Мир Политика

Последняя из сверхдержав

19 июня 2016
Россия не только окончательно потеряла статус сверхдержавы, но и на какое-то время выпала из числа великих держав. В девяностые годы мы были, по факту, слабым региональным государством, что, конечно же, никак не соответствовало нашему размеру и нашим возможностям.

Чем сверхдержава отличается от великой державы? Количеством ядерных боеголовок? Размером ВВП? Величиной военного бюджета? Площадью контролируемой территории?

Отнюдь нет. Различие в том, что если великая держава признаёт за другими странами право на независимость, то сверхдержава имеет цель перекрасить всю планету в свои цвета.

Возьмём две классические сверхдержавы прошлого — СССР и США. Советский Союз намеревался установить на всей поверхности земли коммунизм, Соединённые Штаты — капдемократию западного толка (со Штатами во главе). Так как выполнить обе задачи одновременно не представлялось возможным, отношения между сверхдержавами были крайне натянутыми, и, пожалуй, только благодаря ядерному оружию мы сумели удержаться на грани Третьей мировой войны.

В восьмидесятых годах Михаил Горбачёв не только добровольно отказался от статуса сверхдержавы, но принял решение впрыснуть в советскую действительность токсичную западную идеологию. Вскоре этот яд привёл к ожидаемому эффекту: в 1991 году СССР распался на части.

Россия не только окончательно потеряла статус сверхдержавы, но и на какое-то время выпала из числа великих держав. В девяностые годы мы были, по факту, слабым региональным государством, что, конечно же, никак не соответствовало нашему размеру и нашим возможностям.

Забегая вперёд, отмечу, что история не терпит таких несоразмерностей — если бы мы не восстановили убедительно в нулевых годах наш статус великой державы, разрушение России непременно продолжилось бы, и сейчас на месте нашего государства было бы несколько небольших, враждующих друг с другом осколков.

Так вот, после распада СССР на планете осталась только одна сверхдержава — США. Задачу американцы ставили себе прежнюю, подчинить себе мир под знамёнами своей фирменной «демократии». Вскоре однако выяснилось, что из гибели Советского Союза американцам следовало бы извлечь важный урок — и что разница между победителем и побеждённым в Холодной войне не так велика, как могло бы показаться.

Выяснилось, что статус сверхдержавы почётен, но весьма затратен. Нужно содержать огромную армию, нужно тратить огромные ресурсы на продвижение своей идеологии, нужно ежедневно давить на огромное количество государств.

При этом если раньше страны волей-неволей разделялись на два лагеря, которые в американской терминологии назывались первым миром (капиталистическим) и вторым миром (социалистическим), то теперь разделение пошло по куда как менее выгодной для США границе. Теперь в одном лагере оказались одинокие Штаты с несколькими мелкими вассалами, с другой стороны — все сколько-нибудь крупные и здоровые страны.

Это закон дипломатии: против сильных и агрессивных объединяются. По той простой причине, что сильные и агрессивные опасны, от них надо как-то защищаться.

Теперь перейдём ко вчерашней речи Владимира Путина на ПМЭФ. Среди прочих важных вещей президент произнёс шокировавшие многих блогеров слова:

Америка — великая держава, сегодня, наверное, единственная супердержава. Мы это принимаем, мы хотим и готовы работать с Соединёнными Штатами. Как бы там ни происходили эти выборы, в конце концов, они состоятся. Будет глава государства, у него большие очень полномочия. Там идут сложные внутриполитические и экономические процессы, в Соединённых Штатах. Миру нужна такая мощная страна, как Соединённые Штаты, и нам нужна. Но нам не нужно, чтобы они постоянно вмешивались в наши дела, указывали, как нам жить, мешали Европе строить с нами отношения.

Переведу с дипломатического языка на русский:

Дорогие европейцы, американцы считают себя сверхдержавой. Они готовы отвести вам в своём мире роль платящих налоги в Вашингтон вассалов, не более. Россия же в ваши дела не лезет и лезть не собирается, мы выстраиваем многополярный мир, и мы готовы работать с вами на равных.

В этом есть некая ирония, однако если мы горький урок заката СССР выучили хорошо, то американцы сейчас усиленно наступают на советские грабли.

Россия предлагает спокойные, равноправные отношения. Хотите легализовать браки с животными или установить абсолютную монархию? Мы, может, и не одобряем, но вслух мы наше неодобрение не выскажем. Мы в ваши внутренние дела не лезем, делайте в своей стране всё, что захотите. Ведите себя прилично и соблюдайте международные договора — этого достаточно, чтобы наши страны были друзьями.

Штаты же предлагают безусловное подчинение и свою извращённую идеологию — с ритуальными гей-парадами, строго проамериканскими политиками, участием в международных карательных операциях и так далее. Это куда как менее привлекательная альтернатива.

Если раньше СССР был готов щедро отблагодарить каждого африканского князька, заявившего, что он глубоко чтит идеалы марксизма, то теперь, наоборот, уже Штаты вынуждены тратить огромные ресурсы на внедрение своих идей по всему миру. И чем громче Штаты дуют в свои вувузелы толерантности, тем с большей надеждой другие страны смотрят на бастионы разума и стабильности — на Россию и на Китай, например.

Даже у такого могучего государства, которым стали Соединённые Штаты после весьма успешной для них Второй мировой войны, ресурсы небесконечны. Сейчас, в 2016 году, сил у американцев не хватает уже ни на внутренние, ни на внешние проблемы: надрыв уже налицо.

Если в ноябре к власти в США придёт Дональд Трамп, он, возможно, сможет принять волевое решение — отказаться от статуса сверхдержавы, раскулачить олигархов из объединённого теперь лагеря Обамы/Клинтон, сосредоточиться исключительно на экономике и пройти неизбежный кризис без катастрофически потерь. Если же американцы продолжат из последних сил сражаться за мировое господство, пожалуй, судьба последней сверхдержавы может сложиться куда как более трагично, нежели судьба предпоследней.

Источник

Комментариев пока нет

Новости партнёров