Мир Политика Броня крепка

Танцы ежа вокруг кактуса: 200 лет неудачных попыток Англии

29 августа 2016
«У нас нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов, но постоянны и вечны наши интересы, и защищать их — наш долг». Этому внешнеполитическому принципу Британия следовала всегда. Мы же по-простому повторим старую русскую поговорку: «Англичанка гадит».

С начала XVIII века наш первый император Пётр Великий вёл борьбу с Европой за то, чтобы Россия заняла подобающее ей место в мировой политике. Борьба эта продолжалась весь век, а закончилась блистательной победой России над общеевропейской коалицией во главе с Наполеоном и созданием Священного Союза ведущих континентальных держав: России, Пруссии и Австрии.

Логичным было бы присоединение Англии как одной из стран-победительниц к этому союзу, но Лондон не только не присоединился к нему, но отнёсся к нему подозрительно и начал дипломатическую игру по его разрушению. Британия тогда стала главным геополитическим соперником России.

Особенно преуспел в деле борьбы с Россией лорд Палмерстон, занимавший пост министра иностранных дел с 1830 по 1851 годы, а в период 1859-1865 годы бывший премьер-министром. Именно ему принадлежит фраза: «Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет».

Именно Палмерстону удалось создать антироссийскую коалицию, развязавшую Крымскую войну 1853-1856 гг, целью которой было расчленение России. Лишь благодаря мужеству и героизму русских солдат, англо-франко-турецкой коалиции не удалось достичь целей войны. Они удовольствовались лишь запретом для России держать на Чёрном море полноценный военный флот.

Лорду Палмерстону также принадлежит знаменитая и часто приписываемая другим премьерам Англии фраза: «У нас нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов, но постоянны и вечны наши интересы, и защищать их — наш долг». Этому внешнеполитическому принципу Британия следовала всегда.

Прекрасным подтверждением тому служит Уинстон Черчилль. Ещё не остыли дула танковых орудий в мае 1945, а в голове у Черчилля уже родился план войны с СССР «Немыслимое». Ещё войска союзников мирно ходили друг к другу в гости, а Черчилль объявляет Советскому Союзу холодную войну в Фултоне и опускает железный занавес. Апофеозом антироссийской британской политики стал тандем Тэтчер-Рейган, которые совместно вели усилия по уничтожению Советского Союза и, увы, преуспели.

Ничего не изменилось с тех пор. Только Тереза Мей поселилась на Даунинг Стрит 10, как разразилась гневными тирадами в адрес России. На оппозицию надеяться тоже не приходится. Ведь в Британии и Правительство Её Величества, и Оппозиция тоже — Её Величества оппозиция. Это только в России оппозиция против интересов собственной страны работает, а в Британии не так всё.

Вот теневой министр энергетики и изменения климата Великобритании Барри Гардинер (Для тех, кто не знает. Оппозиция в парламенте создаёт своё т.н. теневое правительство, члены которого являются оппонентами министров правительства Её Величества.) дал интервью газете «Известия» о перспективах британско-российских отношений. В отличие от Терезы Мэй он говорил более мягко с настоящей британской вежливостью, но в каждой фразе чувствовалась «подкладка».

Например, на вопрос о снятии санкций после Брексита Барри Гардинер ответил уклончиво, сказав, что это зависит от всех сторон. При этом он высказал надежду на сотрудничество в борьбе с терроризмом и в более близкой ему сфере — изменением климата. Вместе с тем он сказал, что нам нужно глубже понять взаимные страхи и опасения.

Барри Гардинер расстроил украинцев, сказав, что Украину нельзя даже поддерживать в её желании вступить в Евросоюз. По его мнению, до сих пор эта поддержка осуществлялась лишь из желания противостоять России. Теневой министр считает, что наступило время снятия взаимной напряжённости, а не для её дальнейшего усиления.

На вопрос о выборах в США мистер Гардинер заметил, что комментировать выборы в другой стране — деликатный вопрос. Ну, да. Если эта страна — США, то это деликатная тема. Из его слов понятно, что он считает лучшим кандидатом Хиллари Клинтон, а высказывания Трампа привели его в ужас.

Конечно, член теневого кабинета не принимает никаких решений. Тем более, что он даже не теневой министр иностранных дел, который мог бы оспаривать решения Бориса Джонсона. Но общий настрой и в правящей партии, и в оппозиции довольно ясен и выражается всё тем же внешнеполитическим кредо лорда Палмерстона: «У нас нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов, но постоянны и вечны наши интересы, и защищать их — наш долг». Мы же по-простому повторим старую русскую поговорку: «Англичанка гадит».

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров