шпион свел знакомство с представителями высшего сербского руководства, которое, надеясь склонить британское правительство к отказу от торгового эмбарго в отношении Сербии, при его содействии перечислило в предвыборный фонд консервативной партии 96 тыс. фунтов стерлингов.

Возвратившись из Югославии, Эллетсон в 1993 г. по заданию МИ-6 становится соучредителем фонда "Лондон - Москва", созданного в целях укрепления взаимоотношений между британскими и российскими парламентариями. Одновременно в рамках проводимого МИ-6 расширения должностей прикрытия для своих разведчиков агент принял участие в учреждении консалтинговой фирмы и стал ее совладельцем. Контора специализировалась на "деловой разведке" и на основе полученной информации консультировала западных бизнесменов по вопросам инвестиций в российскую экономику. Известно, что клиентами фирмы являлись такие крупные компании, как табачная "Ротманс", нефтегазовая "Омега ойл газ", а также книжное издательство "Piermont International".

Разведывательно-деловые поездки в Россию Эллетсон сочетал с выполнением различных парламентских поручений. Например, в Смоленске он выступал в качестве международного наблюдателя на президентских выборах 1996 г. В этот период он также побывал "с отдельными поручениями" в Азербайджане и Чечне.

В 1996 г. Эллетсон был назначен парламентским секретарем государственного министра по делам Северной Ирландии. Тогда же в печати появились сведения о его причастности к сербским "пожертвованиям" британским консерваторам. Утечку информации организовали лейбористы, с тем чтобы дискредитировать правительство консерваторов накануне парламентских выборов. На защиту "засвеченного" агента были брошены все оперативные связи МИ-6 в средствах массовой информации. Английские газеты консервативной направленности развернули кампанию по "отмыванию" Эллетсона. Главным тезисом публикаций стало утверждение, что Эллетсон если и занимался шпионажем, то исходил при этом из своих патриотических убеждений.

Вербовка граждан России в Англии

Вербовка сотрудниками МИ-6 граждан России ведется по трем направлениям: на территории Великобритании, на территории третьих стран, на территории России.

Первый вариант считается самым надежным и безопасным. В распоряжении разведки оказывается весь арсенал агентурных, административных и оперативных средств, имеются благоприятные условия для ведения личных контактов, наружного наблюдения, подслушивания и т.д. Также ведется более тщательная проверка будущего кандидата, выясняется, не является ли он подставным лицом разведки противника.

Проводя вербовки советских граждан, британские спецслужбы при необходимости идут на инсценировку суицидов неподатливых кандидатов. В 80-е гг. три сотрудника советского торгпредства якобы покончили жизнь самоубийством. Все тела "самоубийц" были отправлены в Москву, где эксперты-патологоанатомы сделали заключение о том, что в телах погибших имелись следы психотропных средств. Специальное расследование доказало, что все трое регулярно общались с сотрудниками британских спецслужб и делали это под их давлением. Известен также факт скоропостижной смерти оперработника советской разведки после его посещения в Лондоне дантиста из числа местных граждан. Данные факты послужили основанием для активизации работы по защите советских, а позднее и российских граждан на территории Великобритании.

Вербовка Лялина

Олег Лялин прибыл в Лондон в 1970 г. для работы в торгпредстве СССР. Сначала британские спецслужбы получили данные о ссорах в семье Лялина. Наружное наблюдение выявило и задокументировало факты его сожительства с одной местной гражданкой, а также с сотрудницей советского торгпредства. Британским контрразведчикам стало известно и то, что Лялин злоупотребляет алкоголем. Все эти факты давали основание советскому посольству ставить вопрос о досрочном откомандировании Лялина в Москву, что, в свою очередь, нарушало далеко идущие планы МИ-6 и МИ-5. После очередной выпивки в городе Лялина задержали, доставили в полицейский участок, где с ним и была проведена вербовочная беседа. Не желая быть откомандированным из резидентуры КГБ в Москву, Лялин дал согласие на сотрудничество с МИ-6 в течение шести месяцев, после чего решил сделать заявление о невозвращении в Советский Союз.

В 1971 г. в лондонском суде разбиралось дело против старшего инженера, сотрудника советского торгпредства 34-летнего Олега Лялина по обвинению в управлении автомашиной в состоянии алкогольного опьянения. В сложившейся ситуации британская контрразведка действовала решительно. Генеральный прокурор и министр внутренних дел освободили Лялина от судебной ответственности, после чего ему дали возможность вернуться к исполнению служебных обязанностей. Чтобы стимулировать инженера к принятию соответствующего решения, с подачи английских спецслужб в английской газете было помещено краткое сообщение по факту и результатам судебного процесса. Именно после этого Лялин принял решение об официальном обращении к британским властям с просьбой о политическом убежище. В загородном доме МИ-6 Лялин подробно рассказал о составе лондонских резидентур КГБ и ГРУ, об известных ему операциях КГБ в Англии.

В результате британское правительство выдворило из страны 105 советских служащих, что составило 20% от общего числа официальных представителей СССР в Лондоне. В этой связи состоялась встреча Громыко с министром иностранных дел Великобритании Дуглас-Хьюмом. Последний подчеркнул, что "британский шаг был предпринят в целях устранения препятствий на пути установления добрососедских отношений" и пригрозил в случае ответных мер выдворить еще одну партию советских разведчиков, оставшуюся в Британии в составе 445 человек.

МИ-5 и МИ-6 не сообщили своим коллегам из ЦРУ и ФБР о факте и результатах разработки Лялина. Об этом американцам стало известно только в процессе реализации политической акции англичан. Американская сторона высказала англичанам свое неудовольствие.

Опасаясь расправы за предательство, Лялин поселился в одном из провинциальных городков Англии, много пил и умер в возрасте 57 лет от злокачественной опухоли.

Вербовка Синцова

Органами безопасности РФ в январе 1994 г. был арестован высокопоставленный российский "оборонщик", 62-летний кандидат технических наук Вадим Синцов, являвшийся в прошлом начальником Главного управления Министерства оборонной промышленности СССР. После ухода из министерства он возглавлял дирекцию по внешнеэкономическим связям АО "Спецмашиностроение и металлургия". Синцов был завербован английской разведкой в начале 90-х гг. в Лондоне с использованием компрометирующих материалов.

Англичанам стало известно о склонности "оборонщика" брать взятки (по материалам дела, в 1991-1994 гг. он в общей сложности получил взяток на сумму 30 млн. руб., в первую очередь, за "помощь" при выборе фирм-посредников, поставляющих оружие за рубеж). Вербовка проходила в лондонском гостиничном номере. Испугавшись разоблачения, Синцов согласился на сотрудничество с британской разведкой.

С момента вербовки и до ареста Синцова англичане провели с ним в Западной Европе и Москве порядка 20 конспиративных встреч. За этот период агент передал британской спецслужбе массу совершенно секретных сведений. Разглашение информации нанесло колоссальный ущерб обороноспособности и экономическим интересам России. Помимо данных об объемах российского оружия англичанам стали известны и тактико-технические характеристики новейшего отечественного вооружения, в частности, полное описание ракетного комплекса. Собранную информацию шпион записывал на дискеты, закрывая содержание паролем. Кроме этого, он передавал британской разведке ксерокопии "грифованных" документов и фотопленки с отснятой информацией. В качестве вознаграждения за информацию Синцов получил 15 тыс. долл. Последняя встреча агента с сотрудниками МИ-6 состоялась в январе 1994 г. в Сингапуре, где он получил последнее задание и гонорар в 1 тыс. долл. Сразу по возвращении в Москву 15 января он был арестован Федеральной службой контрразведки. При обыске на квартире и в служебном кабинете Синцова были обнаружены неоспоримые доказательства его вины, в том числе миниатюрная фотокамера и дискеты с записями секретных сведений.

Синцов полностью признал обвинение в шпионаже, после чего суд приговорил его к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. По сравнению с агентом Пеньковским, приговоренным в 1963 г. к смертной казни за шпионаж в пользу Великобритании, Синцов отделался легким испугом. В качестве ответной меры в марте 1994 г. за связь с Синцовым из Москвы был выслан резидент МИ-6 Джон Скарлет, занимавший должность советника по политическим вопросам посольства Великобритании. Разоблачение Синцова привело к тому, что в мае 1996 г. последовало взаимное выдворение четырех сотрудников посольских резидентур в Лондоне и Москве, по принципу "голова за голову".

Вербовка в третьих странах

На территории третьих стран местные резидентуры МИ-6, конечно, не могут работать так открыто, как они это делают на территории Великобритании. Деятельность сотрудников резидентуры МИ-6 в третьих странах во многом зависит от агентурно-оперативной обстановки в стране, от характера отношений между центральным аппаратом МИ-6 и местными спецслужбами и наличия двусторонних ведомственных и государственных соглашений о взаимодействии в сфере деятельности разведок и служб государственной безопасности.

Если разработка российского гражданина ведется в стране с неблагоприятным для МИ-6 контрразведывательным климатом, то предпринимаются меры, чтобы данный человек выехал в Великобританию или в другую страну с соответствующими условиями.

Случаи, когда резидентуры МИ-6 вербуют граждан России на территории третьих стран, встречаются довольно часто. Одна из самых нашумевших историй в этой связи - вербовка офицера внешней разведки КГБ Олега Гордиевского на территории Дании. Есть и другие примеры.

В 1987 г. в поле зрения афинской резидентуры МИ-6 попал шифровальщик КГБ Виктор Макаров. После ряда встреч англичанам удалось его завербовать. С Макаровым была достигнута договоренность, что после выполнения им серии заданий сотрудники МИ-6 помогут ему бежать в Великобританию. Здесь агент сможет получить хорошую пенсию, купить дом и провести остаток жизни вполне обеспеченным человеком. Однако советской внешней контрразведке удалось вовремя разоблачить Макарова и вывезти его из Греции и Москву. Судьба обошлась с Макаровым мягче, чем с другими предателями. Он был осужден, но вскоре амнистирован. Также Макарову разрешили выехать в Великобританию, где к его приезду отнеслись без особого удовольствия.

Вместо обещанного отдельного дома Макаров и его семья получили жилплощадь в комплексе коммунального типа. Выделенная ему пенсия составила 1000 фунтов стерлингов при том, что в тот период оклад рядового британских Вооруженных сил в месяц составлял 1250 ф. ст. Эти обстоятельства возмутили предателя, и он обратился в специальный трибунал для сотрудников британских спецслужб с требованием повысить его пенсию до 1500 ф.ст. Позже Макаров вернулся в Москву.

Важным этапом противостояния МИ-6 и советских спецслужб стала вербовка Резуна-Суворова, публикующего теперь книгу за книгой, а также сотрудника иранской резидентуры КГБ Кузичкина.

Вербовка в России

Это самый сложный, трудоемкий и опасный вариант для сотрудников МИ-6 в Москве, которые хорошо понимают, что находятся под плотным контрразведывательным контролем (наружное наблюдение, агентура и слуховой контроль). Поэтому зачастую британские разведчики отказываются от продолжения контактов с лицами, подозреваемыми в сотрудничестве с ФСБ.

Вместе с тем анализ ряда вербовочных разработок, которые велись англичанами на территории России, и разоблачение агентов МИ-6 из числа граждан России свидетельствуют о том, что периодически сотрудникам резидентуры МИ-6 в Москве удается выходить на людей, располагающих секретной информацией, вести их разработку и даже вербовать их.

В настоящее время появляется больше так называемых "инициативников". Значительно возрос поток российских граждан, посещающих британские учреждения на территории России, увеличилось число людей, активно симпатизирующих всему иностранному. Резидентура МИ-6 продолжает активно работать с россиянами, обращающимися за визами для въезда в Великобританию.

В последнее десятилетие в России появилась новая вербовочная база. Речь идет о богатых семьях и личностях, которые незаконным путем вывозят большие деньги за границу, покупают там недвижимость, устраивают детей в местные школы и университеты и т.д. Британская разведка без труда создает вокруг таких лиц во время их пребывания за рубежом соответствующую оперативную обстановку, удобную для изучения и вербовки. Беседа при этом может складываться по следующей схеме: "Нам известно, что ваши деньги вывезены из России незаконно. Если мы не договоримся, вы будете переданы компетентным органам России".

Руководство МИ-6 и, в частности, российской секции Восточно-Европейского (третьего) отдела Регионально-оперативного директората в инструкциях и рекомендациях по организации агентурной деятельности постоянно обращает внимание на то, что:

  • с агентурой должны работать специально подготовленные опытные сотрудники-агентуристы;
  • эти сотрудники не должны ничем отличаться по должности прикрытия от "чистых" дипломатов, журналистов, коммерсантов и ученых;
  • в процессе вербовки российских граждан сотрудники МИ-6 строго придерживаются разработанной в каждом конкретном случае линии поведения, подтверждающей их принадлежность к соответствующему учреждению прикрытия;
  • в процессе разработки и работы с агентами сотрудники МИ-6 обязаны проявлять высокую конспирацию, тщательно анализировать поведение объекта и окружающей обстановки в целях своевременного упреждающего принятия решения, с тем чтобы избежать предательства агента, провала операции и обеспечить собственную безопасность;
  • работа с агентурой должна в максимально сжатые сроки переводиться на безличный вид связи (тайники, быстродействующие виды связи и т.д.).

Словом, английская разведка продолжает вести охоту за российскими секретами и формирует в этих целях соответствующую агентурную сеть.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров