Кавказ Политика

Южная Осетия рвется в состав России

13 апреля 2016
Южная Осетия рвется в состав России, а Абхазия опасается силового сценария. Политическая ситуация в странах Закавказья все больше напоминает знаменитый «гордиев узел» с одним лишь отличием: этот разрубить мечом вряд ли получится.

Новым фактором усиления напряженности в Закавказье стало продекларированное намерение властей Южной Осетии изменить Конституцию РЮО таким образом, чтобы создать правовую возможность объединения с Российской Федерацией.

С юридической точки зрения для определения статуса Абхазии и Южной Осетии, очевидно, больше всего подходит термин «частично признанные республики». В этом их главное отличие от положения, в котором находятся Нагорный Карабах и Приднестровье.

Так зачем Цхинвалу нужно было заявлять о желании вступления в состав Российской Федерации именно сейчас, в то время, когда и без того тяжелая ситуация в регионе усложнилась до предела, и кавказский меловой круг все больше стал окрашиваться кровью?

Дело в том, что замороженные конфликты на Кавказе имеют свойство размораживаться. Страшным свидетельством этому являются события августа 2008 года и четырехдневная война в Нагорном Карабахе, которая была, если называть вещи своими именами, полномасштабной, с применением танков, артиллерии и авиации.

Кровопролитие удалось прекратить, но надолго ли? На этот вопрос ответа нет ни у кого.

Всем известно, как складывалась ситуация на Южном Кавказе, когда Грузии и Азербайджану не удалось вернуть мятежные автономии. Здесь в непреодолимое противоречие вступили два основополагающих принципа международного права — территориальная целостность государства и право наций на самоопределение. Но совершенно естественно, что ни Грузия, ни Азербайджан примириться с потерей территорий не могли. Шло тщательное наращивание военного потенциала, укрепление армии. Азербайджан десятки лет напоминал миру, что его военный бюджет превосходит весь бюджет Армении. Армии не просто вооружались современным оружием, они реформировались, реорганизовывались и обучались под руководством иностранных специалистов. Что бы по этому поводу не говорила мировая общественность, военное решение проблемы представляется наиболее быстрым и эффективным стороне, успешно накачавшей мускулы и уверенной в своей победе. Стремительное продвижение войск вперед решает все вопросы, а на негативное отношение мирового сообщества всегда найдутся собственные правовые аргументы.

Но блицкриги в обоих случаях провалились. События обеспокоили весь регион. Серьезную озабоченность выразили парламентарии Абхазии, которые опасаются повторения карабахского сценария на своей территории. Депутат парламента Темур Гулия заявил, проводя параллели с ситуацией в Нагорном Карабахе: «Я хотел бы сказать, как член комитета по обороне и национальной безопасности парламента Республики Абхазия: нас очень беспокоит этот вопрос. Поверьте, ситуация там складывается очень серьёзным образом. Грузинские вооружённые силы регулярно проводят учения, повышая свою боевую готовность. На вооружение поступают новые виды оружия, причем такие, которых ранее у Грузии не было. Это современные противотанковые и противокорабельные системы. Грузинская армия практически закончила переход на НАТОвский стандарт. Поэтому я считаю, что мы должны быть готовы к любому, в том числе и силовому варианту развития событий».

Возможно, обеспокоенность Южной Осетии и Абхазии вызвана еще одним фактором. Осторожное поведение России во время четырехдневной войны в Карабахе у многих экспертов вызывает мягкое недоумение. В Закавказье Армения является единственным союзником России, и страны связаны между собой четкой системой договорных обязательств. Азербайджан в лучшем случае сохранял с Россией корректные отношения, которые на порядок ниже, чем его отношения с Турцией, которую он считает братской страной. Турция против России открыто применила оружие, что уже само по себе смахивало на casus belli, и роль Турции в размораживании карабахского конфликта очевидна для всех. Общественность и СМИ Азербайджана в российско-турецком конфликте преимущественно выступали с позиций Анкары.

Да, Россия приняла решительные меры для прекращения кровопролития и добилась своего, но она выступала скорее в роли третейского судьи и посредника, но не стратегического союзника Армении. Вполне возможно, что для Абхазии и Южной Осетии вхождение в состав Российской Федерации дает не просто большие гарантии безопасности, а вообще снимает этот вопрос с повестки дня. В любом случае узел противоречий затягивается все туже. Давление Турции и тяжелейший экономический кризис будут подталкивать Азербайджан к войне, пламя которой перекинется на весь Южный Кавказ.

В этих условиях не исключено также, что стратегия России в карабахском конфликте и перспективах включения РЮО в свой состав мотивирована исключительно внутриполитическими событиями в странах Закавказья. Не будем забывать, что карабахское обострение произошло на фоне ослабления позиций Ильхама Алиева в Азербайджане, изменения системы власти в Армении и развала правящей коалиции в Грузии.


Комментариев пока нет

Новости партнёров