Мир Политика Империя добра

Загадка «Панамского архива»

10 апреля 2016

Крупнейшая утечка документов в истории! Так нескромно формулируют причину полыхающего сейчас скандала, связанного с именем компании Mossack Fonseca. Почти три терабайта данных, свыше 11 миллионов файлов: на этом фоне меркнет любое другое происшествие подобного рода. Логично предположить беспрецедентные политические последствия, но в этой колонке я предлагаю сосредоточиться не на политике, а на технических нюансах — заставляющих задаться вопросами, кто это сделал и для чего.

На первый взгляд случившееся выглядит очередной масштабной утечкой, из разряда тех, что стали модными в XXI веке. Если коротко, известно следующее. Около года назад на сотрудников немецкого издания Süddeutsche Zeitung вышел неизвестный, желающий поделиться информацией, несанкционированно унесённой с компьютеров Mossack Fonseca. Огромный объём архива вполне согласуется с масштабами деятельности этой компании. Квартирующая в Панаме, она предоставляет состоятельным лицам со всего мира услуги учреждения и сопровождения компаний в офшорных зонах (Британские Виргинские острова, Карибский бассейн и др.) — и входит в пятёрку крупнейших бизнесов такого рода. У неё офисы более чем в 30 странах и, несмотря на то, что формально её деятельность абсолютно легальна, легитимность операций её клиентов под большим сомнением. Точнее сказать, мало кто сомневается, что подавляющее большинство клиентов Mossack преследуют цель спрятать деньги от налогообложения и избежать огласки.

Схемы, по которым укрываются деньги в офшорах, в общем, просты. Вот для примера одна из них, восстановленная как раз по украденным у Mossack документам. Некий банк даёт большой кредит некой офшорной компании. Затем право на обслуживание кредита за символическую сумму ($1, буквально) уступают следующему «офшору-однодневке». Тот передаёт его дальше — и в конце концов формируется сложная цепочка связей и переводов, включающая несколько компаний и стран, гарантированно размывающая след. Понятное дело, такого рода бизнес требует сохранения абсолютной приватности. И вот теперь лицо, пожелавшее остаться неизвестным, делится с журналистами подробнейшим архивом служебных документов, охватывающим сорок лет работы Mossack!

«Переварить» такой объём информации самостоятельно в Süddeutsche, конечно, не могли, почему, отчасти, и решили привлечь к работе независимый Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ, объединяет журналистов из десятков стран мира; на его счету несколько крупных антикоррупционных дел). Год заняло чтение и систематизация архива, и только на днях история была предана огласке: опубликована первая порция интересных находок, обнародована часть систематизированной базы данных (где имена людей увязаны с адресами и компаниями). Остальное планируется опубликовать в течение месяца, но и то немногое, что попало в газеты сейчас, уже привело к ряду скандалов. Самый крупный случился в Исландии, где «Панамский архив» спровоцировал парламентский кризис, приведя к отставке премьер-министра. Но зреют скандалы в Великобритании, Франции, Таиланде, есть интересные данные по Китаю, арабским странам, Сирии, Украине, России…

Реакция официальных лиц в разных странах, впрочем, сильно разнится. В Европе, США, странах Латинской Америки, кое-где в Азии, новость принята серьёзно: инициированы акции протеста, обещаны расследования, озвучены вероятные ответные меры (Франция, например, намерена вернуть Панаму в санкционный список стран, пособничающих финансовым преступлениям). Тем ярче контраст с Украиной и Россией: здесь официальные лица ограничились простым отрицанием, а то и пошли в контратаку. Так пресс-секретарь президента РФ ещё за несколько дней до публикации предупредил, что «путинофобы» готовят информационную атаку на президента, что Владимир Путин — главная цель этой спланированной операции.

Кто прав, кто виноват — судить не возьмусь. Но мне кажется интересным обратить внимание на специфические детали, которые остались популярной прессой не замечены. И начать стоит прямо с личности взломщика.

Вам, как айтишнику, не кажется странным его тактика? Будь он обычным «чёрным» хакером, как то предполагают СМИ, конечно повёл бы себя иначе: назвал псевдоним или имя коллектива, к которому принадлежит, озвучил цели. Вместо этого — абсолютное молчание. Что в совокупности с характером документов (а там, насколько можно понять, и сканы бумажных писем, и внутренняя переписка) позволяет предположить, что похититель сам является сотрудником — спецслужб. И преследует иные цели, нежели борьба с коррупцией.

Деталь вторая: в «Панамском архиве» граждане США занимают непропорционально мало места. Акцент сделан на России и странах BRIC. И никакие из предложенных объяснений объяснить эту диспропорцию не в состоянии. Известно, что американцы пользуются офшорами не меньше других, что как раз сейчас там горячая пора перед выборами президента и потребность в «компромате» как никогда велика, что работать с клиентами из Соединённых Штатов Mossack не брезговала. Тем не менее ни единой более-менее крупной скандальной истории с участием американцев из «панамского дела» не нарисовалось.

Отсюда — деталь третья. «Международный консорциум журналистских расследований», в руки которого фактически был передан украденный архив — организация как минимум непростая. Некоммерческая и независимая формально, она финансируется американскими фондами, открыто прописана и функционирует в Вашингтоне, США, и сомнения в её беспристрастности, конечно, высказываются. Кому в данном случае верить, опять-таки решайте сами, но примите во внимание и такой факт: Россию в ICIJ представляют всего три человека и все они относятся к тому, что можно назвать прозападной оппозицией радикального толка (одна Евгения Альбац чего стоит!).

Это, в свою очередь, приводит к детали четвёртой и последней. Почему аноним, взломавший Mossack Fonseca, не воспользовался услугами проверенного, зарекомендовавшего себя посредника, а именно WikiLeaks? Едва ли он не понимал, как важно в такой истории избежать обвинений в небеспристрастности. И уж WikiLeaks — у которой нет «любимчиков», глава которой последние годы провёл в вынужденной импровизированной тюрьме, спасаясь от «правосудия», а не ходил на работу в офис по соседству с Белым домом — гарантированно обеспечила бы нейтралитет.

Учтите всё это — и высказываемая некоторыми мысль, что кража и публикация «Панамского архива» были не экспромтом, а спланированной акцией, направленной против конкретных государств, уже не покажется конспирологическим бредом. Но в таком случае грех не задуматься и о том, насколько правдивы обнародованные материалы. Какие документы подлинные, а какие были сфабрикованы и подшиты уже после кражи (в официальном заявлении Mossack Fonseca утверждается, что «многие из названных (лиц) не были и не являются клиентами компании»)? И не девальвирует ли это ценность всего комплекта?

В завершение должен отметить, что лично мне «Панамское дело» представляется имеющим несомненную практическую ценность, но — в необычной плоскости. В кои-то веки в центре внимания оказались не спецслужбы, а отдельные личности. Почему это важно? Потому, что если последние годы что-то и доказали, так это то, что бороться со спецслужбами бессмысленно. Несмотря на ожесточённое сопротивление активистов новой волны (Манн, Ассанж, Сноуден и др.), позиции Большого брата не пострадали: да, какие-то проекты закрылись, но запущены новые, ещё более масштабные, приняты новые законы, играющие на руку желающим организовать тотальный контроль, оплатить безопасность правами и свободами. «Панамский архив» же выводит в центр политиков и бизнесменов — конкретных людей, которых можно удалить из игры, если выяснится, что они себя запятнали. Не то чтобы я верил, что таким образом удастся сделать общество лучше. Но что жить будет веселей, это наверняка.

P.S. В статье использованы иллюстрации Davecito, Süddeutsche Zeitung, ICIJ.

автор: Евгений Золотов 07 апреля 2016

источник: http://www.computerra.ru/144236/panama/


Комментариев пока нет

Новости партнёров