Украина Политика

Украинские боевики готовили масштабную диверсию в Крыму

27 июня 2016
В Керченском проливе, в районе паромной переправы, украинские экстремисты планировали преградить путь кораблям при помощи десятков стальных 20-метровых тросов. Если хотя бы один трос намотался на винт судна, катастрофы вряд ли бы удалось избежать.

Впервые за долгое время бывший боец крымско-татарского националистического батальона имени Номана Челебиджихана гуляет по улицам Симферополя. Последние полгода Тимур (такой позывной ему дали на Украине) боялся приезжать на полуостров. Эрнест Аблязимов стал террористом, можно сказать, случайно: отметил новый 2016 год с семьей, чуть повздорил с женой и в сердцах уехал искать счастья на Украину, где на него наткнулись вербовщики. Приехав без вещей и теплой одежды в Херсонскую область, Эрнест познакомился с участниками блокады полуострова.

«Прошел в Чонгар, увидел стоят, у дороги палатки, из которых идет дым. Думаю, зайду погреюсь, ведь на улице минус 20 было».

Вербовка прошла быстро. Имам батальона пообещал за убийство «неверных» мусульманский рай, а организатор блокады Крыма Ленур Ислямов посулил зарплату в 8 тысяч украинских гривен (чуть больше 20 тысяч рублей) в месяц, однако для начала забрал российский паспорт.

 «Паспорт забрали. Мы жили в палатках, спали на поддонах, у нас на тот момент даже не у всех подушка была. Я спал два дня в том, в чем приехал».

Обязанностью Эрнеста во время блокады Крыма была проверка машин и создание картинки для националистических СМИ. На одной из акций несет жовто-блакитный флаг.

«Когда мы стояли на блокаде, изымали вещи из багажников. С жителями Херсона были очень натянутые отношения. Мы у многих отобрали бизнес».

Когда у организатора блокады Крыма Ленура Ислямова закончились деньги, он придумал другой проект — крымско-татарский националистический батальон. И объявил о морской блокаде полуострова.

«В один прекрасный день меня вызвали в кабинет Ислямова, там сидел Полковник и еще один человек. Мне сказали: подбери себе бойцов, завтра вы уходите в другое расположение, жить будете в порту, там будет фелюга. Личного состава нас было трое, с нами был еще Полковник. Полковник — это позывной военного, кадрового офицера, который очень хорошо знал Керченский пролив. Мне этого человека представил Ислямов».

В одном из ресторанов Симферополя Эрнест передал диск с видео и рассказал, как Полковник за несколько дней сформировал из двух крымских татар и одного украинца экипаж корабля и подготовил их для проведения диверсий в Керченском проливе. Эрнест стал капитаном, крымского татарина с позывным Байрач назначили боцманом, а украинец с позывным Кипиш получил должность механика.

Полковник провел курсы управления кораблем и разъяснил задачу: под видом рыбаков выйти в море и с помощью стальных тросов заблокировать движение кораблей в Керченском проливе.

«Морская блокада Крыма, которую анонсировал Ислямов. Просто мы тогда не понимали, а потом я понял, что это не рыбалка, не мидии, это будет блокада Крыма, террористический акт. Стальной трос 20 метров в длину, через каждые два метра на него был насажен поплавок, при забрасывании в море это будет как полоса препятствий, она будет в верхнем слое воды плыть по течению в определенное место».

На кадрах, снятых во время тренировки, видно, что вся палуба забита стальными тросами. Поплавки, чтобы их было нельзя заметить, выкрашены под цвет морской воды. Свой единственный боевой выход в море Аблязимов совершил три недели назад, в начале июня.

«Корабль под украинским флагом шел к месту готовящегося теракта, на борту сбоку висел крымско-татарский флаг. Тросов было 60 штук. Это бы хватило, чтобы забить весь залив. Если растянуть их цепочкой, то получится 1 километр 200 метров».

Операцию планировали провести за две ночи. Полковник постоянно откуда-то получал спутниковые данные слежения за российскими сторожевыми кораблями.

 «Мы сперва не понимали, а потом поняли, ведь на корабле могли быть дети. Эту черту я не смог переступить, а Ислямов переступил».

Подвела техника. Ислямов сэкономил, купил очень старый рыболовецкий баркас, его двигатель вышел из строя посреди Азовского моря.

 «Мы были в 40 милях от порта Геническ, практически на траверзе Керченского пролива, чуть-чуть не дошли».

Уникальные кадры: украинский буксир эвакуирует корабль террористов после неудачной попытки совершить диверсию.

«Это видео должен был просмотреть Ленур Ислямов. Полковник не догадывался, для чего я это снимал. Я неглупый человек. Чтобы уйти оттуда, мне нужны были видеоматериалы».

Вернуться домой Эрнест решил сразу после выхода в море, пока его руки еще не запятнаны кровью, ждал удачного момента, каждый шаг бойцов контролировали инструкторы.

«Турецкие флаги — не дань моде. Есть турки, личный телохранитель Ленура Ислямова с позывным Гюлен приехал из Турции. Видно, что человек проходил спец подготовку, либо бывший спецназовец. Приезжали представители „Бозкурта“, они себя называли „серыми волками“. У них обмундирование было все турецкое».

Охрана из турок — это личная страховка Ленура Ислямова, ведь зарплату бойцам крымско-татарского батальона давно не платили. Эрнест обманул надзирателей, сказал, что поедет проведать семью в Крым. На паспортном контроле он попросил защиты у российских пограничников.

 «Если бы он был командиром, он бы жил с нами в палатках. Или заходил в неделю раз и смотрел, в каких условиях живут его бойцы, тех, которых он выдернул с родины, которые оставили родителей, семьи. Он не заходил, не интересовался. Это было для всех очень обидно».

Сейчас, по словам Эрнеста Аблязимова, в крымско-татарском националистическом батальоне остались 35 человек (32 — пехота и бронетехника, двое — военно-морской флот).

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров