Россия Безопасность

«Адмирал Кузнецов» или немного слов о дыме

25 октября 2016
Поэтому, в общем-то, для меня ситуация с единственным российским авианосцем и его эпическим дымовым шлейфом по проходу Ла-Манша и Па-де-Кале ясна: «старичка» попросили дать полных ход — «дедушка» постарался. Ну, как смог.
Момент запуска главной энергетической установки. Чёрный дым — остатки несгоревшего топлива.

Когда я работал с кораблями, судовые механики учили меня простому правилу классификации корабельного дыма:

«Сизый дым — это масло, белый дым — это вода, чёрный дым — это топливо».

То есть, если честно, наличие дыма, валящего из дымовой трубы современного корабля, работающего на дизельном топливе или на тяжёлом мазуте — это не очень приятный признак. Хорошо отрегулированный корабельный дизель или мазутный котёл для питания паровых турбин вообще не дымит, выбрасывая в атмосферу практически прозрачные продукты сгорания.

А вот если у вас что-то подтекает в цилиндры из системы охлаждения, если у вас «просажены» маслосъёмные или компрессионные кольца, которые обязаны удерживать масло вне камеры сгорания, или же переобогащена топливная смесь, что вызывает появление несгоревших остатков топливе в выхлопе — то ваш двигатель работает где-то очень далеко от оптимальных режимов, теряя мощность, изнашиваясь и потребляя «лишнее» топливо.

Конечно, часто дым из трубы валит в момент пуска двигателя или котла: в этот момент обычно энергетическая установка судна «холодная» и в ней присутствует масса переходных процессов. Иногда это может быть лишь мгновенный выброс топливной смеси или конденсата из выхлопных труб, но иногда можно и «подымить на славу»:

Это, если что, не «Адмирал Кузнецов», а самый что ни на есть USS Freedom LCS–1 родом из США разводит пары в бухте Сан Диего.

Чёрный дым на запуске дизельных или турбинных двигателей часто служит причиной неслабого бугурта и в западной прессе. «Это ж как мы будем показывать наш звёздно-полосатый (или какой иной) флаг шведам?». На что адмиралы честно заявляют: «Будьте спокойны, в Стокгольм зайдём на всех парах, без дыму!». Но, как говорится, бывает всякое.

А вот при движении в открытом море и на полном ходу — чёрный (сизий, белый) дым это уже, к сожалению, признак того, что судовая двигательная установка страдает от какой-то из перечисленных болячек: жрёт и палит масло, испаряет совершенно неуместную воду или же «пьёт», как ни в себя, лишнее топливо, выбрасывая копоть в небо.

При этом часто такой вариант появления чёрного дыма как раз и связан с тем, что адмиралы выжимают из машины полный ход, давая в двигатели или в котлы по факту переобогащённую смесь и вызывая при этом появление того самого чёрного дыма из корабельной трубы.

Проход «Адмиралом Кузнецовым» пролива Ла-Манш. Как видите, дыма помешьше — но он есть и он, сволочь, чёрный.
В левой части фото ТАРКР «Петр Великий», в правой части — наш «Кузя», на переднем плане — сопровождавший российскую эскадру английский фрегат. Все ожидаемо двигаются с одной скоростью.

Чтобы меня не обвиняли в предвзятости — вот видео прохода «Кузи» через английские проливы:

Ну а теперь — моё краткое объяснение

«Адмирал Николай Кузнецов» — судно с несчастной судьбой с самого начала. Можно сказать, что «Кузю» с незалежной Украины спасли буквально чудом, в последний момент фактически усилиями энтузиастов перегнав недостроенное судно от причальной стенки судозавода в Николаеве в нынешнее его место базирования возле Мурманска.

К сожалению, Северный флот всегда был флотом действующим в максимально тяжёлых условиях — его береговые базы находились объективно в гораздо более суровых климатических зонах, чем места базирования судов Черноморского, Балтийского или Тихоокеанского флотов.

В силу чего и в Мурманске достройка, текущий и плановый ремонт «Адмирала Кузнецова» осуществлялись часто в недостаточном объёме и в ненадлежащем качестве.

Состояние главной энергетической установки «Кузи» по состоянию на 1999 год можно прочесть вот по этой ссылке, где изложена и масса других неприятных подробностей об обслуживании и состоянии этого, без преувеличения, уникального корабля:

"А вместо сердца — пламенный мотор"

Когда говорят об БЧ-5, как правило, имеют в виду ГЭУ. О ней и поговорим.

Во первых, один из восьми котлов и один ГТЗА временно не работают — из-за взрыва газохода по причине ошибки в эксплуатации (перед розжигом котла забыли провентилировать газоход). Таким образом, теоретически мощность ГЭУ снизилась до 75%. Но это в теории, а на практике — и того меньше.

Все четыре дейвуда текут, поэтому периодически подтапливаются подшипники линий валов, что накладывает ограничение на максимальное число оборотов. Давно выработала свой ресурс автоматика ГЭУ, от этого «Кузнецов» дымит как броненосец с фотографии начала века. К тому же трубопроводы уже "еле дышат", да и матросы, обслуживающие ГЭУ, не блещут профессиональными навыками и знаниями. В результате вместо почти 29 узлов, которые дал «Кузнецов» на испытаниях, или хотя бы 24, на трех машинах он еле держит 16-18, а обычно — не более 10-12 узлов.

"Хорошо" обстоит дело и с электрической частью. То турбогенератор "сядет", а резервный дизель-генератор не сможет запуститься, то еще что-нибудь случится. И весь корабль погружается во мрак. Особенно пикантно это выглядит на ходу: локаторы не излучают, связи нет, котлы тухнут — не авианосец, а "летучий голландец" . Именно при таких обстоятельствах летом 1998 г. едва не погиб ЭМ «Бесстрашный», а еще раньше — «Киев». В обоих случаях корабли в шторм несло на берег, и лишь чудом успели ввести в строй ГЭУ. На «Киеве» это произошло в 3-4 кабельтовых от скал.

Поэтому, в общем-то, для меня ситуация с единственным российским авианосцем и его эпическим дымовым шлейфом по проходу Ла-Манша и Па-де-Кале ясна: «старичка» попросили дать полных ход — «дедушка» постарался. Ну, как смог. С дымом и с выжиганием в атмосферу громадного количества лишнего топлива. Но — нужный ход выдал и за «Петром Великим» успел. Что есть, конечно, позитивной новостью.

С другой стороны — другие варианты судьбы «Кузи» могли быть много хуже нынешнего его положения. Мог догнить возле причальной стенки в Николаеве, как ракетный крейсер «Украина», но мог и стать первым (или вторым) китайским авианосцем, как «Варяг»-«Ляонин». Впрочем, у «Варягов» всегда такая судьба, прям-таки плакать хочется.

А вот если бы спросили у меня, что бы я сделал... Ну, во-первых, изнасиловал бы мозг всей команде «механов», чтобы любыми средствами привели в порядок ГЭУ — если это реально сделать на борту. Во-вторых, правдами и неправдами, но починил бы ГТЗА и котлы в плановом ремонте — благо их уже у «Кузи» было как минимум 5 за прошедшие 25 лет.

Но я — не адмирал Северного флота и не министр обороны России. Так что — спрашивайте их, почему у гордости российского военно-морского флота до сих пор валит дым из трубы и стоит аварийный пожарный расчёт на палубе:

В конце концов, за честь флага и за безопасность корабля отвечают именно они.

А в целом — только рад такому достаточно дальнему и важному походу «Адмирала Кузнецова». И лётчиков выучить, и моряков проверить в настоящем море, а не у вечной причальной стенки. И вывести «главный калибр» российского военно-морского флота в тёплое Средиземноморье из холодного, продуваемого всеми ветрами Баренцева моря. Там и позагорать ведь можно, и показать, на что способен российский авианесущий флот.

Ну а если кому-то хочется более детально понять, почему дымит «Адмирал Кузнецов», то вам лучше прочитать вот это. Там меньше популяризации, зато больше скучных цифр и фактов.

Источник 


Комментариев пока нет

Новости партнёров