Ближний Восток Политика

Война в Сирии или ничего личного, просто бизнес

19 сентября 2016
Идет жесткая конкуренция за выбор маршрута транспортировки газа из одного и того же месторождения, часть которого контролирует Катар, а часть – Иран. В случае победы Асада, персидский газ попадет на европейский рынок и в Китай, а Катар окажется в ‘’пролете’’. В случае победы сирийской оппозиции развитие получит катарский газопровод, что отсечет Иран от европейского рынка (но китайский останется). Самое же интересное, что победа любой из сторон России невыгодна.

Сирия – государство молодое и, по факту, не имеющее особого исторического опыта государственности, несмотря на то, что цивилизация в этом регионе имеет древние корни. Современная Сирия вышла из французской подмандатной территории, которую та получила из рук Лиги наций. В 1941-м Де Голль предоставил Сирии независимость, чтобы не допустить усиления прогерманских элементов, но реально Сирия получила независимость в 1946-м, когда французские войска были выведены из страны, прежде всего благодаря давлению СССР.

Но фактически современный сирийский режим является творением Хафезом Асадом (папой Башара Асада). Он принял активное участие в двух военных переворотах – в 1966-м, когда правящая партия БААС раскололась на две части, и в 1970-м, когда Асад стал единоличным правителем государства, фактически диктатором. Оба путча привели к одному и тому же – зачистке политического пространства страны и полному доминированию алавитов в госструктурах и армии 

Алавиты очень быстро расстались со своими вчерашними союзниками, произведя зачистки в армии – сначала они избавились от суннитов, затем от друзов и исмаилитов. Об этом свидетельствует внутренняя статистика партии БААС. Региональное Командование партии БААС – ключевой центр принятии решений в период 1966-1970 годов не имело ни одного представителя суннитских районов Дамаска, Алеппо и Хамы. В то же время, выходцы из Латакии составляли 63% членов командования.
Друзский военный лидер Салим Хатум, которому удалось бежать из Сирии, заявил прессе, что соотношение алавитов в офицерском корпусе к представителям других конфессий составляет пять к одному. Хатум сказал: “Сирии грозит гражданская война в результате распространения сектантских и трайбалистских влияний”.

Что такое Сирия.

Отойдем теперь от сирийской истории и определим, что из себя представляет Сирия.

Выше уже говорилось о доминировании алавитов на протяжении более полувека в госструктурах страны. Приведем данные по конфессиональному составу населения страны.

74% населения – сунниты, 5% - шииты, 10% - христиане, 3% - друзы и лишь 8% - алавиты. Таким образом, страна была расколота по конфессиональному признаку. Доминирование алавитов большинству населения не нравилось.

Именно это стало одной из главных причин восстания суннитов в Сирии в 1976-1982 гг., которое было подавлено правительством с необычайной жесткостью – в оплоте восставших, городе Хама, было убито от 10 до 40 тысяч человек, преимущественно мирных жителей. На Востоке обиды не забываются, и сунниты свою резню алавитами помнят. Надо ли удивляться, что тот же город Хама восстал одним из первых уже в 2011-м? И хотя Асады впоследствии стремились сблизить алавитов с мусульманами (с шиитами) и алавиты даже начали строить шиитские мечети, и более того, алавиты в итоге были признаны шиитами, но во-первых, суннитов это все равно не задобрило, а во-вторых, пьющие вино и верящие в переселение душ алавиты, большинством мусульман все равно считало и считает их еретиками.

Другим следствием засилья алавитов в госструктурах стала постепенная деградация управленческого аппарата, так как чиновники и офицеры вооруженных сил подбирались не по своим профессиональным качествам, а по этноконфессиональной принадлежности, личной преданности и отношению к роду, клану. Не секрет, что родовая и клановая структура у арабов очень развита. Не избежали этого и алавиты. В результате любой идиот мог занять важный государственный пост, главное, чтобы он был ‘’правильного’’ вероисповедания и чтобы он был из ‘’правильного’’ клана. Демократические механизмы же (выборы, парламент и т.п.) были бутафорными, тем более, что еще с Хафеза Асада действовал закон о чрезвычайном положении, который сводил всю ‘’демократию’’ к нулю.

В результате к началу 21-го века Сирия подошла бедной и высококоррумпированной страной (Сирия по индексу восприятия коррупции занимала 130-е места до гражданской войны, при всем условности этого показателя, стоит отметить, что при клановости госструктур в Сирии, он, скорее всего, отражал положение дел более менее реально), а безработица составляла 20%. Сирия, кроме того, постоянно страдала от засух и глобального потепления (средняя температура с 1990 года увеличилась на 1.2 градуса, а число осадков сократилось на 10%) и правительство ничего не делало, чтобы хоть как-то поправить ситуацию. В результате климатическая катастрофа во многом спровоцировало войну.

Внутренняя причина войны.

В 2006-2010 годах началась и шла сильнейшая засуха в истории Сирии.

 

  Исследование, опубликованное в издании Proceedings of the National Academy of Sciences показало, что без средств к существованию осталось более 1.5 млн. сельских жителей. Неспособность правительства решить проблему с засухой привело к тому, что эта людская масса хлынула уже в сирийские города, чья экономика просто была неготова к приему стольких людей, и беженцы и там остались без средств к существованию – безработица подскочила еще сильнее. По данным ООН к 2011-му году на грани голода было 800 тысяч человек, еще 2-3 млн. откровенно недоедали. Неудивительно, что горючим материалом ‘’революции’’ в сирийских городах были именно беженцы из сельских районов страны.  

Внешний фактор.

Безусловно, в таком стратегическом регионе как Ближний Восток с его колоссальными запасами нефти и газа, в социальных пертурбациях есть и ‘’внешний след’’. Был он и в Сирии.

Для начала вспомним, какие страны первыми выразили поддержку и признание объединенной сирийской оппозиции

Список стран отнюдь не случаен. Причина такой спешки – газовая. В 2014-м влиятельное в военных кругах США издание «Armed Forces Journal» («Журнал вооруженных сил») опубликовало статью преподавателя командно-штабного колледжа в Форт-Ливенуорт майора Роба Тейлора «Pipeline politics in Syria» («Трубопроводная политика в Сирии») 

Кратко содержание статьи таково

В 2009-м Катар выступил с предложением построить газопровод, ведущий через Сирию и Турцию в Европу, чтобы перекачивать свой газ (Катар по запасам газа занимает 3-е место в мире). Сирия же решила пойти на союз с шиитскими Ираком и Ираном, чтобы провести трубопровод через эти страны в обход Турции, Катара и Саудовской Аравии. Таким образом столкнулись интересы суннитов и шиитов в поставке газа на европейский рынок. Понятно, что СА и Катар теперь стремятся устранить Асада, чтобы была возможность провести свой трубопровод. Пока не очень получается.

В июле 2011 года правительства Сирии, Ирана и Ирака подписали историческое энергетическое соглашение по газопроводам. Трубопровод с предполагаемой стоимостью 10 миллиардов долларов и трёхлетним сроком строительства должен был пройти от иранского порта Ассалуйе в районе газового месторождения Южный Парс в Персидском заливе до Дамаска в Сирии через территорию Ирака.

Особо стоит отметить, что иранские месторождения газа, одни из крупнейших в мире, разрабатывает государственная китайская компания CNOOC, которая еще в 2006-м году подписала соглашение с Ираном. Предполагается строительство инфраструктуры по сжижению газа для транспортировки его в Китай.

Т.е. война в Сирии затрагивает и интересы Китая. Фактически идет жесткая конкуренция за выбор маршрута транспортировки газа из одного и того же месторождения, часть которого контролирует Катар, а часть – Иран. В случае победы Асада персидский газ кроме Китая, попадет на европейский рынок, а Катар окажется в ‘’пролете’’. В случае победы сирийской оппозиции получит развитие катарский газопровод, что отсечет Иран от европейского рынка (но китайский останется)

Самое же интересное, что победа любой из сторон объективно РФ невыгодна. Газовый монополист Газпром в случае появления на европейском рынке конкурентов потеряет изрядную долю рынка и соответственно прибыли. Таким образом, РФ выгодно затягивание войны в Сирии – понятно, что в условиях войны трубопроводы никто протягивать не будет. Так что Асад и Иран скорее ситуативные союзники Москвы, сдерживающие планы откровенно проамериканских Катара и СА. Интересы США тоже понятны – освободить чужими руками европейский рынок от ‘’русского газового шантажа’’, тем самым ослабив РФ, плюс чистая экономическая выгода – известно, что по крайней мере, часть американской элиты обладает обширными деловыми связями с кругами СА и Катара, в этом засветилась, к примеру, семья Бушей, которая подарила Америке двух президентов 

Вся помощь повстанцам из США оценивается в 385 млн долларов

Стоит отметить, что США все же не сразу стали поддерживать именно повстанцев, а пытались наладить контакты с ‘’прогрессивными’’ силами правящего режима, которые могли бы свергнуть Асада и ‘’смягчить режим’’

"в 2011 году, когда (сирийский) режим начал принимать жесткие меры в отношении протестующих, а солдаты стали дезертировать, сотрудники разведки США выявили способных осуществить смену власти офицеров из числа алавитов - религиозного меньшинства, к которому принадлежит Асад". "В 2011 году политика Белого дома заключалась в том, чтобы обеспечить передачу власти в Сирии, обнаружив трещины в режиме и предложив стимулы тем, кто согласится оставить Асада", - приводит газета слова источника в администрации США. The Wall Street Journal констатирует, что эти попытки не увенчались успехом, а "целостность режима была сохранена".


Комментариев пока нет

Новости партнёров