Восток Безопасность

«Сметливый» против турецкого сейнера: все детали и причины ЧП

14 декабря 2015

Утром 13 декабря СМИ взбудоражила очередная новость с «холодного» фронта российско-турецкого противостояния. Сторожевой корабль «Сметливый», находившийся на якоре в 12 морских милях от побережья греческого острова Лемнос, был вынужден открыть предупредительный огонь по курсу движения турецкого рыболовного сейнера «Гечицилер Балик Чилик», чтобы избежать с последним столкновения.

Безусловно, российско-турецкие отношения, и так крайне напряженные после гибели 24 ноября 2015 года нашего фронтового бомбардировщика Су-24М от турецкой ракеты в небе Сирии, происшествие у Лемноса не улучшит.

Что же произошло вчера в Эгейском море? Правильно ли действовали российские моряки? Бывали ли подобные случаи в практике отечественного флота ранее?

Последний из могикан

Поскольку главным нашим фигурантом является сторожевик «Сметливый», познакомимся с этим кораблем поближе.

«Сметливый» на данный момент — единственный оставшийся в строю отечественного флота корабль проекта 61 из двух десятков своих «систершипов». Когда-то классифицированные как большие противолодочные корабли, «шестьдесят первые» были в свое время по-настоящему революционными кораблями для советского флота. Да и не только для нашего. Например, БПК проекта 61 стали первыми в мире крупными боевыми кораблями со всережимной газотурбинной установкой. За изящный силуэт и характерный мелодичный свист газовых турбин «шестьдесят первые» на флоте окрестили «поющими фрегатами». Долгие годы БПК проекта 61 являлись своеобразной «визитной карточкой» ВМФ СССР. Ныне из всего семейства под Андреевским флагом ходит лишь один — «Сметливый».

Корабль строился в Николаеве и был введен в строй 25 сентября 1969 года. Чем только «Сметливый» за свою жизнь не занимался на морях и океанах — учился, спасал, демонстрировал флаг, разминировал Суэц, участвовал в вооруженном конфликте, принимал на борт частицы мощей святого апостола Андрея Первозванного, горел, ремонтировался, модернизировался… Несмотря на почтенный возраст, сторожевику и сейчас есть чем огрызнуться. Свидетельство тому — 8 пусковых контейнеров противокорабельного ракетного комплекса «Уран».

18 сентября 2015 года СКР «Сметливый», числящийся в составе 30-й дивизии надводных кораблей Черноморского флота и несущий на борту номер «810», после восстановительного ремонта в плавучем доке ПД-30 13-го судоремонтного завода ЧФ, в который раз ушел из Севастополя на боевую службу в Средиземное море. Командовал кораблем капитан 2 ранга Андрей Зайцев. Во время последующего похода под флагом заместителя командующего ЧФ ВМФ России контр-адмирала Юрия ОреховскогоСКР посетил греческие Патры, Корфу и Лефкас.

С началом операции российских ВКС в Сирии «Сметливый» вместе с другими «черноморцами» — гвардейским ракетным крейсером «Москва» и сторожевиками «Ладный» и «Пытливый», — принял участие в учениях у побережья Сирии, плавно переросших в патрулирование водного пространства между Кипром и сирийским берегом, обеспечение с приморского направления ПВО Тартуса и Латакии, а также конвоирование кораблей и судов «Сирийского экспресса».

Воскресенье, тринадцатое

Картина происшествия 13 декабря в 22 км (11,88 морские мили) от Лемноса в соответствии с сообщением министерства обороны РФ нам видится следующей.

СКР «Сметливый» стоял без хода в международных водах на якоре где-то у северо-восточной части острова — мыса Плака. Скорее всего — восточнее мыса, так как только тут у берегов Лемноса, с учетом глубин и состояния дна, имеется нормальная якорная стоянка. В 9:03 по московскому времени вахтенная служба корабля обнаружила на расстоянии около километра  или, как говорят моряки, в 5,4 кабельтовых турецкий рыболовный сейнер «Гечицилер Балик Чилик», приближающийся к стоящему на якоре «Сметливому» с правого борта.

Теоретически СКР мог минут за 10 из «холодного» состояния запустить свою газотурбинную установку и дать ход. Но не будем забывать, что, согласно сообщению МО РФ, корабль стоял на якоре. Если при этом «Сметливый», как и положено в таком случае, находился в состоянии «Боевая готовность-2», то съем с якоря у него мог занять 15-20 минут. Таким образом, ни дать ход, ни тем более сняться с якоря, чтобы избежать столкновения, наш СКР явно не успевал. Ведь если принять за данность, что турецкий сейнер шел стандартным для судов такого типа ходом в 10 узлов, то на то, чтобы пройти 5,4 кабельтовых, «Гечицилер Балик Чилик» потратил бы порядка 3 минут — не больше.

Не имея физической возможности самостоятельно уйти с курса сейнера, «Сметливый» попытался привлечь внимание «турка». Но тот, несмотря на все усилия нашего СКР, не отзывался на вызовы по радио (даже по дежурному 16-му каналу, который слушают все), равно как и не отвечал на специальные визуальные сигналы светового семафора и сигнальных ракет.

Секунды шли — сближение продолжалось. На «Сметливом» наверняка уже сыграли боевую тревогу, но ситуацию это мало меняло — ведь сейнер со своего курса не сходил. В сложившемся положении командир корабля или вахтенный офицер (командир с момента обнаружения сейнера мог еще и не подняться на мостик, если в 9:03 отсутствовал на нем) отдали приказ об открытии предупредительного огня. В соответствии с этим приказом, с борта СКР по ходу движения «Гечицилер Балик Чилик» с расстояния в 600 метров было произведено несколько выстрелов (скорее всего — короткими очередями) из пулемета или автомата Калашникова.

Сразу после этого турецкий сейнер резко сменил курс и отвернул от «Сметливого» в тот момент, когда между «турком» и СКР оставалось не больше 540 метров. После чего, так и не выйдя на связь с российским кораблем, сейнер покинул место происшествия.

«Сметливый» немедленно доложил по радио о произошедшем на борт своего флагмана — крейсера «Москва». «Москва» ретранслировала сообщение СКР в столицу РФ.

По счастливой случайности

Далее, как мы знаем, в связи с происшедшим в Эгейском море инцидентом заместителем министра обороны РФ Анатолием Антоновым в МО России был вызван военный атташе при посольстве Турции в Москве контр-адмирал Ахмет Гюнеш. Антонов сделал ему жесткое представление о возможных пагубных последствиях безрассудных действий официальной Анкары в отношении российского воинского контингента, выполняющего задачи по борьбе с международным терроризмом в Сирии.

«Только по счастливой случайности удалось избежать трагедии», — резюмировал замминистра. Контр-адмирал Гюнеш обещал незамедлительно довести до Анкары содержание российского представления.

Ну да, действительно. Только по счастливой случайности. Не отреагируй сейнер на предупредительную стрельбу из стрелкового оружия — и через несколько десятков секунд он с высокой долей вероятности оказался бы в «мертвой зоне» носовой 76-мм спарки АК-726 «Сметливого». После чего меньше, чем через минуту, врезался бы в борт нашего СКР.

При этом, глядя на ту резвость, которую «Гечицилер Балик Чилик» демонстрирует в выложенном на интернет-ресурсе видеоролике, а также отметив высокую носовую надстройку сейнера и бульб в носовой части, можно с уверенностью сказать, что в результате столкновения не поздоровилось бы ни СКР, ни сейнеру. Понятно, что второму пришлось бы хуже, но и «Сметливый» получил бы приличную пробоину. Конечно, он не затонул бы, но из строя бы вышел надолго. Возможно, лишился бы хода. И тогда командованию военно-морской группировки РФ в Средиземном море пришлось бы решать непростую задачу, как отбуксировать поврежденный корабль в Севастополь. Вряд ли латать СКР стали бы в сирийском Тартусе.

Не стоит закатывать глаза при упоминании того, что «Сметливый» открыл предупредительный огонь по мирным рыбакам. Надо понимать, что в момент ЧП никто на борту «Сметливого» не мог бы поручиться, что у сейнера под палубой не припрятано приличное количество взрывчатки. В этом случае встреча «Гечицилер Балик Чилик» с бортом СКР могла бы стать для «Сметливого» фатальной.

За доказательствами далеко ходить не надо. 12 октября 2000 года взрыв в порту Адена катера, начиненного 300 килограммами взрывчатки в тротиловом эквиваленте, у борта вдвое большего по размерам, чем «Сметливый» и куда более нового американского эсминца «Коул», обошелся американцам в 17 погибших и пробоину размером 6х12 метров.

Дело ясное, что дело темное

Вот так. Все понятно? Нет, не все.

В официальном коммюнике министерства обороны РФ есть один нюанс, который ставит в тупик. Этот нюанс — указание, что ЧП с участием «Сметливого» и «Гечицилер Балик Чилик» произошло в 22 км от Лемноса. Если это указание соответствует действительности, то появляется большое количество не самых приятных вопросов как к сигнальной вахте, так и к расчету боевого информационного поста СКР. И все эти вопросы в итоге будут сведены к одному: как боевой корабль ВМФ РФ, имеющий живую и здоровую сигнальную вахту, оборудованный современными средствами навигации, связи и радиолокационного наблюдения, смог обнаружить сейнер лишь на километровой дистанции?

Единственное внятное объяснение этому феномену может дать ситуация, когда СКР не торчал где-то посреди Эгейского моря, а стоял где-нибудь неподалеку от берега Лемноса под прикрытием мыса Плака. Почему именно тут? Потому что это: а) единственная рядом с островом якорная стоянка; и б) объясняет внезапность появления турецкого сейнера, не оставившую «Сметливому» времени на то, чтобы сняться с якоря. При таком «раскладе» сейнер мог неожиданно вывернуть из-за мыса, после чего и быть засеченным/увиденным с борта СКР. Иными словами, озвученная МО дистанция обнаружения «Гечицилер Балик Чилик» — 1000 метров — в этом случае равняется расстоянию от места якорной стоянки «Сметливого» до мыса. И это объясняет внезапность появления турецкого сейнера в окулярах биноклей сигнальщиков и на экранах РЛС радиометристов «Сметливого». Но это никак не стыкуется с указанным МО удалением места происшествия на 22 км от Лемноса.

Короче, дело ясное, что дело темное. И оно стало еще темнее после опубликованных вечером 13 декабря информационным агентством CNN Turk и изданием Hurriyet показаний шкипера турецкого сейнера, утверждавшего, что ближе одной морской мили к нашему СКР он вообще не приближался.

1 морская миля — это 1852 метра, а вовсе не 540 метров, заявленные МО РФ. Шкипер, которого зовут Музаффар Гечиджи, рассказал о произошедшем ЧП следующее: «Мы проходили по нашему маршруту. Мы даже не знали, что это российский корабль. Мы посчитали, что это корабль НАТО. Около 8:30 мы прошли мимо него. Мы не слышали выстрелов». По словам шкипера, экипаж сейнера передал записи с камер, находящихся на борту судна, для проведения экспертизы. Кому и куда передал эти самые записи шкипер и, по совместительству, владелец судна, не уточняется.

По материалам: ФАН

Комментариев пока нет

Новости партнёров