Мир Политика

Украина прощается с транзитом. Страна пострадает больше всех

12 сентября 2016

Накануне «Газпром» получил от Анкары первые разрешения на реализацию проекта «Турецкий поток». Председатель правления Газпрома Алексей Миллер в связи с этим событием выразил надежду, что позитивных сдвигов в этом направлении в ближайшей перспективе станет еще больше. Кроме этого, немаловажно, что стороны, наконец, перешли от разговоров непосредственно к практической реализации проекта.

Каковы перспективы запуска строительства трубопровода, какие риски могут возникнуть, кто пострадает, а кто выиграет от этого проекта, в интервью рассказал преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

– Газпром получил от Турции разрешение на реализацию проекта «Турецкий поток», что свидетельствует о переходе к практической части строительства газопровода. Можно ли сказать, что в скором времени транзит газа через Украину будет ограничен до минимума?

– Здесь нельзя говорить, что полностью прекратится транзит газа через Украину, потому что контракт подписан до 2018 года, и он будет действовать, так как раньше и не удастся построить все мощности, которые Газпром собирается запустить. При нынешних транспортных мощностях отказаться от транзита через Украину невозможно. Все, что можно было пустить в обход Украины – уже пущено. В 2015 году через Украину прошло более 67 млрд кубов. Идет максимальная загрузка «Северного потока». Чуть ли не больше проектной мощности дает проект «Ямал – Европа», который идет через Белоруссию.

Здесь вопрос в том, успеет ли Россия построить газопроводы вокруг Украины к 2018 году – к моменту окончания контракта. Естественно, в этих условиях Россия торопится реализовать «Турецкий поток», потому что построив одну нитку, можно будет снять с Украины 15 млрд кубов, то есть весь объем, который сейчас идет в Турцию, а Турция – это второй после Германии по объемам покупатель российского газа в Европе.

Конечно, цель такая и стоит — скорее построить «Турецкий поток», скорее реализовать «Северный поток-2″ для того, чтобы суммарные их мощности позволяли выбрать, пускать ли транзит через Украину или в обход ее. И раз пошло восстановление отношений с Турцией, возможно, Россия вообще не захочет оставлять мощности с расчетом на транзит через Украину. Оставит там, примерно, 20-25 млрд кубов для самой Украины, а транзит пустит в обход.

– Какова вероятность, что обе ветки газопровода будут проходить по территории Турции?

– Одна ветка газопровода «Турецкий поток» нужна для нужд самой Турции, и еще 15 млрд кубов — это как раз те объемы, которые идут транзитом дальше в Европу, для стран Южной Европы и в Австрию. Турки же хотят, чтобы две ветки газопровода к ним заходили, чтобы эти самые 15 млрд кубов, пусть, небольшой участок, но шли транзитом. Именно поэтому Турция заявила, что она возьмет на себя часть затрат на строительство газопровода, который будет проходить по ее территории, показывая тем самым, что они хотят обе ветки газопровода «Турецкий поток» заманить к себе чтобы получать еще транзитную прибыль.

– Свидетельствует ли договор с Турцией по строительству газопровода о том, что Болгария, в качестве еще одного потенциального участника проекта, будет отодвинута на второй план? Если, да, насколько продуманное это решение со стороны РФ и Турции?

– Здесь, действительно, болгары отходят на второй план. Более того, они собирались провести конференцию в Варне, основной темой которой бы стало: «А будет ли восстановлен «Южный поток?». Газпром, как я вижу, вообще не спешит участвовать в этой конференции и фактически отказывает Болгарии в возможности возобновления этого проекта.

С Турцией же пока твердые договоренности есть только по одной нитке, а по второй идут переговоры даже не с самой Турцией, а с европейцами… Здесь, в общем-то, не остается альтернатив для строительства ветки в Болгарию. Если раньше обсуждался вариант, когда одна нитка — приходит в Турцию, а вторая — дальше идет в Болгарию, то сейчас все реже звучат такие мнения, и Газпром всячески демонстрирует, что с Болгарией он сотрудничать не собирается, а труба из Турции выйдет в Грецию.

Поэтому, здесь большой вопрос, куда пойдет труба? Я думаю, это – одна из тех проблем, которая до сих пор не решена. Вторая нитка — основная «головная боль», потому что, с одной стороны, Газпром может воспользоваться правилами третьего энергопакета, раньше европейцы нам всегда мешались и «вставляли палки в колеса», но по идее он может, наоборот, этими нормами пользоваться. А там написано, что если поставщик сырья дает заявку, что в определенную точку границы ЕС он выводит определенные объемы, то он обязан в эту точку построить газопровод.

Газпром вообще экономит на том, что он не сам платит, как это было с «Южным потоком» — он собирался за все сам платить, свои деньги вкладывать, а здесь по сути европейцы сами обязаны построить газопровод на 15 млрд кубов на границу Греции и Турции, а Газпром с Турцией построят газопровод только до границы. Причем Турция же заявила, что половину затрат на строительство газопровода на своей территории она возьмет на себя, что выгодно для Газпрома.

Но все упирается в то, что европейские операторы газотранспортных систем не знают, как оплачивать строительство вот этого газопровода, потому что в третьем энергопакете написано, что они обязаны его построить, а откуда будет финансироваться это строительство – не написано. И они говорят, что «пока не примут подзаконные нормативные акты» – нет разъяснений, откуда деньги брать и, следовательно, ничего они из этого выполнять не будут. Газпром говорит, что он не собирается быть собственником газопровода на территории ЕС, потому что это фактически запрещено третьим энергопакетом, а как альтернативно реализовать этот проект пока никто из европейцев не знает.

– Пропускная способность трубопровода будет около 30 млрд кубометров газа в год. Газпром нуждается в каналах сбыта газа, особенно после того, как наверху заговорили о дополнительной налоговой нагрузке на нефтегазовую отрасль. Насколько выгоден Газпрому сбыт в количестве 30 млрд кубометров? Много это или мало?

– Учитывая, что Газпром экспортирует в год около 120 млрд кубов, 30 млрд кубов — это много, но надо понимать, что это не дополнительные объемы. Речь здесь идет именно о том, что 30 млрд кубов — это именно те объемы, которые идут через Украину. Это не новые контракты. Это те же самые старые контракты, просто они будут поставляться по новому маршруту. Поэтому для Газпрома это не расширение рынка сбыта.

Конечно, в долгосрочной перспективе Газпром пытается заложиться на то, что Европе потребуется дополнительный импортный газ, а взять его неоткуда, кроме как из России. … Газпром в будущем будет рассчитывать на повышение количества поставок. Сможет ли Газпром оплатить все затраты на все это? Я думаю, да.

В целом, все европейские компании поддерживают эти проекты Газпрома и готовы выделить деньги. Поэтому, я не думаю, что повышение налоговой нагрузки на Газпром приведет к каким-то катастрофическим ситуациям для экономики Газпрома и что он откажется от этих проектов. У него есть, конечно, проблемы, в основном они связаны не с самими сокращениями закупок газа европейцами.

Основная проблема «Газпрома» не в экономике, а в том, что «Новатэк» и «Роснефть» лоббируют реструктуризацию Газпрома и, соответственно, реформу всей нефтегазовой отрасли, а именно разделение газовой монополии.

– Кому может помещать строительство «Турецкого потока» и каковы возможные риски для Турции и РФ?

– Естественно, что Украина — наиболее пострадавшая страна, сейчас гигантские объемы «прокачиваются» именно через нее. Она получает большие прибыли от этого, порядка $2-3 млрд в год. А дальше – те страны, которые идут за Украиной – государства Восточной Европы: Словакия, Венгрия; балканские страны, через которые проходит «трансбалканский газопровод», «прокачивающий» 10-15 млрд кубов в Турцию, и они тоже получают свою прибыль, например, та же самая Болгария получала и Румыния. Естественно, все они оказываются в проигрыше.

Ну а риски, основной риск – это позиция европейцев, европейской миссии, как они будут противодействовать или не противодействовать прохождению и строительству газопровода на территории ЕС. Сейчас многое, я думаю, будет зависеть еще от Турции, как она поставит вопрос о выходе «Турецкого потока» на территории ЕС.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров