Восток Безопасность

Безопасность по-китайски

12 мая 2016
Китай по праву считается новым центром силы современного многополярного мира. Вместе с тем по мере нарастания американо-китайского соперничества увеличивается и опасность дестабилизации обстановки как в АТР, так и в мире. Экономический рост КНР сопровождается объективным усилением геополитических амбиций и активным строительством вооруженных сил. В новых условиях для Пекина единственный инструмент сдерживания США и их союзников, а в будущем, возможно, и поддержания глобального статуса, — стратегические ядерные силы.

Китай — одно из государств, официально обладающих ядерным оружием.

Пекин неоднократно заявлял, что китайские ядерные силы малочисленны, а кроме того, он никогда не применит их первым. В случае ядерного удара, якобы, агрессор получит ответ в течение двух недель, что с военной точки зрения не слишком разумно, так как китайская ядерная инфраструктура достаточно уязвима. Обычно официальная ядерная доктрина КНР воспринимается экспертами как исключительно пропагандистский документ, поскольку ядерные силы КНР обладают реальной ценностью только при упреждающем ударе.

Ядерный потенциал КНР не превышает 300 боеприпасов на стратегических носителях, в том числе свободнопадающие бомбы мощностью 15-40 кт, а также 3 мт, боеголовки ракет с зарядом от 3 до 5 мт и более современные 200-300 килотонные боевые блоки. Еще 150 боеприпасов может быть размещено на баллистических ракетах средней и меньшей дальности, а возможно, и крылатых ракетах.

По прогнозам американских экспертов, к 2020 г. Китай может достичь потенциала так называемого «доктринального» или ограниченного ядерного сдерживания.

Наибольшая неопределенность и максимальная завеса тайны сохраняется вокруг подводного флота ВМС НОАК, особенно его атомной составляющей. Первая китайская атомная лодка с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) проекта 092 «Ся» вступила в строй в 1987 году и оснащена 12 ракетами «Цзюйлан-1» («Большая волна») дальностью до 2 500 км. До недавнего времени она не находилась на боевом дежурстве, постоянно отстаиваясь в базе Цзянгечжуан близ Циндао. Вероятно, ее выходы в море достаточно редки.

Определенные проблемы Китай испытывает со стратегической авиацией, фактически долгое время она была номинальной — старые бомбардировщики «Хун-6» могли нести только свободнопадающие бомбы на дальность до 1800 км. Только в 2011 г. появилась глубоко модернизированная версия самолета, оснащённая российскими двигателями, более совершенной авионикой и способная нести шесть крылатых ракет CJ-10A (копия российской Х-55). Боевой радиус H-6K увеличен до 3 500 км, а ракеты могут поразить цель на удалении до 2 500 км. Вероятно, сегодня число данных самолетов в составе ВВС КНР составляет порядка 20, некоторое количество из имеющейся сотни самолетов более старых версий будет модернизировано и останется на вооружении еще 15-20 лет. Формально бомбардировщики новой модификации способны атаковать американские базы на Гуаме и Окинаве, не заходя в зону ПВО. Китай располагает значительным количеством самолетов тактической авиации, способных нести ядерные боеприпасы. Наиболее технологически совершенные — Су-30 и их китайские аналоги (более 100 единиц) — при необходимости могут быть оснащены свободнопадающими бомбами, а в перспективе и крылатыми ракетами.

Принимая по внимание всемерное развитие НОАК, представляется, что Пекин будет уделять значительное внимание совершенствованию механизма ядерного сдерживания, который представлен Ракетными войсками. При этом необходимо помнить, что текущая ситуация американо-китайской региональной конфронтации в АТР может трансформироваться в любом ключе от разделения сфер ответственности с Вашингтоном до формирования новых глобальных военно-политических блоков. В будущем Китай, обладая совершенными и достаточно многочисленными ядерными силами, может стать как одним из гарантов международной стабильности, как это подразумевается его постоянным членством в Совете безопасности ООН, так и дестабилизатором международной обстановки в случае занятия более радикальной внешнеполитической линии.

Россия в настоящее время руководствуется соображениями «стратегического партнёрства» с КНР и не намерена рассматривать его как потенциального соперника. Вместе с тем неприсоединение Китая к российско-американскому процессу СНВ и отсутствие какого-либо двустороннего соглашения в этой области создает ситуацию стратегической неопределённости относительно направленности китайских ядерных сил. 

Вероятно, в скором времени объективно потребуется диалог на высшем уровне для урегулирования вопросов, связанных со стратегическими ядерными силами России и Китая в особых условиях партнёрства. Россия открыто о своей позиции относительно современных тенденций развития ядерных сил КНР не заявляла. Согласно Договору о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР 2001 г., стороны не нацеливают друг на друга стратегические ядерные ракеты. Вместе с тем представляется, что большая прозрачность Пекина в данной области перед Москвой будет только содействовать укреплению стратегического партнёрства.

Комментариев пока нет

Новости партнёров