Запад Безопасность Без дураков

Литовкин: НАТО террористов в упор не видит

31 августа 2017
Обозреватель Виктор Литовкин — о том, почему Североатлантический альянс борется не с реальными, а мнимыми угрозами.

Чем ближе начало оперативно-стратегических учений «Запад-2017», тем громче СМИ и политики Восточной Европы, а также руководители Североатлантического альянса кричат о подготовке Россией плацдарма в Белоруссии для вторжения и оккупации Литвы, Польши и Украины. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг твердит на каждом шагу о непрозрачности этих маневров, о том, что Москва не выполняет обязательств по Венскому документу — не приглашает наблюдателей на эти учения, а тех, что пригласил Минск, ограничивает в получении необходимой информации.

И это всё после того, как в Брюсселе провели специальный брифинг, где подробно, с приведением конкретных цифр и фактов, разъяснили задачи и цели ОСУ «Запад-2017», разложили по полочкам замысел и сценарий действий привлеченных войск. Такую же работу проделали МИД и Минобороны России, готовится подробный доклад о «Западе-2017» в Вене, на заседании специальной группы ОБСЕ. Но страхи и паника на страницах натовской прессы не утихают.

На этом фоне крайне удивительным представляется тот факт, что ни политическое руководство НАТО, ни его штабные структуры ни слова не говорят о недавнем кровавом террористическом акте в одной из стран альянса — в испанской Барселоне, где погибли полтора десятка человек и более ста получили серьезные ранения. Молчат они и о теракте в каталонском Альканаре, где прогремели два взрыва, о наезде фургона террористов на людей в городе Камбрильсе к югу от той же Барселоны. Так было и в Мадриде, где в марте 2004 года после взрывов в четырех пригородных поездах, устроенных исламистами, погибли 190 и были ранены более 200 пассажиров. Никаких действий не предприняло НАТО и после ноябрьских событий 2015 года в Париже, когда террористами были устроены бойня в концертном зале «Батаклан», взрывы возле стадиона «Стад де Франс», расстреляны посетители нескольких ресторанов и кафе. Крупнейшая трагедия в истории Франции унесла жизни 130 человек, более 350 попали в больницы.

Террористическую атаку в Париже осудили Совет Безопасности ООН в своей резолюции, лидеры крупнейших мировых держав, но только не НАТО. Так было и после терактов в Ницце в 2016-м, в том же году в Брюсселе, в подземке бельгийской столицы, и в ее аэропорту, в каких-то полутора-двух километрах от штаб-квартиры альянса, в Берлине, где фура с полуприцепом въехала на заполненную людьми территорию рождественского базара в центре немецкой столицы, передавив десять и покалечив полсотни человек, а еще летом нынешнего года в Лондоне, где фургон с исламистами наехал на прогуливающихся по мосту над Темзой, напротив Биг-Бена и Вестминстерского аббатства. Перечислять можно долго.

Только за последние семь лет в Европе, в странах, входящих в Североатлантический альянс, произошло более 40 террористических актов с гибелью ни в чем не повинных людей. И ни разу НАТО, которое не однажды заявляло, что борьба с терроризмом занимает важнейшее место в его повестке дня, и даже назвало его «основной угрозой Североатлантическому союзу в ближайшие 10–15 лет», не предприняло никаких действенных мер для предотвращения подобных трагических происшествий, не сделало никаких серьезных выводов из них, ничем конкретным не помогло странам — членам организации. Единственное, на что сподобился генсек альянса Йенс Столтенберг, — это выражение соболезнования и сочувствия руководству и населению государств, пострадавших от рук исламистов.

Впрочем, был случай, когда после атаки террористов на одну из стран альянса в НАТО, сославшись на 5-ю статью Вашингтонского договора, оказали помощь своему участнику — Соединенным Штатам.

Это было после 11 сентября 2001 года, когда в Брюсселе приняли решение направить контингенты альянса и их партнеров на борьбу с боевиками «Аль-Каиды» и «Талибана» (обе организации запрещены в РФ) в Афганистан. Четырнадцать лет, проведенных 50-тысячной группировкой войск из 48 стран, не считая такого же количества солдат и офицеров США, в Афганистане, так и не привели к победе над террористами, не подорвали их баз снабжения и формирования, не разрушили финансовой основы радикалов — производства и распространения наркотиков. Брюссель вынужден был вывести свой основной контингент из этой азиатской страны, как говорится, несолоно хлебавши, отправив в Европу и США 3,5 тыс. цинковых гробов с «грузом 200», не считая стотысячных потерь среди бойцов частных военных и охранных компаний, и оставил после себя память о нескольких тысячах жертв среди мирного населения, погибших от ошибочных авиаударов — в первую очередь американских ВВС.

Кстати, руководство НАТО, как и США, до сих пор не отчиталось перед Советом Безопасности ООН о результатах своей контртеррористической операции в Афганистане, хотя действовали под прикрытием ее резолюции 1386.

Да, у НАТО разработана серьезная и многоплановая программа борьбы с международным терроризмом. В ней есть и работа постоянного консультационного комитета, и проведение антитеррористических операций (кстати, такая операция под названием «Активные усилия» — Active Endeavour — по перехвату контрабандных материалов и незаконной миграции проводилась альянсом в Средиземном море с 2001 по 2016 год и закончилась как раз накануне массового наплыва беженцев в Европу с Ближнего Востока и Севера Африки). Оказывал альянс и помощь в охране Олимпийских игр в Афинах, пытался вместе с российскими специалистами разрабатывать новейшие технологии по обнаружению взрывчатых веществ у пассажиров аэропортов и железнодорожных вокзалов (прекратил эту работу после 2014 года), пытался бороться с химическими, биологическими, радиологическими и ядерными угрозами. Но опять же без участия России эта работа была обречена на провал. Сегодня основные усилия альянс тратит на обеспечение киберзащиты. Но, как надо понимать, не против радикальных группировок — откуда у них средства радиоэлектронного нападения, — а в первую очередь против своих ближайших союзников (как США подслушивали канцлера ФРГ Ангелу Меркель никому напоминать не надо) и против России.

Именно сосредоточение усилий на борьбе против России, на сдерживании ее не только в киберпространстве, но и по всем остальным азимутам — политическим, экономическим, финансовым, военным, техническим, технологическим, информационно-психологическим и прочим — очень мешает НАТО бороться с терроризмом.

Хотя Североатлантический альянс, созданный для сдерживания СССР, а сегодня России, никогда по-настоящему не занимался борьбой с терроризмом, — это, как говорится, не его епархия. Инструмент США по закабалению и удержанию в своих стальных объятиях Европы, а также по оказанию поддержки Вашингтону в его конкурентной борьбе с Москвой, а теперь и с Пекином за право единолично вершить мировую политику, Североатлантический альянс никогда не имел и не имеет соответствующих механизмов по предотвращению и пресечению террористических актов на европейской земле, где находятся его руководящие органы, и за ее пределами тоже. Да и желания такого никогда у НАТО не было и нет.

Какие там теракты в Барселоне, в Брюсселе и в Берлине?! Приближаются российско-белорусские учения «Запад-2017»! Вот где настоящая угроза, кричат в НАТО. Пока так будет и дальше, за антитеррористическую безопасность европейских государств невозможно дать и ломаного гроша.

Источник

Комментариев пока нет