Мир Политика

Запомните меня таким: что наговорил в Европе Барак Обама

27 апреля 2016
На пороге заслуженной президентской пенсии Барак Обама отправился в Старый Свет. Блистая красноречием, он уговаривал англичан и Кэмерона не покидать ЕС, убеждал Меркель со товарищи в необходимости единой и сильной Европы и, не жалея красок, расписывал собственную роль в мировой истории. Получилась увлекательная политинформация обо всём понемножку.

Великобритания: влиятельный уговорщик

Лондон встретил Обаму неприветливо. Не нужно обладать проницательностью героя Конан Дойла, чтобы сообразить: американский лидер приехал убеждать британцев правильно голосовать на референдуме о выходе из ЕС. И Обама не обманул их ожиданий. «Если Великобритания выйдет из ЕС, то она окажется в хвосте очереди в том, что касается заключения торговых сделок с США», — заявил Обама, чем вызвал гнев преданных союзников. Мэр Лондона Борис Джонсон объяснил позицию Обамы дурной наследственностью: «Президент-кениец не может преодолеть наследственную неприязнь к Британской империи».

По мнению политолога, эксперта по российско-американским отношениям Виктора Олевича, столь резкая реакция британцев объяснима: «Визит Обамы воспринимается британцами как попытка прямого давления, а евроскептиками — как своеобразный шантаж».

Но что было делать Обаме, если на кону его любимое детище — Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство между ЕС и США. И выход Великобритании из ЕС может поставить под вопрос существование этой межконтинентальной зоны свободной торговли и отнять у Обамы очередное достижение его президентства.

Германия: партнёрство во имя денег

Ганновер оказался ещё менее дружелюбен. Здесь накануне визита президента США прошёл многотысячный митинг против соглашения о Трансатлантическом партнёрстве. Но это лишь раззадорило Обаму. Он с утроенной силой расписывал перспективы проекта.

«Будут новые партнёрства, будет больше торговли и больше рабочих мест для наших людей по обе стороны Атлантики, — заявил Обама перед немецкой аудиторией. — Обе наши страны хотят формировать инновации, мы хотим видеть перспективу в завтрашнем мире».

Не в правилах Обамы останавливаться, и он пошёл ещё дальше в своих рассуждениях на грани фола: «Не мне говорить Европе, как управлять Европой. Я могу сказать, что США имеют неистощимый национальный интерес в сильной, единой и демократической Европе. Благодаря болезненному опыту мы узнали, что угрозы Европе в конечном итоге становятся угрозой для Соединённых Штатов. Когда Европа процветает, процветает и Америка. Мы поднимаемся и опускаемся вместе. Вот почему Соединённые Штаты всегда были таким сильным сторонником европейской интеграции», — заявил американский президент в интервью газете Bild.

Впрочем, Обама прекрасно знает, как немцы в своё время встретили известие о том, что все они, включая госпожу канцлера, находятся под колпаком у АНБ, и попытался подсластить эту пилюлю. «Европейцы, как и американцы, дорожат неприкосновенностью своих личных данных, — начал он издалека, — и многие скептически относятся к тому, что правительства собирают эту информацию и обмениваются ей. Но это делается для благих целей. Мы заботимся о неприкосновенности личных данных европейцев, а не только американцев, но мы также осознаём, что безопасность и конфиденциальность не должны входить в противоречие друг с другом. Мы можем и должны защитить и то и другое». Его слова возмутили немцев, которые писали в соцсетях, что заявления о защите личных данных европейцев Обама сделал, глядя прямо в глаза Меркель.

Обама не скупился на комплименты: «Европа является одной из крупнейших политических сил нового времени». Но не забывал и о практической стороне вопроса: США рассчитывают, что «сильная Европа возьмёт на себя свою часть ноши» в обеспечении общей безопасности.

И, конечно, снова возвращался к главной теме своего европейского турне. «Мы ведём переговоры о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнёрстве уже три года. Мы добились значительного прогресса, но сейчас время играет против нас. Если мы не заключим соглашение в этом году, то подписание документа может значительно отложиться из-за политических перемен, которые в скором времени произойдут и в Соединённых Штатах, и в Европе», — заявил Барак Обама, должно быть, намекая на свой скорый уход из Белого дома и на шаткую позицию Меркель на предстоящих выборах в Германии.

О России: да, нет, затрудняюсь ответить

В Ганновере Обама всячески примерял на себя роль миротворца и верховного арбитра, старясь всех примирить и наставить на путь истинный. И прежде всего Россию. Правда, его заявления носили довольно противоречивый характер. 

Начал он за здравие: «Я хочу хороших отношений с Россией. Я многое сделал для хороших отношений с Россией». А закончил традиционно: «Но мы должны продолжать санкции в отношении России до тех пор, пока РФ полностью не выполнит Минские соглашения».

Попытался он выступить и в качестве политического гуру: 

«Я надеюсь, что Россия поймёт, что подлинное величие заключается не в том, чтобы запугивать соседей, а в том, чтобы сотрудничать со всем миром, это единственный способ обеспечить устойчивые темпы экономического роста и прогресса русскому народу».

Однако без полноценного розыгрыша украинской карты портрет Обамы-миротворца в европейском интерьере был бы незаконченным: «Украинцы на Майдане высказались за своё будущее с Европой, что побудило Россию ввести в страну свои войска», — заявил он.

«Что касается европейского выбора Украины, то тут не лишне вспомнить слова Обамы прошлогодней давности, где он признавал участие США в госперевороте на Украине в 2014 году», — сказал в интервью RT Виктор Олевич.

Но Обама не стал заглядывать в столь далёкое прошлое и свернул на привычные рельсы: 

«Российская агрессия вопиюще нарушила суверенитет и территориальную целостность независимого европейского государства — Украины, и это вызывает обеспокоенность у наших союзников на востоке Европы, угрожая нашему видению цельной, свободной и мирной Европы, и кажется, она угрожает прогрессу, который был достигнут со времени окончания холодной войны».

Остальной мир: за всё хорошее, против всего плохого

На закате своего президентства Обама пытается свести дебет с кредитом и представить итоги собственного правления исключительно в розовых тонах. В Ганновере это было особенно заметно. 

«Мы не должны допустить, чтобы границы определялись с помощью грубой силы, после того, что Европа пережила в ХХ веке. Поэтому мы должны помогать Украине в проведении экономических реформ и модернизации армии для защиты её независимости», — заявил Обама.

Обращаясь с Ганноверской трибуны urbi et orbi, Обама был решителен и бескомпромиссен: 

«Мы должны решить конфликт на Украине и успокоить союзников, которые справедливо обеспокоены российской агрессией». Правда, при этом не всегда последователен: 

«Нам нужна Европа, чтобы продолжать поддерживать способность Украины обеспечивать свою безопасность перед лицом российской агрессии».

Но не одной Украиной жив Обама. Есть дела и поважнее. Президент США намерен завершить свою карьеру на мажорной ноте и урегулировать наконец сирийский кризис, для чего отправил в зону конфликта аж целых 250 военнослужащих: «Я решил увеличить поддержку со стороны США местных сил, сражающихся с ИГ в Сирии. Я одобрил размещение там дополнительно 250 военнослужащих, они не станут принимать участие в боевых действиях, но их присутствие будет иметь важное значение в обеспечении профессиональной подготовки и оказании помощи местным силам».

Уходя в историю, Обама старался не забыть никого: 

«Мы будем продолжать поддерживать наших союзников, находящихся на передовой, — в Румынии, Польше и странах Балтии».

Имидж, как известно, всё. Готовясь покинуть Белый дом, Обама щедро сыплет обещаниями и громкими заявлениями, создавая себе образ. Для будущего персонального пенсионера это хорошее капиталовложение, которое позволит ему с чистой совестью отправиться на покой и благополучно читать лекции о мировых отношениях.

Источник: RT

Комментариев пока нет

Новости партнёров