Мир Безопасность

«Это был беззастенчивый авантюризм»

16 марта 2016
Владимир Путин приказал начать вывод российских войск из Сирии с 15 марта. По словам президента РФ, задачи, поставленные перед Министерством обороны, «в целом выполнены», но российские военные базы в Тартусе и Хмеймиме будут функционировать в прежнем режиме.

Как The New York Times, The Wall Street Journal, The Times, Le Figaro и другие зарубежные издания отреагировали на решение президента России о выводе войск из Сирии.

The New York Times (Нью-Йорк, США)

Президент Владимир Путин отдал приказ вывести основную часть российских сил. Процесс, судя по всему, начался вскоре после этого заявления, и российское ТВ показывало кадры, на которых солдаты вечером загружали тяжелую технику в огромные транспортные самолеты.

Размещение российских войск помогло изменить ход кампании в пользу президента Башара Асада. Внезапное заявление о выводе войск заставит правительство в Дамаске быть более гибким в переговорах с оппозицией в Женеве.

Вывод российских войск не был уж вовсе неожиданным. Господин Путин достиг своих целей в Сирии, включая поддержку самого главного арабского союзника Москвы, предупреждение такого развития событий, при котором Запад смог бы осуществить смену режима со стороны, и поддержание имиджа России как одного из ведущих игроков на международной арене.

И, кроме того, если вдруг господину Асаду снова потребуется помощь на поле боя, небольшие, но эффективные российские силы могут быть легко развернуты вновь.

Press TV (Тегеран, Иран)

Неожиданный шаг последовал за началом переговоров между противоборствующими сторонами, направленных на прекращение конфликта, который продолжается в этой арабской стране более пяти лет. Некоторые аналитики считают, что решение России несвоевременно и может усилить позиции поддерживаемых из-за рубежа террористов. Само же решение было огромным сюрпризом для оппозиционных групп и их союзников на Западе и в арабских странах.

The Daily Mirror (Лондон, Великобритания)

Это был беззастенчивый авантюризм, но Владимир Путин в самые короткие сроки сумел стать единственным победителем в этой ужасной войне.

Его удары с воздуха привели к резкому увеличению потока беженцев, что только усилило хаос по всей Европе, куда те хлынули через Турцию.

Кроме того, Россия заполучила обширный военный плацдарм и в Средиземноморье, и на Ближнем Востоке.

Что особенно важно, Путин показал, что может применять военную силу, если и не против Запада непосредственно, то против союзников Запада, и ему это сойдет с рук. Сконцентрировав удары на территориях, занятых дружественными Западу повстанческими силами, он укрепил свои отношения с сирийским лидером Башаром Асадом и иранскими союзниками Сирии.

Заплатив двумя сбитыми самолетами и жизнью одного из пилотов, убитого на земле в Сирии, он заполучил бесценные разведданные. Когда он говорит, что российское военное вмешательство достигло своих целей, он явно преуменьшает.

И что еще важно, он оставил в дураках лукавящий Запад, который с самого начала не сумел выработать целостный план оперативного вмешательства в ситуацию в Сирии.

The Wall Street Journal (Нью-Йорк, США)

Господин Путин спас господина Асада, когда этот ближневосточный клиент России оказался под угрозой свержения, и серьезно укрепил его позиции. Россия сконцентрировала свои бомбардировки на территориях умеренных суннитских оппонентов господина Асада, а не на ИГ. Бомбардировки и наземные силы движения «Хезболла» лишили оппозицию контроля над Алеппо и обеспечили широкую безопасную зону на западе Сирии для алавитского режима.

Имея такую ситуацию на земле, господин Асад теперь находится в очень выгодной позиции для того, чтобы использовать мирные переговоры по Сирии, проходящие при посредничестве США и России…

Выведя часть сил или, по крайней мере, сделав вид, что выводит их, господин Путин также надеется добиться уступок со стороны США и Европы. Этот русский хочет, чтобы Запад ослабил свои санкции в отношении России, введенные за захват части украинской территории. И он знает, что господин Обама ищет возможности вернуть отношения с Россией в прежнее нормальное русло. Объявление о выводе войск может быть попыткой предоставить господину Обаме дипломатическое прикрытие для еще одной «перезагрузки» в отношениях, прежде чем господин Обама покинет Белый дом.

Вмешательство России не положит конец сирийской гражданской войне, и ИГ по-прежнему контролирует значительную часть территории страны. Но борьба с терроризмом и не была целью господина Путина. Он хотел показать миру, что Россия остается верной своим союзникам, и получить новые рычаги влияния на Ближнем Востоке и в Европе.

The Times (Лондон, Великобритания)

Если поверить президенту Путину на слово, тогда можно было бы ожидать парада победы на Красной площади с торжественным маршем ВМС и сил противовоздушной обороны.

Никакой победы, которую можно было бы праздновать, конечно, нет. Борьба с ИГ — причина для военного вмешательства Москвы пять месяцев назад — не являлась задачей первоочередной важности. ИГ по-прежнему разбойничает в Сирии и Ираке, а группы его сторонников проявляют активность по всей Северной Африке. Российские бомбардировки едва задели джихадистов. Бомбовый груз россиян сбрасывался преимущественно на силы умеренной сирийской оппозиции, опустошая их ряды в преддверии мирных переговоров в Женеве.

Второй целью господина Путина в этой войне было укрепление позиций президента Асада.

Превращение российского президента из военачальника в посредника в мирном урегулировании настолько неожиданно, что западные кремленологи выдали четыре почти бредовых версии происходящего:

— Путин решил выбросить Асада за борт: выводя российские силы, он дал понять своему марионеточному диктатору, что тот должен уйти и дать возможность сформировать переходное правительство. Это устранит самое очевидное препятствие на пути мирных переговоров. У господина Путина были проблемы с Асадом, и, возможно, он нашел клона Асада, которым его можно заменить. Возможно, это представитель сирийского военного истэблишмента со связями в очень активной военной разведке России ГРУ.

— Тактический отход: Россия ожидает провала мирных переговоров, но теперь она уверена, что силы Асада могут справиться с уменьшившимися силами оппозиции. Асаду по-прежнему могут помогать российская разведка, ее киберподразделение и ее бомбардировщики, базирующиеся в безопасности в Дагестане.

— Украина: Россия может вести боевые действия только на одном фронте, и сейчас она ищет пути наращивания своей кампании на Украине. Она всегда заглядывалась на порт Мариуполь, однако военные действия в этом районе сведут на нет всю репутацию, полученную благодаря поддержке мира в Сирии. Если идея заключается в том, чтобы сделать Россию незаменимым союзником США в последние месяцы президентства Обамы и тем обеспечить ослабление санкций — тогда новое военное вторжение будет контрпродуктивным.

— Нефть: Король Саудовской Аравии Сальман бен Абдель-Азиз планировал нанести визит в Москву при условии завершения российских воздушных бомбардировок. Соглашение Москвы и Саудовской Аравии по уровню добычи нефти еще никогда не было столь важным, как сейчас: низкие цены на нефть обескровливают Россию.

Le Soir (Брюссель, Бельгия)

Владимир Путин снова застал Запад врасплох. Как и с началом авиационных атак в сентябре прошлого года, объявление о выводе российских войск стало неожиданностью. «Ничто не предвещало этого шага. Цели (Путина.— “Ъ”) неясны. Что очевидно, так это то, что, объявляя об этом сейчас, в самом начале важнейшего раунда дипломатических переговоров в Женеве, Путин сыграл эффектно»,— настаивает французский военный источник в Москве. И именно на этой неделе у правителя Кремля особенно напряженный дипломатический график. Во вторник и среду он будет принимать в Москве короля Марокко Мохаммеда VI, египетского министра иностранных дел Самеха Шукри и израильского президента Реувена Ривлина.

Кремлевский лидер всегда настаивал на том, что Россия вмешалась в события в Сирии по просьбе ее лидера и закончит свою операцию тогда, когда об этом ее попросит Асад. Тем не менее нынешнее развитие событий выглядит иначе. Решение о выводе было принято Кремлем вслед за встречей президента с министрами обороны и иностранных дел. Только после этого Путин позвонил Асаду и уведомил его о своем решении.

Нельзя исключать экономического аспекта вывода войск. Интервенция стала накладной… Вывод войск происходит и в то время, когда поддержка со стороны общества начинает снижаться. В феврале… в общей сложности 59% в той или иной степени высказывались в поддержку операции. В октябре таких было 72%.

Le Figaro (Париж, Франция)

Настоящий ли это разворот или просто тактическое отступление? По данным источников, это — маневр, направленный на достижение реальных результатов на переговорах в Женеве. Своим заявлением Москва, кажется, хочет привлечь на свою сторону оппонентов, курдов например, которые раньше не принимали переговоров, и тех в Сирии, которые станут костяком будущего переходного правительства… Прозванные «хмеймимской группировкой» по названию российской военной базы в Латакии, они включают в себя всех «сирийских оппонентов, которые не принимали участия в вооруженной борьбе с режимом Асада». В Москве эксперты надеются на то, что этот шаг позволит укрепить позиции России на переговорах по будущему устройству Сирии.

Одна вещь представляется очевидной: вопреки тому, что говорит Владимир Путин, задачи российской военной интервенции в Сирии вовсе не достигнуты. Помимо спасения Асада одной из целей военной операции было «закрытие» границы с Турцией. Именно эта цель оправдывала бомбардировки к северу от Алеппо, из-за которых провалился первый раунд переговоров в Женеве в конце января. Но даже при том, что сирийские войска и курдские элементы продвинулись к северу от Алеппо, граница с Турцией еще не закрыта. Точно так же, если благодаря российской интервенции сирийская армия закрепилась к северу от Латакии, оплота Асада, этот успех представляется хрупким.

По материалам: Коммерсант.ру

Комментариев пока нет

Новости партнёров