Запад Политика

Вбить клин: что даст Москве недовольство европейцев новыми санкциями США

01 августа 2017
Многим в ЕС не нравится экстерриториальный принцип санкций США, но пойти на сделку с Россией в ущерб собственной безопасности европейцы не готовы.

Конгресс США направил Дональду Трампу законопроект об ужесточении санкций в отношении России. Представители Белого дома заявили о готовности президента подписать закон. Возможности для ответа Москвы представляются ограниченными: во всяком случае многие из обсуждаемых публично мер не станут достаточно болезненными для США либо одновременно нанесут значительный урон самой России.

Общая логика Москвы была достаточно ясно очерчена российскими руководителями: продемонстрировать, что издержки конфликта с Россией для США, во-первых, достаточно велики и, во-вторых, необязательны — их можно было бы избежать, отказавшись от лобовой конфронтации. Вероятно, одним из наиболее перспективных способов повышения издержек для внешней политики США является использование Москвой наметившихся противоречий между США и странами ЕС по вопросам применения новых санкций против России. МИД Франции назвал эти санкции «незаконными» с точки зрения международного права, а вице-канцлер Германии заявил, что Берлин «ни при каких обстоятельствах не согласится» с их применением против европейских компаний. Недовольство высказал и председатель Европейской комиссии.

Может ли Россия использовать создавшиеся противоречия? Чтобы ответить на этот вопрос, надо понимать причины озабоченности стран ЕС новыми американскими санкциями против России и оценить ущерб от этих санкций для отношений США с европейскими союзниками.

Что мешает европейцам?

Правительства влиятельных государств ЕС озабочены несколькими основными проблемами, порожденными санкциями.

Во-первых, наказание со стороны США за участие в совместных с российскими компаниями энергетических проектах грозит европейским компаниям большими убытками. Санкции могут затронуть до восьми энергетических проектов с участием компаний из России, однако главным камнем преткновения, скорее всего, станет строящийся газопровод «Северный поток-2». При объективной дороговизне для «Газпрома» этот газопровод позволил бы увеличить надежность поставок российского газа в ЕС, снизить политические риски транзита и сохранить цены на газ для основных потребителей на текущем достаточно низком уровне.

Во-вторых, странам ЕС в целом не нравится идея экстерриториального наказания, то есть преследования в Соединенных Штатах иностранных компаний, «провинившихся» за пределами США. Противостоять таким действиям Вашингтона Западная Европа были готова даже во времена глобального конфликта Запада с СССР. Например, британское правительство во главе с Маргарет Тэтчер, которую было сложно заподозрить в симпатиях к Москве, в начале 1980-х годов выразило резкий протест против попыток США запретить поставки в Советский Союз труб большого диаметра для строительства выгодного европейцам газопровода из Западной Сибири в Центральную Европу. Газопровод в конечном итоге был построен.

Сейчас новые санкции против российских компаний вводятся по инициативе конгресса, однако президент Дональд Трамп, известный непредсказуемостью и готовностью на протекционистские меры даже в отношении союзников, может почувствовать вкус к санкциям как инструменту получения экономических преимуществ. Вполне вероятно, что согласие Трампа подписать новый закон о санкциях было обусловлено в том числе аргументом о выгодах, которые американские экспортеры сжиженного газа могут получить, пусть и в отдаленной перспективе, в результате ограничения доступа российского газа на рынок Евросоюза. Прецедент отказа американской стороны от координации санкционной политики в отношении третьих стран с союзниками может развязать руки администрации Трампа в будущих ситуациях, например, если Вашингтон решит потребовать ужесточить условия ядерной сделки с Ираном, против чего возражают европейские государства.

Наконец, в результате принятия нового американского закона о санкциях повышаются общие риски делового взаимодействия с Россией, являющейся важным экономическим партнером крупных стран ЕС. Их компании потеряют прибыль от перспективных проектов работы на российском рынке не только в подпавших под санкции секторах российской экономики.

ЕС против США?

Общую позицию Евросоюза в этот раз сформировать, однако, вряд ли удастся. Некоторые страны ЕС (прежде всего прибалтийские, скандинавские и Польша) не дадут Евросоюзу выступить единым фронтом, поскольку полагают, что ради «сдерживания России» вполне можно пойти на серьезные экономические издержки. По разным причинам (поддержка Украины и озабоченность стабильностью поставок газа в Южную Европу) эти и другие члены ЕС не хотели бы перенаправления российского газа из трубопроводов, проходящих по украинской территории, в «Северный поток-2».

Российскую внешнюю политику критикуют и недовольные новыми санкциями Берлин и Париж. Президент Франции Эмманюэль Макрон уверен в том, что Москва пыталась помешать его победе на недавних выборах посредством операций в киберпространстве. Правительство Германии опасается аналогичного вмешательства в парламентские выборы, которые пройдут в сентябре. Эти озабоченности, пусть даже субъективные, ограничивают сопротивление ключевых европейских игроков антироссийским санкциям.

Несомненно, ограничен и ресурс лоббистов — европейских коммерческих фирм. Как свидетельствует недавний пример с Siemens, эти компании вряд ли захотят, чтобы их воспринимали как сторонников ослабления безопасности своих стран ради собственной выгоды. В конечном итоге представление о серьезных политических рисках инвестирования в Россию (в отличие, например, от Китая), особенно в период избирательных кампаний, не дает Москве в полной мере задействовать ресурс бизнес-лоббизма в государствах ЕС и других развитых странах.

Можно вспомнить и о том, что в начале 1980-х годов противоречия между трансатлантическими союзниками по поводу поставок Советскому Союзу труб большого диаметра из Западной Европы взамен на гарантированный газовый поток не размыли американо-европейское единство по вопросу о необходимости противостоять СССР на международной арене. Москве не удалось конвертировать заинтересованность европейских союзников США в экономическом взаимодействии с СССР в политическое влияние на Западную Европу, поскольку СССР, а сегодня Россия, не меньше зависел от покупки европейцами газа, чем европейские потребители — от поставок из СССР. Даже регулярные крупные закупки зерна в США, в которых были заинтересованы американские фермеры, не давали Москве рычагов влияния на США.

Шансы России

Дополнительное пространство для маневра в сложившейся ситуации Москва получает благодаря напряженности в отношениях лидеров ЕС с Соединенными Штатами Дональда Трампа. В отличие от ситуации 1980-х годов помимо нового американского протекционизма сегодня европейские государства имеют основания сомневаться в надежности гарантий безопасности и любых иных обещаний со стороны Трампа. Так, американский президент до недавнего времени избегал четкого подтверждения готовности США оборонять союзников по НАТО.

Тем не менее пока это в основном подталкивало руководство крупнейших стран ЕС к сотрудничеству и более тесной координации позиций в отношении России. Возможности Москвы заключить с ними сделку вопреки мнению США сокращались. Кроме того, в сложной внутриполитической ситуации Трамп может изменить свою внешнюю политику разве что в нежелательную для России сторону. По его поручению вице-президент США Майк Пенс находится в поездке по Европе с посещением Эстонии, Грузии и Черногории, где выступает с резкой критикой в адрес Москвы.

Наконец, Белый дом услышал протесты со стороны Германии, Франции и других европейских игроков и согласился «работать в тесном сотрудничестве с друзьями и союзниками». Президент Трамп фактически подчеркнул, что может отказаться от преследования европейских компаний, поскольку по новому закону он сохраняет право решать, вводить ли санкции против тех, кто участвует в строительстве российских экспортных трубопроводов. Тем не менее, учитывая высокие риски изменения позиции Дональда Трампа, например, ввиду дальнейшей эскалации конфликта США с Россией, многие частные инвесторы или государственные регуляторы в европейских странах по собственной инициативе выходят из российских энергетических и трубопроводных проектов, не призывая свои правительства к вмешательству и не требуя компенсировать ущерб от американских санкций. В этом случае прямого конфликта между США и странами ЕС, пострадавшими от американских санкций, скорее всего, удастся избежать.

Источник

Комментариев пока нет