Ближний Восток Безопасность Ближневосточный замес

Междоусобица в Идлибе: как боевики строят исламский эмират в Сирии

08 августа 2017
В северной провинции Сирии началась новая волна междоусобной войны между группировками исламистов. В июле, после серии стычек в Идлибе, группировка "Хаят Тахрир аш-Шам" (ХТШ) избавилась от своего главного конкурента в районе. Боевики банды "Ахрар аш-Шам" были вынуждены бежать в другие части Сирии. В США уже предупредили, что захват провинции джихадистами, связанными с филиалом "Аль-Каиды", будет иметь серьезные последствия. Чиновник Госдепартамента США Майкл Ратни, отвечающий за политику в отношении Сирии, назвал это трагедией. Петр Дергачев рассказывает, что не поделили радикалы в Идлибе и чем это грозит.

Террористы в Идлибе

Идлиб не случайно стал ареной одного из крупнейших конфликтов между антиасадовскими силами. Провинция Идлиб для джихадистов является относительно тихой гаванью в сирийской войне, так как она почти полностью находится в руках экстремистов и “умеренной оппозиции”. Здесь располагаются штаб-квартиры и базы многих террористических группировок, с 2014 года — и “Джабхат ан-Нусры” или, как говорят сегодня, ХТШ.

Боевики, соглашающиеся покинуть зоны прекращения огня, по договоренности с правительством Сирии вывозились преимущественно в Идлиб. Здесь же нашли пристанище около миллиона сирийских беженцев. Население всей провинции составляет около двух миллионов человек. Через Идлиб в Сирию въезжали и въезжают иностранные террористы-боевики. Таким образом, в провинции мало-помалу формировалась взрывоопасная смесь из экстремистов и диссидентов, которые не всегда могут найти общий язык и имеют самые разные взгляды.

Крупнейшими из группировок в Идлибе стали ХТШ и “Ахрар аш-Шам”. А между ними уже бывали вооруженные конфликты.

В октябре 2016 года группировка “Ахрар аш-Шам” обвинила одного из членов “Джунд аль-Аксы” в связях с ИГ и арестовала его. “Джунд аль-Акса” захватила одного из боевиков Ахрар аш-Шам. Банды выдвинули друг другу требования об освобождении пленных, но ни одна из них не пошла на уступки. Между террористами начались бои. В итоге “Джунд аль-Акса” попросила помощи у “Джабхат Фатх аш-Шам” (такое название было у ХТШ на тот момент), а после присоединилась к ней. В результате переговоров было заключено перемирие, конфликт удалось погасить.

В начале 2017 года, не успев закончить формирование “Хайят Тахрир аш-Шам”, группировка уже приняла участие в конфликте против “Свободной сирийской армии” (ССА) и “Ахрар аш-Шам” все в той же провинции Идлиб. На этот раз поводом для конфликта снова стали претензии Ахрар аш-Шам к группировке “Джунд аль-Акса”, которая уже находилась в составе ХТШ.

Кроме того, “Хаят Тахрир аш-Шам” обвинил ССА и “Ахрар аш-Шам” в шпионаже в пользу США и заговоре. После полуторамесячных боев ХТШ завоевала значительные территории в провинции, и за счет включения мелких групп увеличила свою численность. “Джунд аль-Акса”, из-за которой началось противостояние, и вовсе сделала ход конем — объявила о присоединении к ИГ* и выехала в полном составе на территорию провинции Ракка.

Июльские стычки начались с обвинений в адрес ХТШ в расстреле демонстрации сторонников ССА и “Ахрар аш-Шам”. В течение недели, изредка отвлекаясь на подписание перемирий, которые сразу же нарушались, ХТШ полностью вытеснило “Ахрар аш-Шам” из провинции Идлиб и взяла под контроль границу с Турцией. Часть боевиков проигравшей банды ушла в соседнюю провинцию Хама, еще часть через Турцию прибыла в северный Алеппо, контролируемый протурецкими формированиями.

Может показаться, что противостояние между “Ахрар аш-Шам” и ХТШ началось случайно и не имеет под собой серьезной основы. Однако ХТШ нередко становится участником конфликта между антиправительственными силами. Например, в апреле-мае в Восточной Гуте под Дамаском разгорелись бои между ХТШ и группировкой “Джейш аль-Ислам”. Здесь причиной стало то, что ХТШ препятствовала перемещению боевиков той группировки. Также были столкновения с ССА в апреле-мае 2016, в октябре 2014. И это только самые крупные инциденты.

"Хаят Тахрир аш-Шам"

Чтобы понять, чем вызвана конфликтность ХТШ, стоит обратиться к ее истории. Первоначально “Джабхат ан-Нусра” (“Фронт помощи”) была сирийским крылом “Исламского государства Ирака” (ныне ИГ). В 2013-2014 состоялся окончательный разрыв между группировками, и Нусра стала самостоятельной организацией. В 2016 году на базе "Джабхат ан-Нусры" был создан “Джабхат Фатх аш-Шам” (“Фронт завоевания Сирии”). А уже через полгода в январе 2017 г. был сформирован “Хаят Тахрир аш-Шам” (“Комитет освобождения Сирии”).

По сути, причины создания и “Джабхат Фатх аш-Шам”, и ХТШ были одинаковыми:

Стремление к признанию международным сообществом. Значит, выход из-под ударов ВВС США и особенно ВКС РФ, от которых группировка несет наибольшие потери. Так, "Джабхат ан-Нусра" при создании “Джабхат Фатх аш-Шам” разорвала публичную связь с “Аль-Каидой” (правда, с разрешения последней). До сих пор это стремление удовлетворяется лишь частично — международное сообщество раз за разом признает группировку, но только террористической.

Усиление организации за счет включения в нее новых банд. Создание ХТШ можно считать успешной попыткой, т.к. кроме “Джабхат Фатх аш-Шам” в нее вошли еще 4 крупных сирийских организации и 25 мелких. Также к группировке присоединились многие важные джихадисты. Например, Абу Джабир аш-Шейх был одним из основателей и главарей Ахрар аш-Шам, но покинул формирование, чтобы возглавить ХТШ.

"Ребрендинг" для очищения репутации. В частности, “Джабхат Фатх аш-Шам” столкнулась с тем, что именно ее обвиняли в поражении в битве за Алеппо в 2016 г.

Главная цель группировки - подчинение всех банд на территории провинции Идлиб, затем Алеппо, далее - везде. Это не только проявление жажды власти, но имеет вполне практический смысл. Большая проблема сирийских боевиков - их раздробленность. Даже, казалось бы, объединенная под светским знаменем Свободная сирийская армия вовсе не является монолитной. Фактически общее у разнообразных банд ССА только название, которое используется для получения западной помощи. В остальном, каждая группировка действует по своему усмотрению. Отсутствие общего планирования или хотя бы координации усилий приводит к военным неудачам и потере территорий. Создание же действительно цельной организации может дать террористам шанс на перелом в войне. 

Исламский эмират

Руководство ХТШ всерьез намерено построить далеко не светское государство на территории Сирии. В июле 2014 года, встречаясь с боевиками “Джабхат ан-Нусры”, Абу Мухаммад аль-Джулани заявил о намерении создать в Сирии исламский эмират с соблюдением всех норм шариата. Заявление не было публичным, и о нем стало известно только благодаря утечке аудиозаписи, сделанной на этом собрании. Непонятно, насколько утечка была контролируемой и не пытался ли Джулани тогда прощупать почву для принятия решения о создании эмирата. Ни однозначного осуждения, ни одобрения со стороны публики не последовало. И вскоре Джулани пришлось объяснять, что эмират будет создан не завтра и не через месяц, а лишь тогда, когда будут подходящие для этого условия. Таким образом, на тот момент главарь “Аль-Каиды” в Сирии обнажил свои планы на будущее.

Построение эмирата группировка начала уже давно. Сейчас в провинции Идлиб ХТШ подконтрольно более половины городских и сельских самоуправлений. Здесь группировка пытается заменить местные самоуправления собственными инстанциями. В других местах, где влияние организации ограничено, ХТШ предоставляет основные услуги вроде электро- и водоснабжения, инвестирует в местные проекты и иными способами пытается получить рычаги влияния. Также группировка устанавливает и взимает налоги. В районах, где ХТШ не имеет никакого влияния, создаются параллельные органы управления в надежде на то, что местные организации не выдержат конкуренции и уступят либо перейдут под крыло группировки. Успешность борьбы за власть на местах определяется такими факторами, как наличие сторонников, сила органов самоуправления и присутствие соперничающих банд. Вытеснение из провинции “Ахрар аш-Шам” сильно облегчит ХТШ задачу по подчинению непокорных городских и сельских советов.

В конце концов, множество самостоятельных вооруженных группировок оказывают влияние и на состояние экономики. Каждая банда (не только в Идлибе) считает себя в праве облагать налогами местный бизнес. Особенно выделяется т.н. дорожный налог — он взимается с каждого проезжающего по территории какой-либо банды. Одна дорога может быть поделена между несколькими группировками, и едущий по ней будет вынужден заплатить каждой из них.

В таких условиях перевозка грузов становится затратным делом и в итоге сказывается на цене ввозимых товаров. Ведение бизнеса на нескольких территориях оборачивается повышенным риском и чрезмерными платами. Гарантия одной террористической группировки, как правило, ничего не значит для другой. И предпринимателю каждый раз приходится заново договариваться с бандитами об условиях ведения бизнеса. Отчасти поэтому жители Идлиба в значительной степени зависят от иностранной гуманитарной помощи.

Это те же самые проблемы, что были у германских государств XIX века. Если продолжать аналогию с Германским союзом, то ХТШ здесь пытается исполнить роль Пруссии и объединить разрозненные территории. Однако в отличие от некоторых деятелей прошлого и настоящего, в ХТШ прекрасно понимают, что "железо и кровь" — не самый лучший способ объединения. Если ИГ (в Сирии) сначала силой захватывает территории и только потом начинает выстраивать отношения с населением, то ХТШ (и его предшественники) широко использует дипломатические и политические инструменты. И только в случае их неэффективности прибегает к насилию. Такой подход позволяет организации укорениться на территории. Но их гибкость не всегда приносит желаемые результаты. Подчинение новых территорий и организаций происходит медленно. За это время группировка терпит военные поражения от правительственных войск и не успевает восполнять ни территориальные, ни людские потери. Впрочем, объединение военными методами может стать губительным для всех сторон конфликта и приведет к сравнительно быстрой победе сирийской армии. Поэтому ХТШ постоянно пытается скрыть свои намерения узурпации власти и призывает к переговорам между всеми антиасадовскими силами. Даже “Ахрар аш-Шам" была изгнана из Идлиба не только штыками, но и по договору между бандами.

Роль Турции

В конце июня некоторые турецкие СМИ распространили новости о возможном вторжении армии Турции в Идлиб. И хотя данные сообщения не оправдались, тем не менее они не были так уж беспочвенны. Действительно, Турция поддерживает ряд оппозиционных группировок в Сирии. Среди них ССА и “Ахрар аш-Шам”, имевшие сильные позиции в провинции Идлиб. Осуществляется эта поддержка с целью борьбы против курдских организаций, которые Турция считает террористическими, а также с намерением получить контроль над северной Сирией. Идлиб в этом плане важен, т.к. между ним и северным Алеппо, с запада и востока соответственно, зажата курдская область Африн. Протурецкие группировки хозяйничают в северном Алеппо. Хотя в Идлибе курдам не рады, все же существует, пусть и отдаленная, угроза наступления сирийской армии — союзницы курдских отрядов — и освобождения провинции от террористов. Поэтому иметь своих пособников или даже армию в этом районе для Турции крайне важно. Такое положение никак не может устраивать ХТШ. Поэтому после изгнания сотрудничавших с Турцией конкурентов группировка первым делом взяла под контроль границу с Турцией. Разумеется, боевики не смогут всерьез противостоять турецкой армии и эти меры носят скорее символический характер.

Несмотря на победу над "Ахрар аш-Шам", у ХТШ в Идлибе еще осталось немало противников. Более того, в результате этого конфликта их стало даже больше — некоторые банды выразили поддержку "Ахрар аш-Шам". Но это куда более мелкие и менее опасные для ХТШ группировки. Как бы то ни было, верхушка и костяк "Хаят Тахрир аш-Шам" год за годом упрямо следует к своей цели — объединению под своим руководством всех джихадистских организаций в западной Сирии и построению эмирата.

Однако условия, в которых находится группировка, не позволяют нам говорить, что эта цель будет достигнута. Низкие темпы ее увеличения, конкуренция со стороны иных террористических организаций, поражения от армии Сирии, удары со стороны ВКС России, угроза вторжения Турции — все это показывает плохую эффективность избранной стратегии ХТШ. Руководство группировки все это видит, но не может предложить ничего лучше очередного ребрендинга, слухи о котором появились в последнее время.

* Террористическая организация, запрещенная в России.

Источник

Комментариев пока нет